Балет "Лебединое Озеро"- сквозь века... Википедия балет лебединое озеро


Чайковский. Балет «Лебединое озеро» (Swan Lake)

Swan Lake

Балет на музыку Петра Чайковского в четырех актах. Либретто В. Бегичева и В. Гельцера.

Действующие лица:

  • Одетта, королева лебедей (добрая фея)
  • Одиллия, дочь злого гения, похожая на Одетту
  • Владетельная принцесса
  • Принц Зигфрид, ее сын
  • Бенно фон Зоммерштерн, друг принца
  • Вольфганг, наставник принца
  • Рыцарь Ротбарт, злой гений под видом гостя
  • Барон фон Штейн
  • Баронесса, его жена
  • Барон фон Шварцфельс
  • Баронесса, его жена
  • Церемониймейстер
  • Герольд
  • Скороход
  • Друзья принца, придворные кавалеры, дамы и пажи в свите принцессы, лакеи, поселяне, поселянки, слуги, лебеди и лебедята

Действие происходит в сказочной стране в сказочные времена.

История создания

В 1875 году дирекция императорских театров обратилась к Чайковскому с необычным заказом. Ему предлагалось написать балет «Озеро лебедей». Необычным этот заказ являлся потому, что ранее «серьезные» композиторы балетной музыки не писали. Исключение составляли лишь произведения в этом жанре Адана и Делиба. Против ожидания многих, Чайковский заказ принял. Предложенный ему сценарий В. Бегичева (1838—1891) и В. Гельцера (1840—1908) был основан на мотивах встречающихся у разных народов сказок о заколдованных девушках, превращенных в лебедей. Любопытно, что за четыре года до этого, в 1871 году, композитор написал для детей одноактный балет под названием «Озеро лебедей», так что, возможно, ему принадлежала идея использования именно этого сюжета в большом балете. Тема всепобеждающей любви, торжествующей даже над смертью, была ему близка: в его творческом портфеле к тому времени появилась уже симфоническая увертюра-фантазия «Ромео и Джульетта», а в следующем году, после обращения к «Лебединому озеру» (так стал называться балет в окончательном варианте), но еще до его окончания, была создана «Франческа да Римини».

Композитор подошел к заказу очень ответственно. По воспоминаниям современников, он «перед написанием балета долго добивался, к кому можно обратиться, чтобы получить точные данные о необходимой для танцев музыке. Он даже спрашивал... что ему делать с танцами, какова должна быть их длина, счет и т. д.». Чайковский внимательно изучал различные балетные партитуры, чтобы понять «этот род композиции в деталях». Только после этого он приступил к сочинению. В конце лета 1875 года были написаны первые два акта, в начале зимы — два последних. Весной следующего года композитор оркестровал написанное и закончил работу над партитурой. Осенью в театре уже шла работа над постановкой балета. Ее начал осуществлять приглашенный в Москву в 1873 году на должность балетмейстера московского Большого театра В. Рейзингер (1827—1892). К сожалению, он оказался неважным постановщиком. Его балеты на протяжении 1873—1875 годов неизменно проваливались, и когда в 1877 году на сцене Большого театра появился еще один его спектакль — премьера «Лебединого озера» состоялась 20 февраля (4 марта по новому стилю), — это событие осталось незамеченным. Собственно, с точки зрения балетоманов это и не было событием: спектакль оказался неудачным и через восемь лет сошел со сцены.

Подлинное рождение первого балета Чайковского состоялось более двадцати лет спустя, уже после смерти композитора. Дирекция императорских театров собиралась поставить «Лебединое озеро» в сезоне 1893—1894 годов. В распоряжении дирекции были два прекрасных балетмейстера — маститый Мариус Петипа (1818—1910), работавший в Петербурге с 1847 года (он дебютировал одновременно как танцовщик и балетмейстер и создал целую эпоху в русском балете), и Лев Иванов (1834—1901), помощник Петипа, ставивший, в основном, небольшие балеты и дивертисменты на сценах Мариинского, Каменноостровского и Красносельского театров. Иванов отличался удивительной музыкальностью и блестящей памятью. Он был настоящим самородком, некоторые исследователи называют его «душой русского балета». Ученик Петипа, Иванов придал творчеству своего учителя еще большую глубину и чисто русский характер. Однако создавать свои хореографические композиции он мог только на прекрасную музыку. К его лучшим достижениям относятся, кроме сцен «Лебединого озера», «Половецкие пляски» в «Князе Игоре» и «Венгерская рапсодия» на музыку Листа.

Сценарий новой постановки балета был разработан самим Петипа. Весной 1893 года началась его совместная работа с Чайковским, прервавшаяся безвременной кончиной композитора. Потрясенный как смертью Чайковского, так и своими личными потерями, Петипа заболел. На вечере, посвященном памяти Чайковского и состоявшемся 17 февраля 1894 года, в числе других номеров была исполнена 2-я картина «Лебединого озера» в постановке Иванова.

Этой постановкой Иванов открыл новую страницу в истории русской хореографии и приобрел славу великого художника. До сих пор некоторые труппы ставят ее как отдельное самостоятельное произведение. «...Открытия Льва Иванова в «Лебедином озере» являются гениальным «прорывом» в XX век», — пишет В. Красовская. Высоко оценив хореографические находки Иванова, Петипа поручил ему лебединые сцены. Кроме того, Иванов поставил Чардаш и Венецианский танец на музыку Неаполитанского (впоследствии выпускаемый). После выздоровления Петипа со свойственным ему мастерством закончил постановку. К сожалению, новый поворот сюжета, — счастливый конец вместо первоначально задуманного трагического, — предложенный Модестом Чайковским, братом и либреттистом некоторых опер композитора, обусловил относительную неудачу финала.

15 января 1895 года в Мариинском театре, в Петербурге, состоялась, наконец, премьера, давшая долгую жизнь «Лебединому озеру». Балет на протяжении XX века шел на многих сценах в различных вариантах. Хореография его впитала идеи А. Горского (1871—1924), А. Вагановой (1879—1951), К. Сергеева (1910—1992), Ф. Лопухова (1886—1973).

Сюжет

(первоначальная версия)

В парке замка Владетельной принцессы друзья ожидают принца Зигфрида. Начинается праздник его совершеннолетия. Под звуки фанфар появляется принцесса и напоминает Зигфриду, что завтра на балу он должен будет выбрать невесту. Зигфрид опечален: он не хочет себя связывать, пока его сердце свободно. В сумерках видна пролетающая стая лебедей. Принц и его друзья решают закончить день охотой.

По озеру плывут лебеди. На берег к развалинам часовни приходят охотники с Зигфридом и Бенно. Они видят лебедей, у одного из которых на голове золотая корона. Охотники стреляют, но лебеди уплывают невредимыми и в волшебном свете обращаются в прекрасных девушек. Зигфрид, плененный красотой королевы лебедей Одетты, слушает ее печальный рассказ о том, как злой гений заколдовал их. Лишь ночью они принимают свой настоящий облик, а с восходом солнца снова становятся птицами. Колдовство потеряет силу, если ее полюбит юноша, никому еще не клявшийся в любви, и сохранит ей верность. При первых лучах зари девушки исчезают в развалинах, и вот уже по озеру плывут лебеди, а за ними летит огромный филин — их злой гений.

В замке бал. Принц и принцесса приветствуют гостей. Зигфрид полон мыслями о королеве лебедей, никто из присутствующих девушек не трогает его сердца. Дважды звучат трубы, возвещающие прибытие новых гостей. Но вот трубы прозвучали в третий раз; это приехал рыцарь Ротбарт с дочерью Одиллией, удивительно похожей на Одетту. Принц, уверенный, что Одиллия и есть таинственная королева лебедей, радостно устремляется к ней. Принцесса, видя увлечение принца прекрасной гостьей, объявляет ее невестой Зигфрида и соединяет их руки. В одном из окон бальной залы появляется лебедь-Одетта. Увидев ее, принц понимает страшный обман, но непоправимое свершилось. Охваченный ужасом принц бежит к озеру.

Берег озера. Девушки-лебеди ожидают королеву. Одетта вбегает в отчаянии от измены принца. Она пытается броситься в воды озера, подруги стараются ее утешить. Появляется принц. Он клянется, что в Одиллии видел Одетту и только поэтому произнес роковые слова. Он готов умереть вместе с ней. Это слышит злой гений в облике филина. Смерть юноши во имя любви к Одетте принесет ему гибель! Одетта бежит к озеру. Злой гений пытается превратить ее в лебедя, чтобы не дать утонуть, но Зигфрид борется с ним, а затем бросается вслед за любимой в воду. Филин падает мертвым.

Музыка

В «Лебедином озере» Чайковский еще остается в рамках жанров и форм балетной музыки, сложившейся к тому времени по определенным законам, хотя наполняет их новым содержанием. Его музыка трансформирует балет «изнутри»: традиционные вальсы становятся поэтическими поэмами огромного художественного значения; адажио являются моментом наибольшей концентрации чувства, насыщаются прекрасными мелодиями; вся музыкальная ткань «Лебединого озера» живет и развивается симфонически, а не становится, как в большинстве современных ему балетов, просто аккомпанементом тем или иным танцам. В центре — образ Одетты, охарактеризованной трепетной, взволнованной темой. Связанная с ней проникновенная лирика распространяется на все произведение, пронизывая его прекрасными мелодиями. Характерные танцы, как и картинно-изобразительные эпизоды, занимают в балете сравнительно небольшое место.

Л. Михеева

На фото: «Лебединое озеро» в Мариинском театре

«Лебединое озеро» сочинялось молодым Чайковским в один из его активнейших творческих периодов. Уже были созданы три симфонии и знаменитый ныне концерт для фортепиано с оркестром (1875), чуть позднее — четвертая симфония (1878) и опера «Евгений Онегин» (1881). Обращение композитора такого уровня к сочинению балетной музыки не было обычным для того времени. В императорских театрах для подобного вида творчества существовали штатные композиторы — Цезарь Пуни, Людвиг Минкус, позже Риккардо Дриго. Чайковский не ставил перед собой задачу «революции» в балете. Со свойственной ему скромностью он скрупулезно изучал балетные партитуры, стремясь, не порывая с установившимися формами и традициями балетных спектаклей, изнутри насытить их музыкальную основу высокой содержательностью.

Теперь общепризнанно, что именно «Лебединое озеро» открыло отечественному балету невиданные музыкальные горизонты, развитые впоследствии и самим Чайковским и его последователями в этой сфере. Однако прав и Борис Асафьев: «В сравнении с роскошным барокко „Спящей красавицы" и мастерским симфоническим действием „Щелкунчика", „Лебединое озеро" — альбом задушевных „песен без слов". Оно напевнее и простодушнее других балетов». Вряд ли можно требовать от «первенца» совершенства музыкальной драматургии. В постановках «Лебединого озера» и по сей день не найдено идеального соответствия между музыкальными замыслами композитора и сценическим действием.

Музыка сочинялась с мая 1875 по апрель 1876 года по заказу московского Большого театра. В основе балета — сказочный сюжет «из рыцарских времен». Существует немало мнений о его литературных источниках: называют Гейне, немецкого сказочника Музеуса, русские сказки о девушке-лебеди и даже Пушкина, но сама история вполне самостоятельна. Идея, вероятно, принадлежит композитору, но авторами либретто считаются инспектор московских театров Владимир Бегичев и артист балета Василий Гельцер. Премьера спектакля состоялась 20 февраля 1877 года. Его, увы, крайне неудачным хореографом был Вацлав Рейзингер. К сожалению, неуспех этой постановки надолго бросил тень на сам балет. Когда же, почти сразу после смерти Чайковского, в 1893 году встал вопрос о постановке «Лебединого озера» в Мариинском театре, то ответственнейшую доводку до полноценной сценической реализации пришлось делать уже без автора.

В видоизменениях сюжетной основы приняли участие брат композитора Модест Чайковский (либреттист «Пиковой дамы» и «Иоланты»), директор Императорских театров Иван Всеволожский и Мариус Петипа. По указаниям последнего, дирижер Дриго, благоговевший перед музыкой Чайковского, внес в партитуру балета значительные коррективы. Так первые два акта стали двумя картинами начального акта. Дуэт Принца и поселянки из первой картины стал ныне знаменитым па-де-де Одиллии и Принца, заменив на балу секстет с участием главных героев. Из финального акта изъята сцена бури, которая по замыслу композитора завершала балет. Мало того, Дриго оркестровал и вставил в балет три фортепианные пьесы Чайковского: «Шалунья» стала вариацией Одиллии в па-де-де, «Искорка» и «Немножко Шопена» вошли в третий акт.

Именно на эту видоизмененную партитуру и была создана знаменитая постановка 1895 года, давшая бессмертие балету. Петипа, помимо общего руководства постановкой, сочинил хореографию первой картины и ряд танцев на балу. Льву Иванову принадлежит честь сочинения лебединых картин и некоторых танцев на балу. Главную партию Одетты-Одиллии танцевала итальянская балерина Пьерина Леньяни, а роль Зигфрида исполнил Павел Гердт. Знаменитому артисту шел 51-й год, и балетмейстерам пришлось пойти на компромисс: в лиричном белом адажио Одетта танцевала не с Принцем, а с его другом Бенно, а Зигфрид лишь мимировал неподалеку. В па-де-де мужская вариация была купирована.

Тогдашние балетоманы не сразу оценили достоинства премьеры. Однако зритель, ранее полюбивший «Спящую красавицу», «Пиковую даму» и «Щелкунчика», горячо принял новый балет Чайковского, в котором искренний лиризм музыки удачно сочетался с проникновенной хореографией лебединых сцен Льва Иванова, а праздничные картины включали такие шедевры Мариуса Петипа, как па-де-труа и па-де-де. Именно эта постановка постепенно (и с неизбежными изменениями) завоевала весь мир.

В России первые изменения начались уже через 6 лет. Первым «редактором» стал Александр Горский — один из исполнителей роли Бенно в Петербурге. В первой картине появился Шут, зато во второй исчез Бенно. Сочиненный Горским испанский танец на балу ныне исполняется повсеместно. В Мариинском театре «Лебединое озеро» Иванова-Петипа с незначительными коррективами шло до 1933 года.

В балете в разные годы блистали Матильда Кшесинская, Тамара Карсавина, Ольга Спесивцева. В 1927 году юная Марина Семенова поразила всех своей гордой Одеттой и демонически властной Одиллией.

Замысел решительного переосмысления классического балета принадлежал Агриппине Вагановой и ее соавторам: музыковеду Борису Асафьеву, режиссеру Сергею Радлову и художнику Владимиру Дмитриеву. Вместо «фантастического балета» перед зрителями возникла романтическая новелла. Действие перенесли в начало XIX века, Принц стал Графом, увлеченным старинными легендами, Ротбардт — его соседом-герцогом, желающим выдать замуж свою дочь. Лебедь лишь в мечтах графа представала в образе девушки. Подстреленная герцогом птица умирала на руках Графа, который в тоске закалывался кинжалом. В обновленном «Лебедином озере» двух героинь танцевала не одна, как ранее, а две балерины: Лебедя — Галина Уланова, Одиллию — Ольга Иордан. Любопытная перелицовка балета просуществовала менее десяти лет, но от нее осталась трепетная хореографическая сцена «Птица и охотник», заменившая в начале второй картины малопонятный рассказ Одетты о своей судьбе.

В 1937 году в московском Большом театре Асаф Мессеpep также обновил «Лебединое озеро». Именно тогда трагическая гибель героев, столь важная для замысла Чайковского, была заменена прямолинейным «хэппи-эндом». Думается, что не случайна и дата этой коррекции, ставшей обязательной для постановок советского периода. С 1945 года и в Ленинграде Принц стал в рукопашной схватке одолевать злодея Ротбардта. Справедливость требует отметить, что балетмейстеру Федору Лопухову принадлежит не только это новшество. Вся картина бала у него трактовалась как развернутое колдовство — танцующие и гости появлялись по приказам Ротбардта.

Более полувека на сцене Мариинского театра сохраняется «сценическая и хореографическая редакция» «Лебединого озера» Констатина Сергеева (1950). И хотя от хореографии 1895 года в ней осталось немного (вторая картина, дополненная танцем больших лебедей, мазурка, венгерский, а также частично па-де-де— в сцене бала), она сама за более чем полвека стала «классической», благодаря гастролям театра ею любовались зрители всех континентов. В ней аккумулировалось танцевальное и артистическое мастерство десятков превосходных исполнителей главных партий: от Натальи Дудинской до Ульяны Лопаткиной, от Константина Сергеева до Фаруха Рузиматова.

Две постановки, обогатившие сценическую историю «Лебединого озера», были реализованы в Москве во второй половине XX века. В почти диаметральных по стилю и замыслу спектаклях общим было одно — декларативный возврат к оригинальной партитуре Чайковского (правда, не в полном объеме) и соответственный отказ от постановки 1895 года: сохранялась лишь вторая картина Иванова, да и то с поправками Горского.

Владимир Бурмейстер осуществил свою версию на сцене Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко (1953). На интродукцию к балету была сочинена сцена, объясняющая зрителям, как и почему Ротбардт превратил Одетту и ее подруг в лебедей. Во втором акте, развивая идею Лопухова, хореограф трактовал сюиту характерных танцев как ряд соблазнов Принца, в каждом из которых демонстрировался еще один лик коварной Одиллии и ее мира. В последнем акте впечатляла танцевально решенная сцена разбушевавшейся стихии, созвучная апогею чувств героев. В финале торжествовала любовь, и лебеди, почти на глазах зрителя, трансформировались в девушек.

«Лебединое озеро» Юрия Григоровича (Большой театр, 1969) — философская поэма о вечной борьбе добра с коварством и злом, причем эта борьба ведется, прежде всего, внутри человека. Главное в этом спектакле — судьба Принца, а не участь Одетты. Злой гений предстает черным двойником героя, обе партии хореографически обогащены. Такой дуализм личности сродни музыкальным темам безжалостного фатума, преследующего человека, в симфонических сочинениях Чайковского. По существу, спектакль Григоровича не связан с замыслом классического спектакля 1895 года, хотя, как уже говорилось, использует хореографию второй картины.

Новаторское и талантливое решение «Лебединого озера» вызвало немалые споры. В каждом из «национальных» танцев второго акта солирует участница танца невест. Стоило ли ради этого приема решать эти танцы средствами классического танца, а не традиционно, давая простор танцу характерному? Ведь наличие в спектакле характерного танца, оттеняющего танец классический, одна из примет балетов эпохи Петипа. Другой спорный вопрос — финал спектакля. Проблема личной ответственности героя за свои поступки неминуемо приводила к неизбежной гибели героев. Однако эта мизансцена была категорически запрещена после генеральной репетиции лично тогдашним министром культуры СССР Екатериной Фурцевой. В постсоветское время хореограф обновил свою постановку на сцене Большого театра, выстроив финал по-новому: гибнет лишь Одетта.

Впервые вне России балет был показан 30 октября 1911 года в Лондоне труппой «Русские сезоны Сергея Дягилева». По его указаниям балет был сокращен Михаилом Фокиным до двух актов. Сцена у озера стала первым актом, второй разворачивался во дворце. Использовались декорации и костюмы Константина Коровина и Александра Головина, одолженные Дягилеву московским Большим театром.

Наибольший интерес у зрителей вызвало выступление в главной женской партии знаменитой Матильды Кшесинской. Огромный успех имело поэтичное белое адажио с Вацлавом Нижинским и виртуозный блеск техники балерины в фуэте. Чуть позднее известный московский танцовщик Михаил Мордкин в рамках гастролей своей труппы «Все звезды России» впервые в США показал «Лебединое озеро» в Вашингтоне.

Первой иностранной труппой, решившейся на полную реализацию русского шедевра, стал лондонский Vic Wells Ballet (1934). Постановку, ставшую одним из эталонов для мирового балета, осуществил Николай Сергеев. Он попытался, по возможности дотошно, воспроизвести спектакль Петипа и Иванова 1895 года. Честь «внедрения» «Лебединого озера» во французский балет принадлежит другому знаменитому эмигранту Сержу Лифарю (1936, Гранд-Опера). Призвав на помощь бывших петербургских балерин, он дополнил балет своими композициями. В 1960 году этот театр пригласил Бурмейстера перенести его московский спектакль на парижскую сцену.

«Лебединое озеро» сегодня исполняется повсеместно в мире. Большинство постановок сохраняют в том или ином виде хореографию Иванова и Петипа. Однако существуют оригинальные спектакли Джона Ноймайера, Мэтью Борна, Матса Эка, использующие лишь партитуру Чайковского.

А. Деген, И. Ступников

Обращаясь к сказочным сюжетам, Чайковский вкладывал в них глубокое и значительное жизненное содержание. Простая и непритязательная немецкая сказочка о девушке-лебеде, положенная в основу «Лебединого озера» (Источником либретто, как устанавливает Ю. О. Слонимский, послужила сказка немецкого писателя XVIII века И. К. А. Музеуса «Пруд лебедей», входящая в состав восьмитомного собрания «Народные сказки немцев». Извлечение из собрания Музеуса издано в русском переводе под названием «Волшебные сказки». В составлении балетного сценария принимало участие, по-видимому, несколько лиц, причастных к московскому театру.), была им превращена в волнующую лирическую поэму верной любви, торжествующей над злом и коварством. Созданный в счастливую пору творческой молодости композитора, незадолго до «Евгения Онегина», «Франчески да Римини» и Четвертой симфонии, этот балет носит на себе печать той непосредственности лирического вдохновения, которой отмечены лучшие произведения данного периода. Мелодическое богатство и выразительность музыки «Лебединого озера» в соединении с широтой и напряженностью симфонического развития сглаживают недостатки сценарного плана, покоряя зрителя и слушателя неотразимой силой своего поэтического обаяния.

В балете показаны два мира — реальный и фантастический, между которыми, однако, нет непереходимой грани. Королева лебедей Одетта, заколдованная злым волшебником, томится в неволе и жаждет человеческого тепла и любви, но только по ночам ей дозволено принимать свой настоящий облик юной красавицы. Увидев ее однажды, принц Зигфрид влюбляется в нее, но невольно нарушает клятву верности, и Одетта должна погибнуть, а Зигфрид бросается в пучину разбушевавшихся вод, чтобы умереть вместе с ней.

Такова несложная и довольно банальная сказочная фабула, на основе которой Чайковскому удалось создать произведение с развернутым, напряженно развивающимся действием, целостное и законченное по своей драматургической композиции. Сквозь всю партитуру проходит нежная элегическая тема томления Одетты, большей частью сохраняя свою тембровую (гобой с его мягким теплым звучанием) и тональную (си минор) окраску.

Впервые она появляется в конце первого действия, картины веселого пиршества, танцев и забав в парке возле замка Зигфрида, празднующего с друзьями свое совершеннолетие. Тема Одетты, пролетающей вместе с подругами мимо веселящейся компании, приносит с собой дыхание иного, влекущего к себе поэтического мира.

Второе действие у озера, куда приходит Зигфрид, следуя за лебединой стаей, проникнуто глубоким трепетным лиризмом, контрастируя блеску и пышности предыдущего. Взволнованный рассказ Одетты о своей судьбе, а затем ее танцевальный дуэт (Pas d’action) с Зигфридом (В Adagio этого танцевального номера Чайковский использовал материал любовного дуэта из своей уничтоженной оперы «Ундина». Солирующие скрипка и виолончель передают звучание женского и мужского голосов.) окружены рядом изящных танцев кордебалета, создающих красивый поэтичный фон для этих драматургически центральных эпизодов. Все действие обрамляется двумя проведениями темы Одетты, которая получает здесь более широкое развитие и достигает патетического звучания в оркестровом tutti, предвещая трагический исход любви двух молодых существ.

В третьем действии перед зрителем возникает картина пышного бала в замке принцессы, матери Зигфрида, устраивающей смотр невест для своего сына. Но над этим блестящим торжеством словно нависла зловещая тень. Именно здесь злой волшебник Ротбарт осуществляет коварный замысел, приходя с своей дочерью, как две капли похожей на пленившую сердце юного принца царицу лебедей. Что-то отравленное, какой-то колдовской дурман ощущается в музыке этого действия начиная со сцены выхода гостей, построенной на чередовании трубных фанфар, возвещающих о прибытии знатных персон, с фрагментами вальса. Последними приходят Ротбарт с Одиллией, и завершается сцена большим общим вальсом. Но в отличие от плавных лирических вальсов двух предшествующих действий этот динамичный энергично ритмованный вальс проникнут жгучей страстностью выражения. За ним следует цикл групповых танцев (Pas de six), который Н. В. Туманина характеризует как «сцену обольщения». В отдельных частях этого цикла слышится то чувственное томление (вторая вариация с ее ориентальной окраской), то что-то повелительное и угрожающее (грозные «стучащие» ритмы четвертой вариации). Завершается цикл стремительной «вакхической» кодой с острыми синкопированными ритмами. Еще один цикл национальных танцев приводит к заключительной сцене, где Зигфрид, не подозревающий обмана, танцует с Одиллией все тот же вальс и Ротбарт, торжествуя, передает ему руку дочери, но в этот момент в окне появляется лебедь с короной и драматично звучащая тема Одетты передает ее ужас и отчаяние.

Последнее, четвертое действие переносит нас снова на берег озера. Слышится грустная мелодия танца маленьких лебедей, тоскующих без Одетты, затем стремительно вбегает она сама, рассказывая о своем несчастье в драматическом взволнованном танце. Появление Зигфрида и его гибель вместе с Одеттой составляют содержание финальной сцены балета, который завершается торжественным патетическим звучанием темы Одетты в ритмическом увеличении и мощном оркестровом tutti как апофеоз верной и стойкой любви.

Глубокая психологическая содержательность, богатство красок и симфонический размах музыки Чайковского оказались не по плечу балетному театру 70-х годов. Постановка «Лебединого озера» в московском Большом театре в 1877 году была серой, бесцветной и ни в какой степени не отвечала новизне и художественной значительности партитуры. «По музыке „Лебединое озеро“ — лучший балет, который я когда-нибудь слышал... По танцам „Лебединое озеро“ едва ли не самый казенный, скучный и бедный балет из тех, что даются в России», — писал Ларош после премьеры. Только немногие из современников сумели оценить значение того, что было сделано Чайковским, большинством же его новаторство осталось не понято. Удержавшись на сцене Большого театра в течение шести сезонов, «Лебединое озеро» было забыто и не возобновлялось при жизни композитора.

Ю. Келдыш

На правах рекламы:Балет «Лебединое озеро» в Большом театре, билеты на http://www.vipticket.ru

Я рекомендую

Это интересно

Твитнуть

вам может быть интересно

Записи

Публикации

www.belcanto.ru

Балет П.И. Чайковского «Лебединое озеро»

Сейчас, когда балеты Чайковского составляют основу музыкальных театров мира, трудно даже представить себе, что его «Лебединое озеро» было принято в то время довольно сдержанно.

Знаменитый Петипа признавался, что ему было трудно работать над балетами Чайковского. Почему?

Чтобы понять это, надо немного углубиться в историю русского балета.

Н. Кузнецов «Портрет Чайковского»

Из истории русского балета

Первые балетные представления в России ещё не были балетом в полном смысле этого слова. 17 февраля 1672 г., на масленицу, такое представление состоялось при дворе царя Алексея Михайловича в селе Преображенском близ Москвы. После исполнения куплетов, восхваляющих свойства души царя-батюшки, выступила танцевальная группа. Вот с этого выступления и начался в России балет.

В дальнейшем развитию танцевального искусства способствовал Петр I, который даже издал указ, согласно которому танцы стали обязательной частью придворного этикета, а дворянская молодежь обязана была обучаться танцам. Сухопутный шляхетный корпус, открытый в Петербурге в 1731 г., стал колыбелью русского балета: его выпускники должны были занимать высокие государственные должности, поэтому светское обхождение, в том числе и бальные танцы, входили в программу их обучения.

Танцмейстером корпуса с 1734 г. был Жан Батист Ланде, который и считается основоположником русского балетного искусства.

В 1738 г. он открыл первую в России школу балетного танца «Танцо́вальная Ея Императорского Величества школу» (ныне Академия русского балета имени А. Я. Вагановой). В специально оборудованных комнатах Зимнего дворца Ланде начал обучать танцам 12 русских мальчиков и девочек. Учеников набирали из детей простого происхождения. Обучение было бесплатным, воспитанники находились на полном содержании.

В царствование Елизаветы Петровны русский балет продолжал развиваться, но особую популярность он приобрёл во время правления Екатерины II. По случаю её коронации в московском дворце был дан балет «Радостное возвращение к аркадским пастухам и пастушкам богини весны», в котором участвовали и вельможи. Известно, что в придворном театре часто танцевал наследник престола Павел Петрович (Павел I). В эпоху Екатерины II в России появился крепостной балет, состоящий из крепостных крестьян помещиков. Но и в это время балет ещё не был в таком виде, как мы понимаем его сейчас. Это были отдельные постановочные номера или танцы, которые показывались в антрактах оперы.

В. Баранов "Портрет Дидло"

Новых высот русский балет достиг в царствование Александра I, этим балет обязан Карлу Дидло, приехавшему в Россию в 1801 г.

Балет в это время был очень популярен в России. Об этом мы узнаем и из романа Пушкина «Евгений Онегин», роман этот не зря назван Белинским «энциклопедией русской жизни». Самыми известными балеринами того времени были ученицы Дидло Истомина и Телешова.

Портрет П. Истоминой. Автор неизвестен

Блистательна, полувоздушна, Смычку волшебному послушна, Толпою нимф окружена, Стоит Истомина. Она, Одной ногой касаясь пола, Другою медленно кружит, И вдруг прыжок, и вдруг летит, Летит, как пух от уст Эола, То стан совьет, то разовьет, И быстрой ножкой ножку бьет.

А.С. Пушкин «Евгений Онегин», гл.I

Очень любили балет и Николай I, и Александр II. Балетмейстер Мариус Петипа поставил несколько балетов на сюжеты русских сказок: «Конёк-горбунок», «Золотая рыбка». И вот в балет «приходит» П.И. Чайковский. Он сказал новое слово в каждом из жанров, в которых творил. И это новаторство часто было скрытым, поэтому и не сразу оцененным. Однако именно в балете реформаторская роль Чайковского является безусловной. Композитор обратился к балету в середине 70-х годов. К тому времени он был уже автором четырех опер, трех симфоний, двух квартетов и других сочинений. В письме к Римскому-Корсакову он признавался, что «давно хотел попробовать себя в этого рода музыке», несмотря на то, что серьёзные композиторы смотрели на балет свысока, оценивая балетную музыку как «низший род музыки».

Мариус Петипа

Балеты П.И. Чайковского

И действительно, ни один крупный русский композитор до Чайковского не обращался к сочинению балетов. Балеты, которые шли в Императорских театрах, не имели самостоятельной художественной ценности, так как не выходили за рамки иллюстрирования танцевальных номеров. Хотя именно эта тенденция создания партитур, учитывающих связь танцевальных номеров с развивающимся музыкальным сюжетом, уже намечалась во французском балете: «Жизели» Адана и «Коппелии» и «Сильвии» Делиба. От балета «Сильвия» был в восторге и Чайковский. Именно по этому пути и пошёл композитор, но ушёл далеко вперёд от французских композиторов: его балетные партитуры отличаются симфоническим развитием музыкальных образов, возможностью выражать сложные психологические состояния персонажей. Он даже сказал однажды: «... балет - та же симфония». Но балеты все-таки были в его понимании и в его музыкальном наследии совершенно особым явлением. Если сказать кратко – это воплощенная мечта о победе любви и добра. Все три его балета («Лебединое озеро», «Спящая красавица» и «Щелкунчик») основаны на сказочных сюжетах. Но в театральной практике его времени они были непривычны и новы.

История создания балета «Лебединое озеро» (1877)

«Лебединое озеро» - первый балет Чайковского. Его премьера прошла 4 марта 1877 г. на сцене Большого театра в Москве.

Это  балет в IV актах. Либретто создано Владимиром Бегичевым и, предположительно, Василием Гельцером.

Сюжет балета построен на фольклорных мотивах, в основе - старинная немецкая легенда о прекрасной принцессе Одетте, превращённой в лебедя проклятием злого колдуна, рыцаря Ротбарта.

Прообразом для лебединого озера стал Воткинский заводской пруд, который находился напротив дома Чайковского, хотя в Германии распространено мнение, что прообразом является озеро, находящееся в предгорьях Альп в окрестностях города Фюссена. Существует также версия об озере в Лебедевой экономии Давыдовых (Черкасская область в Украине). Композитор часто бывал в имении Давыдовых (его сестры Александры), наблюдая за белоснежными птицами.

История постановок

Как мы уже отмечали, музыка балета первоначально не вызвала особого интереса, показалась сложной, а первая постановка балета вообще оказалась неудачной. Оригинальную хореографию создал Ю. Резингер, и она не имела успеха. Спектакль редактировался, и в 1894 г. был показан в постановке Л. Иванова. К 1895 г. для постановки в Мариинском театре было заново пересмотрено либретто (над ним работали М. Петипа и М.И. Чайковский, брат композитора). Эта версия в дальнейшем и стала классической. Но каждая постановка этого балета всегда имеет свои нюансы, поэтому из всех существующих редакций балета едва ли найдутся хотя бы две, имеющие полностью одинаковые театральные партитуры.

Сюжет балета

В старинной немецкой легенде рассказывается о прекрасной девушке, превращённой в белого лебедя.

Принц Зигфрид празднует своё совершеннолетие и в дворцовом парке замечает стаю лебедей, которая манит его за собой. На берегу озера среди девушек-лебедей он находит Одетту, королеву лебедей с короной на голове. Принц покорен её красотой, а её рассказ о преследованиях злым хозяином озера Ротбартом вызывает в нём возмущение и желание помочь ей. Зигфрид клянется Одетте в вечной любви. Но на балу, по велению матери, он должен выбрать себе невесту. Принц безучастен к претенденткам, но вдруг появляется Одиллия, и в ней Зигфрид видит Одетту – её он и выбирает. Но тут же Зигфрид понимает, что совершил роковую ошибку. Он бежит к озеру и молит Одетту о прощении, но та его не прощает. Тогда Зигфрид срывает с её головы корону, бросая вызов Ротбарту, олицетворяющему образ хозяина озера. Корона спасала Одетту от преследования, но принц надеется, что девушка-лебедь уйдет с ним в мир людей. Но бурные волны разбушевавшегося озера поглощают Одетту и Зигфрида.

Жизнь балета

На премьере балета в 1877 г. партии Одетты и Одиллии танцевала П. Карпакова, Зигфрида – А.Г. Гиллерт, Ротбарта – С.П.Соколов. А затем за длинную историю жизни балета его партии исполняли лучшие танцовщики мира, постановщиками были лучшие балетмейстеры мира, а дирижировали лучшие дирижёры. По мотивам балета сняты мультфильм, полнометражное аниме, кино- и телевизионные версии полного балета.

«Лебединое озеро» стало уникальным явлением мировой художественной культуры. Балет воплотил в себе все богатство романтического балета XIX в. и во многом определил развитие балетного театра в дальнейшем. И сейчас он является одним из самых востребованных спектаклей во всём мире.

www.classic-musik.com

Сюжет балета "Лебединое озеро". П. И. Чайковский, "Лебединое озеро": краткое содержание и отзывы

"Лебединое озеро", балет на музыку Петра Ильича Чайковского, является самой известной в мире театральной постановкой. Шедевр хореографии был создан более 130 лет назад и до сих пор считается непревзойденным достижением русской культуры. "Лебединое озеро" - балет на все времена, эталон высокого искусства. Величайшие балерины мира почитали за честь выступить в роли Одетты. Белый Лебедь, символ величия и красоты русского балета, находится на недосягаемой высоте и является одной из самых крупных "жемчужин" в "короне" мировой культуры.

Спектакль в Большом театре

Сюжет балета "Лебединое озеро" раскрывает сказочную историю о Царевне (лебеде) по имени Одетта и принце Зигфриде.

Каждое представление "Лебединого озера" в Большом театре - это праздник, сопровождаемый бессмертной музыкой Чайковского и великолепной оригинальной хореографией. Красочные костюмы и декорации, безупречность танца солистов и кордебалета создают общую картину высокого искусства. Зал Большого театра в Москве всегда полон, когда на сцене идет балет "Лебединое озеро" - лучшее, что было в мире балетного искусства за последние 150 лет. Спектакль проходит с двумя антрактами и продолжается два с половиной часа. Симфонический оркестр и во время антракта еще некоторое время продолжает тихо наигрывать музыкальную тему. Сюжет балета "Лебединое озеро" никого не оставляет равнодушным, зрители с самого начала сопереживают персонажам, а к концу спектакля драматичность достигает своей кульминации. После окончания балета публика еще долго не расходится. Образно выразил свое восхищение один из зрителей, приехавший в Москву и посетивший Большой театр: "Сожалею, что невозможно принести такое количество цветов на спектакль, чтобы одарить всех артистов, понадобилось бы несколько грузовиков". Это лучшие слова благодарности, которые когда-либо слышали стены Большого театра.

"Лебединое озеро": история

Начало легендарной балетной постановке было положено в 1875 году, когда дирекция Большого театра заказала молодому композитору Петру Ильичу Чайковскому музыку к новому спектаклю под названием "Лебединое озеро". Творческий проект предполагал обновление репертуара. Для этого и решили создать постановку "Лебединое озеро". Чайковский в то время еще не был широко известным композитором, хотя им были написаны четыре симфонии и опера "Евгений Онегин". Он увлеченно принялся за работу. Для спектакля "Лебединое озеро" музыка была написана в течение одного года. Ноты композитор представил дирекции Большого театра в апреле 1876 года.

Либретто

Либретто спектакля написал известный театральный деятель того времени, Владимир Бегичев, в соавторстве с артистом балета Василием Гельцером. До сих пор неясно, какой литературный источник послужил основой для постановки. Одни считают, что фабула произведения заимствована у Генриха Гейне, другие полагают, что прототипом послужила "Белая лебедь" Александра Сергеевича Пушкина, но тогда не ясно, как быть с главным действующим лицом сказки, князем Гвидоном, поскольку он как персонаж тесно связан с образом благородной птицы. Как бы то ни было, либретто получилось удачным, и началась работа над спектаклем "Лебединое озеро". Чайковский присутствовал на репетициях и принимал живое участие в постановке.

Неудача

Труппа Большого театра вдохновенно работала над спектаклем. Сюжет балета "Лебединое озеро" всем казался оригинальным, с элементами чего-то нового. Репетиции продолжались до поздней ночи, никто не спешил уходить. Никому и в голову не могло прийти, что скоро может наступить разочарование. Спектакль "Лебединое озеро", история которого была достаточно непростой, готовился к премьерному показу. Театральная публика с нетерпением ждала этого события.

Премьера "Лебединого озера" состоялась в феврале 1877 года и, к сожалению, оказалась неудачной. По сути, это был провал. Первым делом виновником фиаско был объявлен хореограф спектакля, Венцель Рейзингер, затем досталось и балерине, исполнявшей роль Одетты, Полине Карпаковой. От "Лебединого озера" отказались, и все партитуры были временно "положены на полку".

Возвращение спектакля

В 1893 году умер Чайковский. И вдруг в театральной среде было принято решение вернуться к спектаклю "Лебединое озеро", музыка для которого была просто замечательной. Оставалось только восстановить спектакль в новой редакции, обновить хореографию. Это было решено сделать в память о безвременно ушедшем композиторе. Новое либретто вызвались создать Модест Чайковский, брат Петра Ильича, и Иван Всеволожский, директор Императорского театра. Музыкальной частью занялся известный капельмейстер Рикардо Дриго, которому за короткое время удалось заново проаранжировать всю композицию и скомпоновать обновленное произведение. Хореографическая часть была переработана прославленным балетмейстером, Мариусом Петипа, и его учеником - Львом Ивановым.

Новое прочтение

Считается, что Петипа воссоздал хореографию балета "Лебединое озеро", однако истинно русский колорит спектаклю придал Лев Иванов, который сумел совместить раздольную напевность и неповторимое очарование российских просторов. Все это присутствует на сцене во время спектакля. Иванов сочинил заколдованных девушек со скрещенными руками и особым наклоном головы, танцующих вчетвером. Трогательное и неуловимо притягательное очарование озера лебедей - также заслуга талантливого ассистента Мариуса Петипа. Спектакль "Лебединое озеро", содержание и художественный колорит которого в новом прочтении значительно улучшились, был готов к выходу на сцену в новой редакции, но перед этим балетмейстер Петипа решил планку эстетического уровня постановки сделать еще выше и заново разыграл все сцены балов во дворце Владетельной принцессы, а также придворных празднеств с польскими, испанскими и венгерскими плясками. Белой королеве лебедей, придуманной Ивановым, Мариус Петипа противопоставил Одиллию, черного лебедя, создав изумительное "черное" па-де-де во втором акте. Эффект был потрясающий.

Сюжет балета "Лебединое озеро" в новой постановке обогатился, стал интереснее. Маэстро со своими помощниками продолжал совершенствовать сольные партии и взаимодействие их с кордебалетом. Таким образом, спектакль "Лебединое озеро", содержание и художественный колорит которого в новом прочтении значительно улучшились, вскоре уже был окончательно готов к выходу на сцену.

Новое решение

В 1950 году хореограф Мариинского театра в Санкт-Петербурге предложил новую версию "Лебединого озера". По его замыслу трагический финал спектакля упразднялся, белый лебедь не погибал, все заканчивалось "хэппи-эндом". Подобные изменения в театральной сфере случались нередко, в советское время считалось хорошим тоном приукрасить события. Однако от такой перемены спектакль не выиграл, наоборот, стал не столь интересным, хотя часть публики приветствовала новую редакцию постановки.

Уважающие себя коллективы придерживались прежней редакции. В пользу классического варианта говорит и то, что трагичность финала была изначально задумана как углубленная трактовка всего произведения, и замена его счастливым концом выглядела несколько неожиданно.

Краткое содержание балета

Акт первый. Картина первая

На сцене огромный парк, зеленеют вековые деревья. Вдали виден замок, в котором живет Владетельная принцесса. На лужайке между деревьями принц Зигфрид в кругу своих друзей празднует совершеннолетие. Молодые люди поднимают кубки с вином, пьют за здравие своего приятеля, веселье бьет через край, всем хочется танцевать. Тон задает шут, пустившись в пляс. Вдруг в парке появляется мать Зигфрида, Владетельная принцесса. Все присутствующие стараются скрыть следы пирушки, но шут нечаянно опрокидывает кубки. Принцесса недовольно хмурится, она готова выплеснуть свое возмущение. Тут ей преподносят букет роз, и строгость смягчается. Принцесса поворачивается и уходит, а веселье разгорается с новой силой. Затем наступает темнота, гости расходятся. Зигфрид остается в одиночестве, однако ему не хочется идти домой. Высоко в небе пролетает стая лебедей. Принц берет арбалет и отправляется охотиться.

Картина вторая

Дремучий лес. Среди зарослей раскинулось большое озеро. По водной глади плывут белые лебеди. Движения их хоть и плавные, но чувствуется какое-то неуловимое беспокойство. Птицы мечутся, словно что-то нарушает их покой. Это заколдованные девушки, только после полуночи они смогут принять человеческий облик. Злой волшебник Ротбарт, хозяин озера, властвует над беззащитными красавицами. И вот на берегу появляется Зигфрид с арбалетом в руках, решивший поохотиться. Он собирается выпустить стрелу в белую лебедь. Еще мгновение, и стрела насмерть пронзит благородную птицу. Но внезапно лебедь превращается в девушку несказанной красоты и грациозности. Это лебединая королева, Одетта. Зигфрид очарован, он никогда не видел столь прекрасного лица. Принц пытается познакомиться с красавицей, однако она ускользает. После нескольких безуспешных попыток Зигфрид находит Одетту в хороводе подружек и признается ей в любви. Слова принца трогают сердце девушки, она надеется обрести в нем спасителя от власти Ротбарта. Скоро должен наступить рассвет, и все красавицы с первыми лучами солнца вновь превратятся в птиц. Одетта нежно прощается с Зигфридом, по водной глади медленно уплывают лебеди. Между молодыми людьми остается недосказанность, но они вынуждены расстаться, поскольку злой колдун Ротбарт внимательно следит за происходящим, и он не допустит, чтобы кто-то избежал его колдовства. Все без исключения девушки должны стать птицами и оставаться заколдованными до самой ночи. Зигфриду остается удалиться, чтобы не подвергать белых лебедей опасности.

Акт второй. Картина третья

В замке Владетельной принцессы бал. Среди присутствующих много девушек знатного происхождения, одна из них должна стать избранницей Зигфрида. Однако принц никого не удостаивает своим вниманием. В мыслях его Одетта. Между тем мать Зигфрида всячески старается навязать ему одну из своих фавориток, но безуспешно. Тем не менее, в соответствии с этикетом, принц обязан сделать выбор и подарить избраннице красивый букет цветов. Звучат фанфары, возвещающие приезд новых гостей. Появляется злой волшебник Ротбарт. Рядом с колдуном его дочь, Одиллия. Она, как две капли воды, похожа на Одетту. Ротбарт рассчитывает, что принц будет очарован его дочерью, забудет Одетту, и та навсегда останется во власти недоброго волшебника.

Одиллии удается обольстить Зигфрида, он увлечен ею. Принц объявляет матери, что его выбор - Одиллия, и тут же признается в любви коварной девушке. Вдруг Зигфрид видит в окне прекрасную белую лебедь, он сбрасывает с себя колдовские чары и бежит к озеру, но поздно - Одетта потеряна навсегда, она обессилена, вокруг верные подруги-лебеди, но они уже не в силах помочь.

Акт третий. Картина четвертая

Глубокая тихая ночь. На берегу стоят поникшие девушки. Они знают о горе, постигшем Одетту. Однако не все потеряно - прибегает Зигфрид и на коленях умоляет любимую простить его. И тут прилетает стая черных лебедей во главе с колдуном Ротбартом. Зигфрид борется с ним и побеждает, переломив злому волшебнику крыло. Черный лебедь умирает, и вместе с ним исчезает колдовство. Восходящее солнце освещает Одетту, Зигфрида и танцующих девушек, которым уже не придется превращаться в лебедей.

Отзывы о балете "Лебединое озеро"

За более чем 130-летнюю историю легендарного спектакля устроители, театральные администраторы, представители дирекции Большого театра в Москве не припомнят ни одного отрицательного отзыва. Благодарные зрители с редким единодушием отмечают великолепную танцевальную технику солистов и кордебалета, музыку. Спектакль "Лебединое озеро", отзывы о котором восхитительные, постоянно обновляется. Поколение артистов не раз сменилось, многих уже нет с нами, а балет живет, приходят новые молодые дарования и продолжают традиции Большого театра. Зрительно отлично отзываются о каждом составе. Непревзойденный шедевр балетного искусства, "Лебединое озеро", отзывы о котором являются стимулом для дальнейшего развития, живет и будет жить.

Рудольф Нуриев

В главных ролях в спектакле "Лебединое озеро" выступали многие талантливые танцоры. Однако настоящий фурор произвели в 1964 году на сцене Венской оперы английская балерина Марго Фонтейн (Одетта) и Рудольф Нуриев (Зигфрид). После того как опустился занавес, артистов вызывали на "бис" восемьдесят девять раз.

"Лебединое озеро", Нуриев Рудольф, Фонтейн Марго – эти словосочетания долго еще были на слуху и не сходили со страниц мировой прессы.

Шедевр балетного искусства сегодня

В настоящее время легендарный балетный спектакль идет на двух главных театральных площадках России - сцене Большого театра и в театре "Русский балет" в Санкт-Петербурге. "Лебединое озеро" сегодня существует в нескольких версиях, каждая из которых имеет право на жизнь. В Большом театре постановка возложена на известного балетмейстера Юрия Григоровича. Первая версия спектакля с трагическим финалом была создана им еще в 1969 году. Однако Минкульт СССР тогда не согласилось на гибель Одетты и Зигфрида. Григоровичу пришлось переделывать постановку под "хэппи-энд". В новой трактовке спектакль просуществовал в репертуаре Большого театра до 1997 года. После перерыва, в 2001 году, Григорович создает еще одну версию, укороченную, состоящую из двух актов, и при этом он возвращает балету трагический финал. Сегодняшнее прочтение "Лебединого озера" в постановке Юрия Григоровича - это стремительное действие с включением фрагментов хореографии Мариуса Петипа, Льва Иванова и Горского.

Декорации в спектакле очень дорогие, отличаются роскошью, но "Лебединое озеро", безусловно, того стоит. В спектакле заняты звездные исполнители из труппы Большого театра: Мария Александрова, Светлана Захарова, Николай Цискаридзе, Сергей Филин, Андрей Уваров.

"Лебединое озеро" - театральная балетная постановка по самому высшему разряду, она должна соответствовать требованиям современной публики. Поэтому дирекция Большого не считается с расходами, спектакль получает столько средств, сколько нужно.

Современная постановка под названием "Лебединое озеро" (фото отдельных фрагментов представлены на странице) несколько отличается от классических вариантов прошлого, но в лучшую сторону. Хореография маэстро Петипа присутствует во всех версиях.

"Лебединое озеро", балет, театр, высокое искусство – все эти слова взяты из одного общего источника, который называется "Великая Русская Культура".

fb.ru

Балет "Лебединое Озеро"- сквозь века...: bar69marisha

«Лебединое озеро». Она, словно музыкальный поводырь, вводит нас в мир, где на берегу таинственного озера родилось чувство прекрасной королевы лебедей Одетты и юного принца Зигфрида, а злой волшебник Ротбарт и его дочь Одиллия - двойник Одетты изо всех сил стараются погубить их любовь. Принцесса Одетта чарами злого волшебника превращена в лебедя. Спасти Одетту может только человек, который полюбит ее, даст клятву верности и сдержит эту клятву. Принц Зигфрид во время охоты на берегу озера встречает девушек-лебедей. Среди них находится лебедь Одетта. Зигфрид и Одетта полюбили друг друга. Зигфрид клянется, что он всю жизнь будет верен Одетте и спасет девушку от чар волшебника. Мать Зигфрида – Владетельная принцесса – устраивает в своем замке праздник, на котором принц должен выбрать себе невесту. Полюбив Одетту, принц отказывается от выбора невесты. В это время в замке появляется Злой волшебник под видом рыцаря Ротбарта со своей дочерью Одиллией, похожей на Одетту. Обманутый этим сходством, Зигфрид избирает невестой Одиллию. Злой волшебник торжествует. Поняв свою ошибку, принц спешит на берег озера. Зигфрид молит Одетту о прощении, но Одетта не может избавиться от чар волшебника. Злой волшебник решил погубить принца: поднимается буря, озеро выходит из берегов. Видя, что принцу угрожает смерть, Одетта бросается к нему. Для спасения любимого она готова на самопожертвование. Одетта и Зигфрид побеждают. Гибнет волшебник. Буря стихает. Белый лебедь становится девушкой Одеттой.

Легенда? Конечно, но Пётр Ильич Чайковский, сочиняя балет «Лебединое озеро», искал в этом сказочном сюжете мысли и настроения, близкие ему и его современникам. Так родилось произведение, где, следя за происходящим на сцене, вы видите во взаимоотношениях героев, в их отчаянии и надежде, в попытке отстоять своё право на счастье столкновение сил добра и зла, света и тьмы… Одетта и принц Зигфрид олицетворяют первые, Ротбарт и Одиллия – вторые.

П.И. Чайковский уже был, несмотря на свою молодость, известным композитором, когда начал писать балет «Лебединое озеро». Его проникновенный лиризм стал основанием для того, чтобы в историю музыки «Лебединое озеро» вошёл как альбом задушевных песен без слов.

О чем думал композитор, когда писал музыку «Лебединого озера»? О тех ли русских сказках, где живут «красны девушки-лебёдушки», что слышал в детстве. Или вспоминал стихи из «Царя Салтана», любимого своего поэта Пушкина: ведь и там величавая птица, спасенная князем Гвидоном, «полетела над волнами и на берег с высоты опустилася в кусты, встрепенулась, отряхнулась и царевной обернулась». А может быть, перед его мысленным взором возникли картины того счастливого времени, когда он гостил в Каменке - имении своей любимой сестры Александры Ильиничны Давыдовой и устраивал там с ее детьми домашние спектакли, одним из которых было «Лебединое озеро» и к которому Чайковский специально сочинил музыку. Кстати, тема лебедей, написанная им тогда, вошла в партитуру его нового балета.

Наверное, воздействовало на композитора все – и то, и другое, и третье: таково уже было в то время состояние его души. Но нам важно еще одно обстоятельство - композитор-симфонист, он писал такую партитуру балета, где музыка не иллюстрировала эпизоды либретто, но организовывала сценическое действие, подчиняла себе мысль хореографа, заставляла его формировать развитие событий на сцене, образы их участников – действующих лиц, их взаимоотношения в соответствии с замыслом композитора. «Балет – та же симфония», - скажет Петр Ильич позже. Но, создавая балет «Лебединое озеро», он уже тогда мыслил именно так – в его партитуре все взаимосвязано, все лейттемы «сплетены» в тугой узел, называемой музыкальной драматургией.

К сожалению, в 1877 году, когда состоялась премьера «Лебединого озера» на московской сцене, хореографа, который бы понял автора и поднялся до уровня его мышления, не оказалось. Тогда балетмейстер Большого театра Юлиус Рейзингер добросовестно пытался своими сценическими решениями проиллюстрировать литературный сценарий, написанный драматургом В. Бегичевым и танцовщиком В. Гельцером, используя музыку по традиции – в качестве ритмической основы. Но московский зритель, пленённый мелодиями Чайковского, ходил в Большой театр не столько смотреть балет, сколько слушать его волшебную музыку. Наверное, поэтому и спектакль, несмотря ни на что, достаточно долго – до 1884 года.

Своего второго рождения «Лебединое озеро» ждало почти десять лет – до 1893 года. Оно состоялось уже после кончины великого автора: на вечере его памяти петербургский хореограф Лев Иванов показал второй «лебединый» акт в своей постановке.

русский артист балета Иванов Лев Иванович - балетмейстер и балетный педагог...

Скромный балетмейстер Мариинского театра, всегда второй после всесильного мэтра Мариуса Петипа, он обладал поистине уникальной музыкальной памятью: по рассказам очевидцев, Иванов мог, прослушав один раз сложное произведение, тут же точно воспроизвести его на фортепиано. Но ещё более редким даром Иванова была его способность к пластическому видению музыкальных образов. И всем сердцем любя творчество Чайковского, он глубоко и тонко прочувствовал эмоциональный мир его балета и создал, действительно, зримую танцевальную симфонию – аналог «задушевным песням» Чайковского. Прошло уже более ста лет с того времени, а «лебединую картину», сочинённую Ивановым, всё ещё можно видеть в спектакле любого хореографа, независимо от его постановочной концепции в целом. За исключением, конечно, откровенно модернистских.

Ценность гениального решения Иванова сразу понял Мариус Петипа и предложил ему совместно поставить балет полностью. По его указанию, дирижёр Ричард Дриго подготовил новую музыкальную редакцию, а брат композитора Модест Ильич переработал либретто. Так родилась знаменитая редакция М. Петипа и Л. Иванова, которая живёт на сцене до сих пор. Главный балетмейстер Московского Большого театра Александр Горский также неоднократно обращался к этому произведению Чайковского. Его последняя постановка 1922 года обрела признание и занимает своё достойное место на современной сцене.

В 1969 году в Большом театре зрители увидели ещё одну постановку «Лебединого озера» - своеобразный итог раздумий над партитурой Чайковского выдающегося мастера Юрия Григоровича.

Сейчас «Лебединое озеро» - один из самых знаменитых и любимых зрителем балетов. Он обошел, наверное, все балетные сцены мира. О нём размышляли и размышляют и, видимо, еще будут размышлять, силясь постичь тайны и философские глубины музыки, сочиненной Чайковским, представители многих поколений хореографов разных стран. Но самый белый лебедь, рожденный фантазией великого композитора, всегда останется символом русского балета, символом его чистоты, величия, его благородной красоты. И не случайно именно русские балерины, выступая в роли королевы лебедей Одетты, остались в памяти людей, как прекрасные легенды – Марина Семенова, Галина Уланова, Майя Плисецкая, Раиса Стручкова, Наталия Бессмертнова…

Мастерство артистов балета России признано во всем мире. Одной из лучших балетных трупп страны уже много лет является балет Музыкального театра имени К.С.Станиславского и Вл.И.Немировича-Данченко. Этот самобытный, никому не подражающий коллектив имеет свое лицо и пользуется любовью зрителей как в России, так и за рубежом.

В самом центре Москвы, на большой Дмитровке (Пушкинской улице), находится здание Академического музыкального театра имени К.С.Станиславского и Вл.И.Немировича-Данченко. Театр с гордостью носит имена своих основателей – выдающихся режиссеров Станиславского Немировича-Данченко. Великие мастера вошли в историю мирового искусства как преобразователи драматического и музыкального театра. Реализм, высокие гуманистические идеалы, гармония всех выразительных средств театра – вот что отличало постановки Станиславского и Немировича-Данченко. Новаторству и традициям своих основателей театр стремится быть верен и сегодня.

В 1953 году поистине революционный переворот в понимании полотна Чайковского совершил спектакль, показанный на сцене Московского музыкального театра имени К.С.Станиславского и Вл.И.Немировича - Данченко Владимиром Бурмейстером.

Это было поистине новое слово в прочтении старого шедевра классического наследия, о чем и написала в своей рецензии великая Галина Уланова: «Лебединое озеро» в Театре имени К.С.Станиславского и Вл.И.Немировича - Данченко показало нам, как плодотворны, могут быть искания художников в области старого классического балета, где, казалось, всё раз и навсегда установлено».

Многие годы замечательный мастер был главным балетмейстером Музыкального театра. По праву В.П.Бурмейстер вошел в историю советского балета как яркий, самобытный мастер, обладающий своим неповторимым почерком. Среди его лучших спектаклей: «Лола», «Эсмеральда», «Снегурочка». «Виндзорские проказницы», «Берег счастья», «Жанна д’Арк», «Штраусиана». Вершиной творчества Бурмейстера стало создание новой, оригинальной редакции «Лебединого озера».

Творческий путь В.П.Бурмейстера начался в Московской мастерской драматического балета, которой руководила Н.С. Гремина. В конце двадцатых годов В.Бурмейстер блистал на эстраде как неповторимый исполнитель венгерских и особенно испанских танцев. Затем Бурмейстер стал артистом Московского художественного балета, в дальнейшем этот коллектив вошел в состав Музыкального театра. Большое влияние оказала на Бурмейстера встреча с Владимиром Ивановичем Немировичем-Данченко. Молодой хореограф стал искать на балетной сцене правду чувств, искренность переживаний. Именно Немирович-Данченко предложил Бурмейстеру создать новую редакцию «Лебединого озера». Работа, начавшаяся как экспериментальная, шла не один год. В постановочную группу вместе с В.П.Бурмейстером входили: тонкий знаток русского классического балета П.А.Гусев, дирижер В.А.Эндельман, художник А.Ф.Лушин. Каждый из них внес свой вклад в успех спектакля. Хочется вспомнить и то, что помощь в восстановлении первоначальной редакции партитуры балета оказали научные сотрудники музея П.И.Чайковского в Клину.

25 апреля 1953 года на сцену вышли: В.Бовт (Одетта – Одиллия), А.Чичинадзе (Принц), А.Сорокин (Шут), А.Клейн (Злой волшебник Ротбарт), О.Берг (Владетельная принцесса). В спектакле так же участвовали М.Редина, Э.Кузнецова, Э.Власова, М.Салоп, О.Шелков, Л.Якунина, Г.Труфанов. И.Еленин и другие.

Успех превзошел все ожидания. «Лебединое озеро» в Музыкальном театре стало большим событием в театральной жизни Москвы.

Так, О.Лепешинская в газете «Правда» писала о смелом и своеобразном решении спектакля В.Бурмейстером. Известная балерина отмечала свежесть, новизну, выдумку в сценическом воплощении музыки. «Балетмейстер творчески подошел к восприятию классических традиций «Лебединого озера», умело при этом используя опыт, накопленный советским балетным театром в создании реалистичного спектакля. В.Бурмейстер создает целеустремленное сквозное действие на протяжении всего балета, подчиняет отдельные эпизоды общему замыслу».

Композитор А.Спадавеккиа восхищается мастерством В.Бовт: «Она создает внутренне насыщенный, впечатляющий образ. Особо хочется отметить уверенную технику и чистоту формы ее танца».

В «Известиях» была помещена восторженная статья М.Семеновой. Здесь читаешь такие слова: «В новой постановке «Лебединого озера», более осмысленной, чем прежние, многое радует смелыми решениями, интересными находками и творческим режиссерским прочтением партитуры».

«Театр одержал большую победу, впервые за его существование создана такая грандиозная хореографическая постановка», - это цитата рецензии М.Плисецкой, которая сама выступала в спектакле в партии Одетты - Одиллии, ее партнером был артист Большого театра Ю.Кондратов. Характерно, что в спектакле танцевали солисты других балетных трупп. Это артисты Ленинградского театра оперы и балета имени С.М.Кирова, О.Моисеева, А.Осипенко, С.Кузнецов, балерина театра «Эстония» Х.Пуур.

В 1976 году партию Принца на сцене Музыкального театра танцевал Мишель Брюгель, солист парижской Гранд – опера, где в 1960 году Бурмейстер повторил свою постановку «Лебединого озера». Танцевал в Москве и другой солист Гранд – Опера – Аттилио Лабис. Еще одна интересная деталь истории. Когда Музыкальный театр показывал «Лебединое озеро» в Париже, дирижировал Г.Рождественский.

Гранд-Опера

Спектакль стал хорошей школой для нескольких поколений артистов. Заветной мечтой каждой танцовщицы и танцовщика является исполнить центральные партии «Лебединого озера».

Вот уже более 40 лет невозможно представить афишу Театра имени Станиславского и Немировича-Данченко без «Лебединого озера».

На афишах прошлых лет мы читаем имена тех, кто танцевал Одетту – Одиллию и Принца. Это С.Виноградова, В.Ермилова, Э.Власова, Г.Камолова, М.Агатова, Н.Лаврухина, В.Собцева, А.Ханиашвили, М.Салоп, М.Лиепа, В.Пашкевич, А.Николаев, А.Новиченок, В.Федянин, Ю.Григорьев, В.Артюшкин, С.Баранов, М.Крапивин, Г.Крапивина, В.Тедеев, М.Дроздова, В.Петрунин, М.Левина, Л.Шипулина.

М.Лиепа (принц Зигфрид) и Е.Рябинкина (Одиллия)

В 1992 году состоялась премьера нового оформления спектакля, сделанного художником В.Арефьевым.

Спектакль знаком любителям балета многих стран. Его видели во Франции, Японии, Китае, Италии, Чехословакии, Португалии, Венгрии, Сирии, Иордании, Индии, Испании…

Можно с уверенностью сказать – «Лебединое озеро» в постановке В.П.Бурмейстера выдержало испытание временем. Спектакль не кажется постаревшим. Наполнено бьётся его творческий пульс, он продолжает радовать сердца и души зрителей.

bar69marisha.livejournal.com

Лебединое озеро — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

КомпозиторАвтор либреттоИсточник сюжетаХореографОркестровкаДирижёр-постановщикСценографияПоследующие редакцииКоличество действийГод созданияПервая постановкаМесто первой постановкиСайт спектакля
Балет «Лебединое озеро»
Фото Сцена из II акта в постановке 1877 года

Пётр Чайковский

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Юлиус Резингер

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Мариус Петипа и Лев Иванов

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

1876

4 (16) марта 1877

Большой театр, Москва

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

«Лебединое озеро» — балет Петра Ильича Чайковского в четырёх актах. Либретто Владимира Бегичева[1] и, возможно, Василия Гельцера.

Сюжет

В основу сюжета положены многие фольклорные мотивы, в том числе старинная немецкая легенда, повествующая о прекрасной принцессе Одетте, превращённой в лебедя проклятием злого колдуна — рыцаря Ротбарта.

Чары злого гения действуют днем, но с приходом луны белый лебедь превращается в прекрасную Одетту. Она не одинока, на озере ее окружают заколдованные девушки-лебеди, назвавшие Одетту королевой лебедей. По легенде, слезы матери по похищенной злодеем дочери образовали волшебное «лебединое озеро». Заклятие может быть разрушено только верной любовью молодого человека, но если обет вечной любви нарушится, она навсегда останется лебедем. В четырёх картинах балета чередуются реальные и фантастические картины. Празднуя своё совершеннолетие в дворцовом парке, принц Зигфрид веселится среди друзей, однако пролетевшая над парком стая лебедей манит его за собой. В лесу, на берегу озера среди девушек-лебедей принц находит Одетту, королеву лебедей с короной на голове. Покорённый её красотой и потрясённый её рассказом о преследованиях злым хозяином озера Ротбартом, Зигфрид клянётся Одетте в вечной любви. На балу в замке, по велению матери Зигфрида, он должен выбрать себе невесту. Самые первые красавицы танцуют перед ним. В балете происходит чередование танцев: невест, друзей принца, испанской, неаполитанской, венгерской принцесс; Мазурки и конечно же вариации обаятельного шута. Однако принц безучастен, пока не появляется Одиллия, в которой Зигфриду видится Одетта, ей он и отдаёт предпочтение. Поняв, что совершил роковую ошибку, Зигфрид бежит к озеру и молит Одетту о прощении, но не получает его. Срывая с головы Одетты корону, Зигфрид бросает вызов Ротбарту, олицетворяющему в балете образ фатума (хозяина озера) (корона спасала Одетту от преследования). Принц надеется, что девушка-лебедь уйдёт с ним в мир людей. В сказке бурные волны разбушевавшейся на озере стихии поглощают Одетту и Зигфрида.

История постановок

Сценическая история спектакля складывалась трудно. Премьера прошла 4 (16) марта 1877 года на сцене московского Большого театра. Оригинальная хореография принадлежала балетмейстеру Венцелю Рейзингеру. Балет делился на четыре акта — по одной картине в каждом. Первой исполнительницей партий Одетты и Одилии стала Полина Карпакова. На четвёртом представлении главную партию впервые исполнила Анна Собещанская.

Постановка Рейзингера успеха не имела и была признана неудачной. В 1882 году балетмейстер Иосиф Гансен возобновил и частично отредактировал старый спектакль. 17 февраля 1894 года в концерте, посвящённом памяти П. И. Чайковского, была впервые показана «лебединая» картина II акта балета в постановке Льва Иванова (главные партии исполнили Пьерина Леньяни и Павел Гердт).

Премьера целого спектакля состоялась 15 (27) января 1895 года в Мариинском театре. Балетмейстером Петипа совместно с М. И. Чайковским были заново пересмотрены либретто и, совместно с композитором Рикардо Дриго — партитура. Петипа принадлежали хореография I акта, III акт (за исключением венецианского и венгерского танцев) и апофеоз; Льву Иванову — II акт, венецианский и венгерский танцы III акта и IV акт.

Версия Петипа-Иванова стала классической. Она лежит в основе большинства последующих постановок «Лебединого озера», за исключением модернистских. Чаще всего используется каноническая хореография второго, «лебединого», акта Иванова и «чёрный» pas d’action (нередко преобразованный в pas de deux принца Зигфрида и Одиллии) Петипа. Однако влияние петербургской постановки на всю последующую судьбу балета гораздо шире механического воспроизведения отдельных её элементов. По сути, в ней были заложены основные традиции, определяющие подход новых балетмейстеров к авторскому тексту П. И. Чайковского. Свободный пересмотр либретто и столь же свободная перекомпоновка партитуры с пополнением её фрагментами небалетной музыки П. И. Чайковского прочно вошли в театральный обиход.

На сегодняшний день из всех существующих редакций балета едва ли найдутся хотя бы две, имеющие полностью одинаковые театральные партитуры. Наиболее радикальными в этом отношении версиями считаются венская постановка Рудольфа Нуреева и версия Владимира Бурмейстера, а наиболее распространённые замены заключаются в возвращении в третий акт вариаций главных героев, написанных Чайковским для pas de six и pas de deux Собещанской и включение в четвёртую картину дуэта на музыку второй вариации из pas de six.

Постановки

«Лебединое озеро» П. И. Чайковского — один из наиболее часто ставящихся балетов в мире. Среди наиболее известных постановок:

  • 20 февраля (4 марта) 1877 года — Большой театр, балетмейстер Венцель Рейзингер, дирижёр-постановщик Степан Рябов (Одетта и Одиллия — Полина Карпакова)
  • 13 (25) января 1880 года — Большой театр, Москва, возобновление балета (балетмейстер Ганзен, преемник Рейзингера). В этом спектакле впервые появляется pas de deux, специально написанное Чайковским и поставленное Мариусом Петипа
  • 28 октября (9 ноября) 1882 года, Большой театр, Москва. Возобновление балета (Одетта — Л. Гейтен)
  • 9 февраля 1888 года, Пражский театр, II акт, балетмейстер — Августин Берже (Одетта — Джульетта Пальтриньери)
  • 17 февраля 1894 года (2-я картина I акта) — балетмейстер Лев Ива́нов (Одетта — Пьерина Леньяни, Принц Зигфрид — Павел Гердт)
  • 15 (27) января 1895 года — Мариинский театр, балетмейстеры Мариус Петипа и Лев Ива́нов
  • 24 января (6 февраля) 1901 года — Большой театр, балетмейстер Александр Горский, художники Александр Головин и Константин Коровин (Одетта и Одиллия — Аделина Джури, Зигфрид — Михаил Мордкин)
  • 1911 — Нью-Йорк, балетмейстер Михаил Мордкин (он же — исполнитель партии Зигфрида), Одетта и Одиллия — Екатерина Гельцер
  • 29 февраля 1920 года — Большой театр, балетмейстер Александр Горский, режиссёр В. И. Немирович-Данченко, художник Константин Коровин (второй акт), дирижёр Андрей Арендс (Одетта — Елена Ильющенко, Одиллия — Мария Рейзен)
  • 1925 — Белград, балетмейстер А. Фортунато
  • 1928 год — Тбилиси, балетмейстер Р. Баланотти
  • 13 апреля 1933 года — Ленинградский театр им. Кирова, балетмейстер Агриппина Ваганова (возобновление по Ива́нову и Петипа), дирижёр Евгений Мравинский (Одетта — Галина Уланова, Одиллия — Ольга Иордан, Зигфрид — Константин Сергеев)
  • 1934 — Лондон, балетмейстер Николай Сергеев
  • 1937 год — Большой театр, балетмейстеры Асаф Мессерер (новая постановка 4-го акта) и Евгения Долинская (восстановление 1-3-го актов), дирижёр Юрий Файер (Одетта и Одиллия — Марина Семёнова, Зигфрид — Михаил Габович, Ротбарт — Пётр Гусев)
  • 1940 год — Ереванский театр оперы и балета, балетмейстер Леонид Лавровский
  • 1945 год — Ленинградский театр им. Кирова, балетмейстер Фёдор Лопухов (новая редакция спектакля Иванова и Петипа), декорации — Б. И. Волкова, костюмы Татьяны Бруни (Одетта и Одиллия — Наталья Дудинская, Зигфрид — Константин Сергеев, Ротбарт — Роберт Гербек)
  • 1945 год — Тбилиси, балетмейстер Вахтанг Чабукиани (1954 — новая редакция)
  • 1951 — Нью-Йорк, балетмейстер Джордж Баланчин
  • 1951 — Будапешт, балетмейстер Асаф Мессерер
  • 25 апреля 1953 года — Московский музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко, балетмейстеры Владимир Бурмейстер и Пётр Гусев (постановка 2-го акта по Льву Ива́нову, Одетта и Одиллия — Виолетта Бовт)
  • 1953, 1963 — Театр Колон (Буэнос-Айрес), балетмейстер Дж. Картер
  • 1957 — Хельсинки, балетмейстер Асаф Мессерер
  • 19 июля 1958 года — Ленинградский Малый театр, балетмейстеры Фёдор Лопухов и К. Ф. Боярский (восстановление спектакля Иванова и Петипа, Одетта — Вера Станкевич, Одиллия — Татьяна Боровикова)
  • 1960 — Парижская национальная опера, балетмейстер Владимир Бурмейстер (1974 — новая редакция)
  • 1962 — Сантьяго, балетмейстер А. Р. Томский (2-й акт)
  • 1962 — Загреб, балетмейстер Ростислав Захаров
  • 1964 — Штутгарт, балетмейстер Джон Кранко
  • 1964 — Копенгаген, балетмейстер Нина Анисимова
  • 1965 — Гавана, балетмейстер Альберто Алонсо
  • 1965 — Нидерланды, балетмейстер Игорь Бельский
  • 25 декабря 1969 года — Большой театр, балетмейстер Юрий Григорович, художник Симон Вирсаладзе, дирижёр Альгис Жюрайтис (Одетта и Одиллия — Наталья Бессмертнова, Зигфрид — Николай Фадеечев)
  • 1969 — Берлин, балетмейстер Кеннет Макмиллан
  • 1971 — Гётеборг, балетмейстер Эльза-Марианна фон Розен[fr]
  • 1976 — Гамбург, балетмейстер Джон Ноймайер
  • 1987 — Стокгольм, балетмейстер Матс Эк (Одетта и Одиллия — Ана Лагуна)
  • 1995 — театр Садлерс-Уэллс (Лондон), балетмейстер Мэтью Борн, см. Лебединое озеро Мэтью Борна[en]

Интересные факты

Напишите отзыв о статье "Лебединое озеро"

Примечания

  1. ↑ Существует высокая вероятность, что либретто балета принадлежит самому композитору — при написании музыки балета он активно консультировался с В. Бегичевым и счёл необходимым указать его имя на рукописи партитуры в качестве либретиста, однако сам Бегичев неоднократно, по свидетельствам современников, отрицал своё участие в написании либретто.
  2. ↑ [http://www.pravda.ru/culture/theatre/ballet/01-03-2007/214937-swanlake-0/ Pravda.ru. «Лебединое озеро» — долгоиграющая поминальная мелодия]
  3. ↑ [http://millionaire.ru/history/%D0%B8%D0%BC%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B0%D1%82%D0%BE%D1%80%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F-%D1%81%D1%86%D0%B5%D0%BD%D0%B0/ Millionaire.ru. Императорская сцена]

Библиография

  • И. Глебов. Лебединое озеро. — Л.: ЛГАТОБ, 1934. — 34 с.
  • Лебединое озеро / Анисимов А. (редактор). — М.: Искусство, 1951. — 24 с. — 10 000 экз.
  • Богданов-Березовский В. М. Лебединое озеро. — Л.: МУЗГИЗ, 1953. — 32 с. — 5000 экз.
  • Слонимский Ю. И. Лебединое озеро П. Чайковского. — Л: Государственное музыкальное издательство (МУЗГИЗ), 1962. — 80 с. — (Сокровища Советского Балетного Театра). — 15 000 экз.
  • Демидов А. П. Лебединое озеро. — М.: Искусство, 1985. — 368 с. — (Шедевры балета). — 25 000 экз.
  • Житомирский Д. В. Балеты Чайковского. — М.: Музгиз, 1957. — 120 с. — 8000 экз.
  • Балет. Энциклопедия, СЭ, 1981, 1997

Ссылки

  • [http://www.tchaikov.ru/lake.html П. Е. Вайдман «Лебединое озеро»]
  • [http://files.school-collection.edu.ru/dlrstore/9e9e8965-0b17-35ca-3b68-90cd447be413/Tcaikovsky_Lebedinoe_ozero_.htm Либретто и описание музыкальных номеров]
  • [http://www.ballet.classical.ru/slonimsky.html Статья Ю. А. Слонимского о музыке балета (с сокращениями)]
  • [http://www.ballet.classical.ru/surits.html Е. Я. Суриц. «Лебединое озеро» 1877 года. К 125-летию первой постановки балета]
  • [http://www.ballet.classical.ru/d_swan_russia.html Сведения о постановках балета в Москве и Петербурге]
  • [http://www.nureyev.org/rudolf-noureev-ballets-grands-roles/swan-lake-tchaikovski-petipa-rudolf-nureyev «Лебединое озеро» в постановке Р. Нуреева]
  • [http://www.vesti.ru/doc.html?id=601073 Сюжет об истории постановки балета]

Отрывок, характеризующий Лебединое озеро

И, как оказалось, долго малышке ждать не пришлось... Её любимая мама появилась опять... Она была очень печальной и чуточку растерянной, но держалась намного лучше, чем до дикости перепуганный отец, который сейчас уже, к моей искренней радости, понемножку приходил в себя. Интересно то, что за время моего общение с таким огромным количеством сущностей умерших, я почти с уверенностью могла бы сказать, что женщины принимали «шок смерти» намного увереннее и спокойнее, чем это делали мужчины. Я тогда ещё не могла понять причины этого любопытного наблюдения, но точно знала, что это именно так. Возможно, они глубже и тяжелее переносили боль вины за оставленных ими в «живом» мире детей, или за ту боль, которую их смерть приносила родным и близким. Но именно страх смерти у большинства из них (в отличии от мужчин) почти что начисто отсутствовал. Могло ли это в какой-то мере объясняться тем, что они сами дарили самое ценное, что имелось на нашей земле – человеческую жизнь? Ответа на этот вопрос тогда ещё у меня, к сожалению, не было... – Мамочка, мама! А они говорили, что ты ещё долго не придёшь! А ты уже здесь!!! Я же знала, что ты нас не оставишь! – верещала маленькая Катя, задыхаясь от восторга. – Теперь мы опять все вместе и теперь будет всё хорошо! И как же грустно было наблюдать, как вся эта милая дружная семья старалась уберечь свою маленькую дочь и сестру от сознания того, что это совсем не так уж и хорошо, что они опять все вместе, и что ни у одного из них, к сожалению, уже не осталось ни малейшего шанса на свою оставшуюся непрожитую жизнь... И что каждый из них искренне предпочёл бы, чтобы хоть кто-то из их семьи остался бы в живых... А маленькая Катя всё ещё что-то невинно и счастливо лопотала, радуясь, что опять они все одна семья и опять совершенно «всё хорошо»... Мама печально улыбалась, стараясь показать, что она тоже рада и счастлива... а душа её, как раненная птица, криком кричала о её несчастных, так мало проживших малышах... Вдруг она как бы «отделила» своего мужа и себя от детей какой-то прозрачной «стеной» и, смотря прямо на него, нежно коснулась его щеки. – Валерий, пожалуйста, посмотри на меня – тихо проговорила женщина. – Что же мы будем делать?.. Это ведь смерть, правда, же? Он поднял на неё свои большие серые глаза, в которых плескалась такая смертельная тоска, что теперь уже мне вместо него захотелось по-волчьи завыть, потому что принимать всё это в душу было почти невозможно... – Как же могло произойти такое?.. За что же им-то?!.. – опять спросила Валерия жена. – Что же нам теперь делать, скажи? Но он ничего не мог ей ответить, ни, тем более, что-то предложить. Он просто был мёртв, и о том, что бывает «после», к сожалению, ничего не знал, так же, как и все остальные люди, жившие в то «тёмное» время, когда всем и каждому тяжелейшим «молотом лжи» буквально вбивалось в голову, что «после» уже ничего больше нет и, что человеческая жизнь кончается в этот скорбный и страшный момент физической смерти... – Папа, мама, и куда мы теперь пойдём? – жизнерадостно спросила девчушка. Казалось, теперь, когда все были в сборе, она была опять полностью счастлива и готова была продолжать свою жизнь даже в таком незнакомом для неё существовании. – Ой, мамочка, а моя ручка прошла через скамейку!!! А как же теперь мне сесть?.. – удивилась малышка. Но не успела мама ответить, как вдруг прямо над ними воздух засверкал всеми цветами радуги и начал сгущаться, превращаясь в изумительной красоты голубой канал, очень похожий на тот, который я видела во время моего неудачного «купания» в нашей реке. Канал сверкал и переливался тысячами звёздочек и всё плотнее и плотнее окутывал остолбеневшую семью. – Я не знаю кто ты, девочка, но ты что-то знаешь об этом – неожиданно обратилась ко мне мать. – Скажи, мы должны туда идти? – Боюсь, что да, – как можно спокойнее ответила я. – Это ваш новый мир, в котором вы будете жить. И он очень красивый. Он понравится вам. Мне было чуточку грустно, что они уходят так скоро, но я понимала, что так будет лучше, и, что они не успеют даже по настоящему пожалеть о потерянном, так как им сразу же придётся принимать свой новый мир и свою новую жизнь... – Ой, мамочка, мама, как красиво!!! Почти, как Новый Год!.. Видас, Видас, правда красиво?! – счастливо лепетала малышка. – Ну, пойдём-те же, пойдёмте, чего же вы ждёте! Мама грустно мне улыбнулась и ласково сказала: – Прощай, девочка. Кто бы ты ни была – счастья тебе в этом мире... И, обняв своих малышей, повернулась к светящемуся каналу. Все они, кроме маленькой Кати, были очень грустными и явно сильно волновались. Им приходилось оставлять всё, что было так привычно и так хорошо знакомо, и «идти» неизвестно куда. И, к сожалению, никакого выбора у них в данной ситуации не было... Вдруг в середине светящегося канала уплотнилась светящаяся женская фигура и начала плавно приближаться к сбившемуся «в кучку» ошарашенному семейству. – Алиса?.. – неуверенно произнесла мать, пристально всматриваясь в новую гостью. Сущность улыбаясь протянула руки к женщине, как бы приглашая в свои объятия. – Алиса, это правда ты?!.. – Вот мы и встретились, родная, – произнесло светящее существо. – Неужели вы все?.. Ох, как жаль!.. Рано им пока... Как жаль... – Мамочка, мама, кто это? – шёпотом спросила ошарашенная ма-лышка. – Какая она красивая!.. Кто это, мама? – Это твоя тётя, милая, – ласково ответила мать. – Тётя?! Ой как хорошо – новая тётя!!! А она кто? – не унималась любопытная девчушка. – Она моя сестра, Алиса. Ты её никогда не видела. Она ушла в этот «другой» мир когда тебя ещё не было. – Ну, тогда это было очень давно, – уверенно констатировала «неоспоримый факт» маленькая Катя... Светящаяся «тётя» грустно улыбалась, наблюдая свою жизнерадостную и ничего плохого в этой новой жизненной ситуации не подозревавшую маленькую племянницу. А та себе весело подпрыгивала на одной ножке, пробуя своё необычное «новое тело» и, оставшись им совершенно довольной, вопросительно уставилась на взрослых, ожидая, когда же они наконец-то пойдут в тот необыкновенный светящийся их «новый мир»... Она казалась опять совершенно счастливой, так как вся её семья была здесь, что означало – у них «всё прекрасно» и не надо ни о чём больше волноваться... Её крошечный детский мирок был опять привычно защищён любимыми ею людьми и она больше не должна была думать о том, что же с ними такое сегодня случилось и просто ждала, что там будет дальше. Алиса очень внимательно на меня посмотрела и ласково произнесла: – А тебе ещё рано, девочка, у тебя ещё долгий путь впереди... Светящийся голубой канал всё ещё сверкал и переливался, но мне вдруг показалось, что свечение стало слабее, и как бы отвечая на мою мысль, «тётя» произнесла: – Нам уже пора, родные мои. Этот мир вам уже больше не нужен... Она приняла их всех в свои объятия (чему я на мгновение удивилась, так как она как бы вдруг стала больше) и светящийся канал исчез вместе с милой девочкой Катей и всей её чудесной семьёй... Стало пусто и грустно, как будто я опять потеряла кого-то близкого, как это случалось почти всегда после новой встречи с «уходящими»... – Девочка, с тобой всё в порядке? – услышала я чей-то встревоженный голос. Кто-то меня тормошил, пробуя «вернуть» в нормальное состояние, так как я видимо опять слишком глубоко «вошла» в тот другой, далёкий для остальных мир и напугала какого-то доброго человека своим «заморожено-ненормальным» спокойствием. Вечер был таким же чудесным и тёплым, и вокруг всё оставалось точно так же, как было всего лишь какой-то час назад... только мне уже не хотелось больше гулять. Чьи-то хрупкие, хорошие жизни только что так легко оборвавшись, белым облачком улетели в другой мир, и мне стало вдруг очень печально, как будто вместе с ними улетела капелька моей одинокой души... Очень хотелось верить, что милая девочка Катя обретёт хоть какое-то счастье в ожидании своего возвращения «домой»... И было искренне жаль всех тех, кто не имел приходящих «тётей», чтобы хоть чуточку облегчить свой страх, и кто в ужасе метался уходя в тот дугой, незнакомый и пугающий мир, даже не представляя, что их там ждёт, и не веря, что это всё ещё продолжается их «драгоценная и единственная» ЖИЗНЬ...

Незаметно летели дни. Проходили недели. Понемногу я стала привыкать к своим необычным каждодневным визитёрам... Ведь все, даже самые неординарные события, которые мы воспринимаем в начале чуть ли не как чудо, становятся обычным явлениям, если они повторяются регулярно. Вот так и мои чудесные «гости», которые в начале меня так сильно изумляли, стали для меня уже почти что обычным явлением, в которое я честно вкладывала часть своего сердца и готова была отдать намного больше, если только это могло бы кому-то помочь. Но невозможно было вобрать в себя всю ту нескончаемую людскую боль, не захлебнувшись ею и не разрушив при этом себя саму. Поэтому я стала намного осторожнее и старалась помогать уже не открывая при этом все «шлюзы» своих бушующих эмоций, а пыталась оставаться как можно более спокойной и, к своему величайшему удивлению, очень скоро заметила, что именно таким образом я могу намного больше и эффективнее помочь, совершенно при этом не уставая и тратя на всё это намного меньше своих жизненных сил. Казалось бы, моё сердце давно должно было бы «замкнуться», окунувшись в такой «водопад» человеческой грусти и тоски, но видимо радость за наконец-то обретённый столь желанный покой тех, кому удавалось помочь, намного превышала любую грусть, и мне хотелось делать это без конца, насколько тогда хватало моих, к сожалению, всего лишь ещё детских, сил. Так я продолжала непрерывно с кем-то беседовать, кого-то где-то искать, кому-то что-то доказывать, кого-то в чём-то убеждать, а если удавалось, кого-то даже и успокаивать… Все «случаи» были чем-то друг на друга похожи, и все они состояли из одинаковых желаний «исправить» что-то, что в «прошедшей» жизни не успели прожить или сделать правильно. Но иногда случалось и что-то не совсем обычное и яркое, что накрепко отпечатывалось в моей памяти, заставляя снова и снова к этому возвращаться… В момент «ихнего» появления я спокойно сидела у окна и рисовала розы для моего школьного домашнего задания. Как вдруг очень чётко услышала тоненький, но очень настойчивый детский голосок, который почему-то шёпотом произнёс: – Мама, мамочка, ну, пожалуйста! Мы только попробуем… Я тебе обещаю… Давай попробуем?.. Воздух посередине комнаты уплотнился, и появились две, очень похожие друг на друга, сущности, как потом выяснилось – мама и её маленькая дочь. Я ждала молча, удивлённо за ними наблюдая, так как до сих пор ко мне всегда приходили исключительно по одному. Поэтому, вначале я подумала, что одна из них вероятнее всего должна быть такая же, как я – живая. Но никак не могла определить – которая, так как, по моему восприятию, живых среди этих двух не было... Женщина всё молчала, и девочка, видимо не выдержав дольше, чуть-чуть до неё дотронувшись, тихонько прошептала: – Мама!.. Но никакой реакции не последовало. Мать казалась абсолютно ко всему безразличной, и лишь рядом звучавший тоненький детский голосок иногда способен был вырвать её на какое-то время из этого жуткого оцепенения и зажечь маленькую искорку в, казалось, навсегда погасших зелёных глазах... Девочка же наоборот – была весёлой и очень подвижной и, казалось, чувствовала себя совершенно счастливой в том мире, в котором она в данный момент обитала. Я никак не могла понять, что же здесь не так и старалась держаться как можно спокойнее, чтобы не спугнуть своих странных гостей. – Мама, мама, ну говори же!!! – видно опять не выдержала девчушка. На вид ей было не больше пяти-шести лет, но главенствующей в этой странной компании, видимо, была именно она. Женщина же всё время молчала. Я решила попробовать «растопить лёд» и как можно ласковее спросила: – Скажите, могу ли я вам чем-то помочь? Женщина грустно на меня посмотрела и наконец-то проговорила: – Разве мне можно помочь? Я убила свою дочь!.. У меня мурашки поползли по коже от такого признания. Но девочку это, видимо, абсолютно не смутило и она спокойно произнесла: – Это неправда, мама. – А как же было на самом деле? – осторожно спросила я. – На нас наехала страшно большая машина, а мама была за рулём. Она думает, что это её вина, что она не могла меня спасти. – Тоном маленького профессора терпеливо объяснила девочка. – И вот теперь мама не хочет жить даже здесь, а я не могу ей доказать, как сильно она мне нужна. – И что бы ты хотела, чтобы сделала я? – спросила я её. – Пожалуйста, не могла бы ты попросить моего папу, чтобы он перестал маму во всём обвинять? – вдруг очень грустно спросила девочка. – Я очень здесь с ней счастлива, а когда мы ходим посмотреть на папу, она потом надолго становится такой, как сейчас… И тут я поняла, что отец видимо очень любил эту малышку и, не имея другой возможности излить куда-то свою боль, во всём случившимся обвинял её мать. – Хотите ли вы этого также? – мягко спросила у женщины я. Она лишь грустно кивнула и опять намертво замкнулась в своём скорбном мире, не пуская туда никого, включая и так беспокоившуюся за неё маленькую дочь. – Папа хороший, он просто не знает, что мы ещё живём. – Тихо сказала девочка. – Пожалуйста, ты скажи ему… Наверное, нет ничего страшнее на свете, чем чувствовать на себе такую вину, какую чувствовала она... Её звали Кристина. При жизни она была жизнерадостной и очень счастливой женщиной, которой, во время её гибели, было всего лишь двадцать шесть лет. Муж её обожал… Её маленькую дочурку звали Вэста, и она была первым в этой счастливой семье ребёнком, которого обожали все, а отец просто не чаял в ней души… Самого же главу семьи звали Артур, и он был таким же весёлым, жизнерадостным человеком, каким до смерти была его жена. И вот теперь никто и ничто не могло ему помочь найти хоть какой-то покой в его истерзанной болью душе. И он растил в себе ненависть к любимому человеку, своей жене, пытаясь этим оградить своё сердце от полного крушения.

o-ili-v.ru

Балет "Лебединое озеро". О чём он?

Публичная статья

886

Создано 17 марта 2016 года

«Лебединое озеро» - едва ли не самый известный балет в мире на музыку Петра Ильича Чайковского. Не только музыка, но и хореография уже на протяжении долгого времени считается общепризнанным шедевром мирового балета, одним из ярчайших достижений русской культуры. А Белый Лебедь навсегда останется символом Русского балета, символом его красоты и величия.

Премьера балета, с которой началась его славная история, состоялась 15 января 1895 года на сцене Мариинского театра в Санкт-Петербурге. Но мало кто знает, что это была не первая постановка «Лебединого озера».

АКТ ПЕРВЫЙ

Картина 1

На поляне вблизи замка Принц Зигфрид в кругу своих друзей празднует своё совершеннолетие. Веселье друзей прерывает внезапное появление матери Принца, Владетельной принцессы. Она дарит сыну арбалет и напоминает ему, что детство прошло, и завтра, на балу, он должен будет выбрать себе невесту. После ухода Владетельной Принцессы веселье и танцы продолжаются. Стая лебедей в небе привлекает внимание Принца Зигфрида: почему бы не закончить этот удачный день славной охотой?

Картина 2

Озеро в лесной чаще

Увлеченный охотой Принц Зигфрид выходит к лесному озеру, по которому плывет стая белых лебедей. Впереди всех - птица с короной на голове. Принц прицеливается... Но, пораженный удивительной красотой Королевы лебедей, Одетты, опускает арбалет. Она рассказывает Принцу о своей ужасной участи: Злой Колдун, Ротбарт, заколдовал её и подвластных ей девушек. Он стережет их в образе филина, лишь ночью разрешая превращаться из лебедей в девушек. Страшные чары может разрушить лишь тот, кто полюбит её всем сердцем и даст обет вечной любви. Одетта исчезает, и Принц, пораженный историей этой девушки устремляется за ней.

На берег озера выходят девушки-лебеди. Завороженный их танцами Принц клянется избавить их от власти злого колдуна. Он видит Одетту и клянется ей в любви. Завтра, на балу, он сделает свой выбор: Одетта станет его женой. Королева лебедей предостерегает Принца: если клятва не будет сдержана, Одетта и все девушки навсегда останутся во власти злых чар Ротбарта. Светает. Девушки превращаются в лебедей и уплывают. Счастье влюбленных омрачает появление филина, который подслушал их разговор. Уж он-то сделает всё, чтобы разрушить их надежды!

АКТ ВТОРОЙ

Придворный бал в замке Принца Зигфрида. Напрасно прелестные девушки своими танцами пытаются пленить Принца Зигфрида: его сердце принадлежит лишь прекрасной Королеве лебедей. Однако, повинуясь велению матери, он одинаково любезен со всеми гостями. Владетельная Принцесса требует, чтобы Принц выбрал себе невесту из претенденток, которые приехали на бал. Но Принц непреклонен: он ждет свою единственную, Одетту.

Внезапно трубы возвещают о прибытии новых гостей. Зигфрид с надеждой ожидает появления Одетты. Однако, как гром среди ясного неба, появляется Ротбарт в обличии знатного рыцаря и его дочь, Одиллия. Принц растерян: эта красавица необычайно похожа на Одетту! Завороженный Одиллией, Зигфрид устремляется за ней. Начинаются танцы. Настает черед Зигфрида и Одиллии. О, как же она похожа на Одетту! Своими обольстительными и искусительными танцами она завораживает и пленяет Принца. Он не может оторвать от неё глаз. Внезапно в окне появляется белый лебедь - это Одетта пытается предостеречь своего возлюбленного. Но безуспешно - он так увлечен Одиллией!

Коварная цель Ротбарта выполнена - Одиллия полностью пленила Принца. Он не успевает опомниться и делает выбор: отныне Одиллия его невеста! По требованию Ротбарта он даёт своей избраннице клятву вечной любви. Колдун торжествует: Зигфрид нарушил свою клятву, а значит ничто не способно больше разрушить его чары! Достигший своей цели Ротбарт и его коварная дочь исчезают. Всеобщее смятение. Опомнившись и осознав весь ужас обмана, жертвой которого он стал, Зигфрид устремляется к озеру, к Одетте.

АКТ ТРЕТИЙ

На берегу озера девушки с тревогой ожидают свою королеву. Появляется Одетта с печальным известием о коварстве Ротбарта и измене Зигфрида. Появляется Принц. Он умоляет Одетту простить его, ведь он принёс клятву, обманутый сходством девушек. Одетта прощает его, но уже поздно: ничто не способно разрушить чары злого колдуна. Появляется Ротбарт. Изо всех сил он пытается разлучить влюбленных. И ему это почти удается: он хватает Одетту в свои смертельные объятия. Истерзанная филином, Одетта без сил падает на землю. Зигфрид вступает в единоборство с Ротбартом. Любовь придает силы Принцу - он почти побеждает колдуна. Одетта и Зигфрид дают клятву вечной любви друг другу. Сила любви убивает Ротбарта! Он побежден! Пришел конец чарам Злого Колдуна!

Лебеди и Одетта превращаются в девушек! Одетта и Принц Зигфрид спешат навстречу своей Любви и своему Счастью! Лучи восходящего солнца несут в мир Жизнь, Любовь и Добро!

Источник: [1]

helperia.ru

Лебединое озеро — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

«Лебединое озеро» — балет Петра Ильича Чайковского в четырёх актах. Либретто Владимира Бегичева[1] и, возможно, Василия Гельцера.

Сюжет

В основу сюжета положены многие фольклорные мотивы, в том числе старинная немецкая легенда, повествующая о прекрасной принцессе Одетте, превращённой в лебедя проклятием злого колдуна — рыцаря Ротбарта.

Чары злого гения действуют днем, но с приходом луны белый лебедь превращается в прекрасную Одетту. Она не одинока, на озере ее окружают заколдованные девушки-лебеди, назвавшие Одетту королевой лебедей. По легенде, слезы матери по похищенной злодеем дочери образовали волшебное «лебединое озеро». Заклятие может быть разрушено только верной любовью молодого человека, но если обет вечной любви нарушится, она навсегда останется лебедем. В четырёх картинах балета чередуются реальные и фантастические картины. Празднуя своё совершеннолетие в дворцовом парке, принц Зигфрид веселится среди друзей, однако пролетевшая над парком стая лебедей манит его за собой. В лесу, на берегу озера среди девушек-лебедей принц находит Одетту, королеву лебедей с короной на голове. Покорённый её красотой и потрясённый её рассказом о преследованиях злым хозяином озера Ротбартом, Зигфрид клянётся Одетте в вечной любви. На балу в замке, по велению матери Зигфрида, он должен выбрать себе невесту. Самые первые красавицы танцуют перед ним. В балете происходит чередование танцев: невест, друзей принца, испанской, неаполитанской, венгерской принцесс; Мазурки и конечно же вариации обаятельного шута. Однако принц безучастен, пока не появляется Одиллия, в которой Зигфриду видится Одетта, ей он и отдаёт предпочтение. Поняв, что совершил роковую ошибку, Зигфрид бежит к озеру и молит Одетту о прощении, но не получает его. Срывая с головы Одетты корону, Зигфрид бросает вызов Ротбарту, олицетворяющему в балете образ фатума (хозяина озера) (корона спасала Одетту от преследования). Принц надеется, что девушка-лебедь уйдёт с ним в мир людей. В сказке бурные волны разбушевавшейся на озере стихии поглощают Одетту и Зигфрида.

История постановок

Сценическая история спектакля складывалась трудно. Премьера прошла 4 (16) марта 1877 года на сцене московского Большого театра. Оригинальная хореография принадлежала балетмейстеру Венцелю Рейзингеру. Балет делился на четыре акта — по одной картине в каждом. Первой исполнительницей партий Одетты и Одилии стала Полина Карпакова. На четвёртом представлении главную партию впервые исполнила Анна Собещанская.

Постановка Рейзингера успеха не имела и была признана неудачной. В 1882 году балетмейстер Иосиф Гансен возобновил и частично отредактировал старый спектакль. 17 февраля 1894 года в концерте, посвящённом памяти П. И. Чайковского, была впервые показана «лебединая» картина II акта балета в постановке Льва Иванова (главные партии исполнили Пьерина Леньяни и Павел Гердт).

Премьера целого спектакля состоялась 15 (27) января 1895 года в Мариинском театре. Балетмейстером Петипа совместно с М. И. Чайковским были заново пересмотрены либретто и, совместно с композитором Рикардо Дриго — партитура. Петипа принадлежали хореография I акта, III акт (за исключением венецианского и венгерского танцев) и апофеоз; Льву Иванову — II акт, венецианский и венгерский танцы III акта и IV акт.

Версия Петипа-Иванова стала классической. Она лежит в основе большинства последующих постановок «Лебединого озера», за исключением модернистских. Чаще всего используется каноническая хореография второго, «лебединого», акта Иванова и «чёрный» pas d’action (нередко преобразованный в pas de deux принца Зигфрида и Одиллии) Петипа. Однако влияние петербургской постановки на всю последующую судьбу балета гораздо шире механического воспроизведения отдельных её элементов. По сути, в ней были заложены основные традиции, определяющие подход новых балетмейстеров к авторскому тексту П. И. Чайковского. Свободный пересмотр либретто и столь же свободная перекомпоновка партитуры с пополнением её фрагментами небалетной музыки П. И. Чайковского прочно вошли в театральный обиход.

На сегодняшний день из всех существующих редакций балета едва ли найдутся хотя бы две, имеющие полностью одинаковые театральные партитуры. Наиболее радикальными в этом отношении версиями считаются венская постановка Рудольфа Нуреева и версия Владимира Бурмейстера, а наиболее распространённые замены заключаются в возвращении в третий акт вариаций главных героев, написанных Чайковским для pas de six и pas de deux Собещанской и включение в четвёртую картину дуэта на музыку второй вариации из pas de six.

Постановки

«Лебединое озеро» П. И. Чайковского — один из наиболее часто ставящихся балетов в мире. Среди наиболее известных постановок:

  • 20 февраля (4 марта) 1877 года — Большой театр, балетмейстер Венцель Рейзингер, дирижёр-постановщик Степан Рябов (Одетта и Одиллия — Полина Карпакова)
  • 13 (25) января 1880 года — Большой театр, Москва, возобновление балета (балетмейстер Ганзен, преемник Рейзингера). В этом спектакле впервые появляется pas de deux, специально написанное Чайковским и поставленное Мариусом Петипа
  • 28 октября (9 ноября) 1882 года, Большой театр, Москва. Возобновление балета (Одетта — Л. Гейтен)
  • 9 февраля 1888 года, Пражский театр, II акт, балетмейстер — Августин Берже (Одетта — Джульетта Пальтриньери)
  • 17 февраля 1894 года (2-я картина I акта) — балетмейстер Лев Ива́нов (Одетта — Пьерина Леньяни, Принц Зигфрид — Павел Гердт)
  • 15 (27) января 1895 года — Мариинский театр, балетмейстеры Мариус Петипа и Лев Ива́нов
  • 24 января (6 февраля) 1901 года — Большой театр, балетмейстер Александр Горский, художники Александр Головин и Константин Коровин (Одетта и Одиллия — Аделина Джури, Зигфрид — Михаил Мордкин)
  • 1911 — Нью-Йорк, балетмейстер Михаил Мордкин (он же — исполнитель партии Зигфрида), Одетта и Одиллия — Екатерина Гельцер
  • 29 февраля 1920 года — Большой театр, балетмейстер Александр Горский, режиссёр В. И. Немирович-Данченко, художник Константин Коровин (второй акт), дирижёр Андрей Арендс (Одетта — Елена Ильющенко, Одиллия — Мария Рейзен)
  • 1925 — Белград, балетмейстер А. Фортунато
  • 1928 год — Тбилиси, балетмейстер Р. Баланотти
  • 13 апреля 1933 года — Ленинградский театр им. Кирова, балетмейстер Агриппина Ваганова (возобновление по Ива́нову и Петипа), дирижёр Евгений Мравинский (Одетта — Галина Уланова, Одиллия — Ольга Иордан, Зигфрид — Константин Сергеев)
  • 1934 — Лондон, балетмейстер Николай Сергеев
  • 1937 год — Большой театр, балетмейстеры Асаф Мессерер (новая постановка 4-го акта) и Евгения Долинская (восстановление 1-3-го актов), дирижёр Юрий Файер (Одетта и Одиллия — Марина Семёнова, Зигфрид — Михаил Габович, Ротбарт — Пётр Гусев)
  • 1940 год — Ереванский театр оперы и балета, балетмейстер Леонид Лавровский
  • 1945 год — Ленинградский театр им. Кирова, балетмейстер Фёдор Лопухов (новая редакция спектакля Иванова и Петипа), декорации — Б. И. Волкова, костюмы Татьяны Бруни (Одетта и Одиллия — Наталья Дудинская, Зигфрид — Константин Сергеев, Ротбарт — Роберт Гербек)
  • 1945 год — Тбилиси, балетмейстер Вахтанг Чабукиани (1954 — новая редакция)
  • 1951 — Нью-Йорк, балетмейстер Джордж Баланчин
  • 1951 — Будапешт, балетмейстер Асаф Мессерер
  • 25 апреля 1953 года — Московский музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко, балетмейстеры Владимир Бурмейстер и Пётр Гусев (постановка 2-го акта по Льву Ива́нову, Одетта и Одиллия — Виолетта Бовт)
  • 1953, 1963 — Театр Колон (Буэнос-Айрес), балетмейстер Дж. Картер
  • 1957 — Хельсинки, балетмейстер Асаф Мессерер
  • 19 июля 1958 года — Ленинградский Малый театр, балетмейстеры Фёдор Лопухов и К. Ф. Боярский (восстановление спектакля Иванова и Петипа, Одетта — Вера Станкевич, Одиллия — Татьяна Боровикова)
  • 1960 — Парижская национальная опера, балетмейстер Владимир Бурмейстер (1974 — новая редакция)
  • 1962 — Сантьяго, балетмейстер А. Р. Томский (2-й акт)
  • 1962 — Загреб, балетмейстер Ростислав Захаров
  • 1964 — Штутгарт, балетмейстер Джон Кранко
  • 1964 — Копенгаген, балетмейстер Нина Анисимова
  • 1965 — Гавана, балетмейстер Альберто Алонсо
  • 1965 — Нидерланды, балетмейстер Игорь Бельский
  • 25 декабря 1969 года — Большой театр, балетмейстер Юрий Григорович, художник Симон Вирсаладзе, дирижёр Альгис Жюрайтис (Одетта и Одиллия — Наталья Бессмертнова, Зигфрид — Николай Фадеечев)
  • 1969 — Берлин, балетмейстер Кеннет Макмиллан
  • 1971 — Гётеборг, балетмейстер Эльза-Марианна фон Розен[fr]
  • 1976 — Гамбург, балетмейстер Джон Ноймайер
  • 1987 — Стокгольм, балетмейстер Матс Эк (Одетта и Одиллия — Ана Лагуна)
  • 1995 — театр Садлерс-Уэллс (Лондон), балетмейстер Мэтью Борн, см. Лебединое озеро Мэтью Борна[en]

Интересные факты

Напишите отзыв о статье "Лебединое озеро"

Примечания

  1. ↑ Существует высокая вероятность, что либретто балета принадлежит самому композитору — при написании музыки балета он активно консультировался с В. Бегичевым и счёл необходимым указать его имя на рукописи партитуры в качестве либретиста, однако сам Бегичев неоднократно, по свидетельствам современников, отрицал своё участие в написании либретто.
  2. ↑ [www.pravda.ru/culture/theatre/ballet/01-03-2007/214937-swanlake-0/ Pravda.ru. «Лебединое озеро» — долгоиграющая поминальная мелодия]
  3. ↑ [millionaire.ru/history/%D0%B8%D0%BC%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B0%D1%82%D0%BE%D1%80%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F-%D1%81%D1%86%D0%B5%D0%BD%D0%B0/ Millionaire.ru. Императорская сцена]

Библиография

  • И. Глебов. Лебединое озеро. — Л.: ЛГАТОБ, 1934. — 34 с.
  • Лебединое озеро / Анисимов А. (редактор). — М.: Искусство, 1951. — 24 с. — 10 000 экз.
  • Богданов-Березовский В. М. Лебединое озеро. — Л.: МУЗГИЗ, 1953. — 32 с. — 5000 экз.
  • Слонимский Ю. И. Лебединое озеро П. Чайковского. — Л: Государственное музыкальное издательство (МУЗГИЗ), 1962. — 80 с. — (Сокровища Советского Балетного Театра). — 15 000 экз.
  • Демидов А. П. Лебединое озеро. — М.: Искусство, 1985. — 368 с. — (Шедевры балета). — 25 000 экз.
  • Житомирский Д. В. Балеты Чайковского. — М.: Музгиз, 1957. — 120 с. — 8000 экз.
  • Балет. Энциклопедия, СЭ, 1981, 1997

Ссылки

  • [www.tchaikov.ru/lake.html П. Е. Вайдман «Лебединое озеро»]
  • [files.school-collection.edu.ru/dlrstore/9e9e8965-0b17-35ca-3b68-90cd447be413/Tcaikovsky_Lebedinoe_ozero_.htm Либретто и описание музыкальных номеров]
  • [www.ballet.classical.ru/slonimsky.html Статья Ю. А. Слонимского о музыке балета (с сокращениями)]
  • [www.ballet.classical.ru/surits.html Е. Я. Суриц. «Лебединое озеро» 1877 года. К 125-летию первой постановки балета]
  • [www.ballet.classical.ru/d_swan_russia.html Сведения о постановках балета в Москве и Петербурге]
  • [www.nureyev.org/rudolf-noureev-ballets-grands-roles/swan-lake-tchaikovski-petipa-rudolf-nureyev «Лебединое озеро» в постановке Р. Нуреева]
  • [www.vesti.ru/doc.html?id=601073 Сюжет об истории постановки балета]

Отрывок, характеризующий Лебединое озеро

– Едешь? – И он опять стал писать. – Пришел проститься. – Целуй сюда, – он показал щеку, – спасибо, спасибо! – За что вы меня благодарите? – За то, что не просрочиваешь, за бабью юбку не держишься. Служба прежде всего. Спасибо, спасибо! – И он продолжал писать, так что брызги летели с трещавшего пера. – Ежели нужно сказать что, говори. Эти два дела могу делать вместе, – прибавил он. – О жене… Мне и так совестно, что я вам ее на руки оставляю… – Что врешь? Говори, что нужно. – Когда жене будет время родить, пошлите в Москву за акушером… Чтоб он тут был. Старый князь остановился и, как бы не понимая, уставился строгими глазами на сына. – Я знаю, что никто помочь не может, коли натура не поможет, – говорил князь Андрей, видимо смущенный. – Я согласен, что и из миллиона случаев один бывает несчастный, но это ее и моя фантазия. Ей наговорили, она во сне видела, и она боится. – Гм… гм… – проговорил про себя старый князь, продолжая дописывать. – Сделаю. Он расчеркнул подпись, вдруг быстро повернулся к сыну и засмеялся. – Плохо дело, а? – Что плохо, батюшка? – Жена! – коротко и значительно сказал старый князь. – Я не понимаю, – сказал князь Андрей. – Да нечего делать, дружок, – сказал князь, – они все такие, не разженишься. Ты не бойся; никому не скажу; а ты сам знаешь. Он схватил его за руку своею костлявою маленькою кистью, потряс ее, взглянул прямо в лицо сына своими быстрыми глазами, которые, как казалось, насквозь видели человека, и опять засмеялся своим холодным смехом. Сын вздохнул, признаваясь этим вздохом в том, что отец понял его. Старик, продолжая складывать и печатать письма, с своею привычною быстротой, схватывал и бросал сургуч, печать и бумагу. – Что делать? Красива! Я всё сделаю. Ты будь покоен, – говорил он отрывисто во время печатания. Андрей молчал: ему и приятно и неприятно было, что отец понял его. Старик встал и подал письмо сыну. – Слушай, – сказал он, – о жене не заботься: что возможно сделать, то будет сделано. Теперь слушай: письмо Михайлу Иларионовичу отдай. Я пишу, чтоб он тебя в хорошие места употреблял и долго адъютантом не держал: скверная должность! Скажи ты ему, что я его помню и люблю. Да напиши, как он тебя примет. Коли хорош будет, служи. Николая Андреича Болконского сын из милости служить ни у кого не будет. Ну, теперь поди сюда. Он говорил такою скороговоркой, что не доканчивал половины слов, но сын привык понимать его. Он подвел сына к бюро, откинул крышку, выдвинул ящик и вынул исписанную его крупным, длинным и сжатым почерком тетрадь. – Должно быть, мне прежде тебя умереть. Знай, тут мои записки, их государю передать после моей смерти. Теперь здесь – вот ломбардный билет и письмо: это премия тому, кто напишет историю суворовских войн. Переслать в академию. Здесь мои ремарки, после меня читай для себя, найдешь пользу. Андрей не сказал отцу, что, верно, он проживет еще долго. Он понимал, что этого говорить не нужно. – Всё исполню, батюшка, – сказал он. – Ну, теперь прощай! – Он дал поцеловать сыну свою руку и обнял его. – Помни одно, князь Андрей: коли тебя убьют, мне старику больно будет… – Он неожиданно замолчал и вдруг крикливым голосом продолжал: – а коли узнаю, что ты повел себя не как сын Николая Болконского, мне будет… стыдно! – взвизгнул он. – Этого вы могли бы не говорить мне, батюшка, – улыбаясь, сказал сын. Старик замолчал. – Еще я хотел просить вас, – продолжал князь Андрей, – ежели меня убьют и ежели у меня будет сын, не отпускайте его от себя, как я вам вчера говорил, чтоб он вырос у вас… пожалуйста. – Жене не отдавать? – сказал старик и засмеялся. Они молча стояли друг против друга. Быстрые глаза старика прямо были устремлены в глаза сына. Что то дрогнуло в нижней части лица старого князя. – Простились… ступай! – вдруг сказал он. – Ступай! – закричал он сердитым и громким голосом, отворяя дверь кабинета. – Что такое, что? – спрашивали княгиня и княжна, увидев князя Андрея и на минуту высунувшуюся фигуру кричавшего сердитым голосом старика в белом халате, без парика и в стариковских очках. Князь Андрей вздохнул и ничего не ответил. – Ну, – сказал он, обратившись к жене. И это «ну» звучало холодною насмешкой, как будто он говорил: «теперь проделывайте вы ваши штуки». – Andre, deja! [Андрей, уже!] – сказала маленькая княгиня, бледнея и со страхом глядя на мужа. Он обнял ее. Она вскрикнула и без чувств упала на его плечо. Он осторожно отвел плечо, на котором она лежала, заглянул в ее лицо и бережно посадил ее на кресло. – Adieu, Marieie, [Прощай, Маша,] – сказал он тихо сестре, поцеловался с нею рука в руку и скорыми шагами вышел из комнаты. Княгиня лежала в кресле, m lle Бурьен терла ей виски. Княжна Марья, поддерживая невестку, с заплаканными прекрасными глазами, всё еще смотрела в дверь, в которую вышел князь Андрей, и крестила его. Из кабинета слышны были, как выстрелы, часто повторяемые сердитые звуки стариковского сморкания. Только что князь Андрей вышел, дверь кабинета быстро отворилась и выглянула строгая фигура старика в белом халате. – Уехал? Ну и хорошо! – сказал он, сердито посмотрев на бесчувственную маленькую княгиню, укоризненно покачал головою и захлопнул дверь.

В октябре 1805 года русские войска занимали села и города эрцгерцогства Австрийского, и еще новые полки приходили из России и, отягощая постоем жителей, располагались у крепости Браунау. В Браунау была главная квартира главнокомандующего Кутузова. 11 го октября 1805 года один из только что пришедших к Браунау пехотных полков, ожидая смотра главнокомандующего, стоял в полумиле от города. Несмотря на нерусскую местность и обстановку (фруктовые сады, каменные ограды, черепичные крыши, горы, видневшиеся вдали), на нерусский народ, c любопытством смотревший на солдат, полк имел точно такой же вид, какой имел всякий русский полк, готовившийся к смотру где нибудь в середине России. С вечера, на последнем переходе, был получен приказ, что главнокомандующий будет смотреть полк на походе. Хотя слова приказа и показались неясны полковому командиру, и возник вопрос, как разуметь слова приказа: в походной форме или нет? в совете батальонных командиров было решено представить полк в парадной форме на том основании, что всегда лучше перекланяться, чем не докланяться. И солдаты, после тридцативерстного перехода, не смыкали глаз, всю ночь чинились, чистились; адъютанты и ротные рассчитывали, отчисляли; и к утру полк, вместо растянутой беспорядочной толпы, какою он был накануне на последнем переходе, представлял стройную массу 2 000 людей, из которых каждый знал свое место, свое дело и из которых на каждом каждая пуговка и ремешок были на своем месте и блестели чистотой. Не только наружное было исправно, но ежели бы угодно было главнокомандующему заглянуть под мундиры, то на каждом он увидел бы одинаково чистую рубаху и в каждом ранце нашел бы узаконенное число вещей, «шильце и мыльце», как говорят солдаты. Было только одно обстоятельство, насчет которого никто не мог быть спокоен. Это была обувь. Больше чем у половины людей сапоги были разбиты. Но недостаток этот происходил не от вины полкового командира, так как, несмотря на неоднократные требования, ему не был отпущен товар от австрийского ведомства, а полк прошел тысячу верст. Полковой командир был пожилой, сангвинический, с седеющими бровями и бакенбардами генерал, плотный и широкий больше от груди к спине, чем от одного плеча к другому. На нем был новый, с иголочки, со слежавшимися складками мундир и густые золотые эполеты, которые как будто не книзу, а кверху поднимали его тучные плечи. Полковой командир имел вид человека, счастливо совершающего одно из самых торжественных дел жизни. Он похаживал перед фронтом и, похаживая, подрагивал на каждом шагу, слегка изгибаясь спиною. Видно, было, что полковой командир любуется своим полком, счастлив им, что все его силы душевные заняты только полком; но, несмотря на то, его подрагивающая походка как будто говорила, что, кроме военных интересов, в душе его немалое место занимают и интересы общественного быта и женский пол. – Ну, батюшка Михайло Митрич, – обратился он к одному батальонному командиру (батальонный командир улыбаясь подался вперед; видно было, что они были счастливы), – досталось на орехи нынче ночью. Однако, кажется, ничего, полк не из дурных… А? Батальонный командир понял веселую иронию и засмеялся. – И на Царицыном лугу с поля бы не прогнали. – Что? – сказал командир. В это время по дороге из города, по которой расставлены были махальные, показались два верховые. Это были адъютант и казак, ехавший сзади. Адъютант был прислан из главного штаба подтвердить полковому командиру то, что было сказано неясно во вчерашнем приказе, а именно то, что главнокомандующий желал видеть полк совершенно в том положении, в котором oн шел – в шинелях, в чехлах и без всяких приготовлений. К Кутузову накануне прибыл член гофкригсрата из Вены, с предложениями и требованиями итти как можно скорее на соединение с армией эрцгерцога Фердинанда и Мака, и Кутузов, не считая выгодным это соединение, в числе прочих доказательств в пользу своего мнения намеревался показать австрийскому генералу то печальное положение, в котором приходили войска из России. С этою целью он и хотел выехать навстречу полку, так что, чем хуже было бы положение полка, тем приятнее было бы это главнокомандующему. Хотя адъютант и не знал этих подробностей, однако он передал полковому командиру непременное требование главнокомандующего, чтобы люди были в шинелях и чехлах, и что в противном случае главнокомандующий будет недоволен. Выслушав эти слова, полковой командир опустил голову, молча вздернул плечами и сангвиническим жестом развел руки. – Наделали дела! – проговорил он. – Вот я вам говорил же, Михайло Митрич, что на походе, так в шинелях, – обратился он с упреком к батальонному командиру. – Ах, мой Бог! – прибавил он и решительно выступил вперед. – Господа ротные командиры! – крикнул он голосом, привычным к команде. – Фельдфебелей!… Скоро ли пожалуют? – обратился он к приехавшему адъютанту с выражением почтительной учтивости, видимо относившейся к лицу, про которое он говорил. – Через час, я думаю. – Успеем переодеть? – Не знаю, генерал… Полковой командир, сам подойдя к рядам, распорядился переодеванием опять в шинели. Ротные командиры разбежались по ротам, фельдфебели засуетились (шинели были не совсем исправны) и в то же мгновение заколыхались, растянулись и говором загудели прежде правильные, молчаливые четвероугольники. Со всех сторон отбегали и подбегали солдаты, подкидывали сзади плечом, через голову перетаскивали ранцы, снимали шинели и, высоко поднимая руки, натягивали их в рукава. Через полчаса всё опять пришло в прежний порядок, только четвероугольники сделались серыми из черных. Полковой командир, опять подрагивающею походкой, вышел вперед полка и издалека оглядел его. – Это что еще? Это что! – прокричал он, останавливаясь. – Командира 3 й роты!.. – Командир 3 й роты к генералу! командира к генералу, 3 й роты к командиру!… – послышались голоса по рядам, и адъютант побежал отыскивать замешкавшегося офицера. Когда звуки усердных голосов, перевирая, крича уже «генерала в 3 ю роту», дошли по назначению, требуемый офицер показался из за роты и, хотя человек уже пожилой и не имевший привычки бегать, неловко цепляясь носками, рысью направился к генералу. Лицо капитана выражало беспокойство школьника, которому велят сказать невыученный им урок. На красном (очевидно от невоздержания) носу выступали пятна, и рот не находил положения. Полковой командир с ног до головы осматривал капитана, в то время как он запыхавшись подходил, по мере приближения сдерживая шаг. – Вы скоро людей в сарафаны нарядите! Это что? – крикнул полковой командир, выдвигая нижнюю челюсть и указывая в рядах 3 й роты на солдата в шинели цвета фабричного сукна, отличавшегося от других шинелей. – Сами где находились? Ожидается главнокомандующий, а вы отходите от своего места? А?… Я вас научу, как на смотр людей в казакины одевать!… А?… Ротный командир, не спуская глаз с начальника, всё больше и больше прижимал свои два пальца к козырьку, как будто в одном этом прижимании он видел теперь свое спасенье. – Ну, что ж вы молчите? Кто у вас там в венгерца наряжен? – строго шутил полковой командир. – Ваше превосходительство… – Ну что «ваше превосходительство»? Ваше превосходительство! Ваше превосходительство! А что ваше превосходительство – никому неизвестно. – Ваше превосходительство, это Долохов, разжалованный… – сказал тихо капитан. – Что он в фельдмаршалы, что ли, разжалован или в солдаты? А солдат, так должен быть одет, как все, по форме. – Ваше превосходительство, вы сами разрешили ему походом. – Разрешил? Разрешил? Вот вы всегда так, молодые люди, – сказал полковой командир, остывая несколько. – Разрешил? Вам что нибудь скажешь, а вы и… – Полковой командир помолчал. – Вам что нибудь скажешь, а вы и… – Что? – сказал он, снова раздражаясь. – Извольте одеть людей прилично… И полковой командир, оглядываясь на адъютанта, своею вздрагивающею походкой направился к полку. Видно было, что его раздражение ему самому понравилось, и что он, пройдясь по полку, хотел найти еще предлог своему гневу. Оборвав одного офицера за невычищенный знак, другого за неправильность ряда, он подошел к 3 й роте. – Кааак стоишь? Где нога? Нога где? – закричал полковой командир с выражением страдания в голосе, еще человек за пять не доходя до Долохова, одетого в синеватую шинель. Долохов медленно выпрямил согнутую ногу и прямо, своим светлым и наглым взглядом, посмотрел в лицо генерала. – Зачем синяя шинель? Долой… Фельдфебель! Переодеть его… дря… – Он не успел договорить. – Генерал, я обязан исполнять приказания, но не обязан переносить… – поспешно сказал Долохов. – Во фронте не разговаривать!… Не разговаривать, не разговаривать!…

wiki-org.ru