Румыния в Первой мировой войне. В каком году румыния перешла на сторону антанты


Румыния в Первой мировой войне » Военное обозрение

В 1914 г. русские представители в Румынии отметили, что отношение к ним изменилось. Ранее неприветливое, оно стало подчёркнуто доброжелательным. Ранее Бухарест ориентировался на Австро-Венгрию и Германию – с ними был ещё с 1883 г. союзный договор. Однако румыны стали заявлять, что они не считают им себя связанным. В августе началась война - Берлин и Вена требовали выступить на их стороне, но Бухарест отказался.

В Бухаресте к этому времени решили, что лучше быть в антиавстрийской коалиции. Победа в составе этой коалиции сулила участие в разделе Австро-Венгрии. Румыния рассчитывала отхватить среди прочего Трансильванию, где проживало несколько миллионов румын. Имелась в виду не только национальная задача по воссоединению румын. Трансильвания была богаче самой Румынии, там было на что положить лапу. Кроме того, румынам очень хотелось присвоить собственность германских акционеров в своей стране.

Начавшаяся большая война вызвала в Бухаресте двойственное отношение – и опасения, и надежды. Война давала шанс добиться территориальных приращений, присоединившись к стороне, что победит. Но кто победит? Румынская верхушка очень боялась прогадать - выступить на той стороне, кто проиграет. Бухарест оказался на распутье. Если бы побеждала Антанта – то, примкнув к ней, можно было заполучить Трансильванию. Но если бы побеждали центральные державы? Тогда можно было примкнуть к ним и взять Бессарабию. Но к кому-то примкнуть надо было обязательно.

Румыны в большинстве своём желали, чтобы побеждающей стороной оказалась Антанта. Идея выступления на стороне Антанты собирала большие демонстрации, имела массу активистов и административную поддержку. Были и сторонники выступления на стороне центральных держав, но они были немногочисленны и невлиятельны. Как пример приводится румынский король (по фамилии Гогенцоллерн) – который не влиял даже на собственную супругу-антантофилку.

Осенью 1914-го пришли известия о победах Антанты в Марнской и Галицийской битвах. Разбитая австро-венгерская армия отступила. Русские войска заняли Буковину. Это дополнительно возбудило Бухарест, он ведь сам рассчитывал на Буковину, южная часть которой населена преимущественно румынами. Румынские газеты заголосили: «Пересечём Карпаты! Час пробил! Освободим братьев!»

Румыны начали переговоры на тему своего вступления в войну на стороне Антанты. Они стремились своё выступление продать подороже и торговались с цыганской страстностью. Румыны хотели получить всю Буковину, а также Трансильванию, ещё Венгрию до излучины Тиссы, сербскую часть Баната, и это ещё не всё. И всё это не за вступление в войну на стороне Антанты, а за нейтралитет, просто за то, что не выступят против Антанты. Однако, страны Антанты раздражённо ответили: Румыния может надеяться на территориальные приращения, только вступив в войну против центральных держав.

Переговоры затягивались. Даже получая уступку за уступкой, на конкретные договорённости румыны не шли. Одновременно они продолжали поддерживать контакты и с австро-германцами. Румынские представители охотно слушали посулы – что им перепадёт за выступление на австро-германской стороне. Румыния предоставила свою территорию для транзита военных грузов для Турции.

Впрочем, были и объективные причины, сдерживавшие Бухарест от того, чтобы немедля выступить за Антанту, а направлявшие его на путь двурушничества, торга и выгадывания. Одной из причин была Болгария. В 1913 г. румыны ударили в спину болгарам, воспользовавшись тем, что болгарская армия была скованна её противниками во 2-й балканской войне. В результате нападения была захвачена часть болгарской территории - южная Добруджа. После этого румыны боялись, что болгары поступят с ними точно так же — ударят в спину, когда румыны сосредоточатся против Австро-Венгрии.

Румыны на переговорах настырно требовали обеспечить их границу с болгарами. Конкретно это значило: если болгары выступят против румын — то Россия должна выступить за румын против Болгарии. Разумеется, в России никому не улыбалось воевать за румынские захваты.

Другой проблемой Румынии была слабая оснащённость её армии. Собственная военная промышленность в стране была зачаточной. Плюс ещё коррупция - бюджет, выделяемый для армии, доходил до неё не весь.

Ещё одним «затыком» для румын была проблема черноморских проливов. Румынская торговля в основном шла морем — через проливы. Если Россия утверждалась в проливах — то румынский ввоз-вывоз оказывался под русским контролем. Поэтому перспектива утверждения России в проливах настораживала Бухарест не меньше Лондона. Но весной 1915-го в проливах начались англо-французские операции и Бухарест немного успокоился.

1914-й перешёл в 1915-й. Переговоры продолжались. Тем временем весы колебались. Сербы контрударом отбросили австро-венгров. Из Италии приходили сведения, что эта «латинская сестра румын» тоже склоняется к выступлению против Австро-Венгрии. Румынские сторонники вступления в войну за Антанту развернули шумную кампанию. Но правящая группа во главе с премьером И. Брэтиану решила выждать ещё. А 2 мая 1915 началось австро-германское наступление на Восточном фронте. Русская армия была вынуждена отступать. Операция союзников в Дарданеллах закончилась поражением. В войну на австро-германской стороне вступила Болгария; Сербия была разгромлена. Румынские проантантовские энтузиасты притихли.

Бухарест решил пока сохранять нейтралитет. Вместо похода через Карпаты румыны занялись торговлей. Война взвинтила цены на зерно и скот, которые вместе с нефтью были основными предметами румынского экспорта. Австро-германцы скупали всё. Румыния стала страной типа Дании - нейтрал, наживающийся на торговле с отчаянно нуждающимися воюющими странами. Впрочем, на датских поставках в Германию нажилась не совсем Дания. Конкретно обогатилась кучка так называемых гуляш-баронов, а вот народ с чужой войны получил только трудности. Продовольствие ведь подскочило в цене не только для немецких импортёров, но и внутри страны. В Румынии эти контрасты были ещё сильнее; на австро-германском импорте нажилась лишь олигархическая кучка.

Наступил 1916-й год; в мае-июне русские войска совершили Брусиловский прорыв. Поражение Австро-Венгрии было впечатляющим. И тут в Бухаресте испугались опоздать на войну. Ведь Австро-Венгрия (или даже просто Венгрия) могла заключить сепаратный мир с Антантой – и зачем тогда кому-то будут нужны румыны?

Переговоры о выступлении Румынии активизировались. Против этого был русский генштаб - там полагали более выгодным сохранение нейтралитета Румынии. Но западные союзники, особенно французы, настаивали на вовлечении румын любой ценой. Тем более, что платить надо было не им. Людские ресурсы Франции были близки к истощению, новый фронт на Балканах должен был отвлечь хоть какие-то вражеские силы. Румыны получили согласие на свои условия вступления в войну. Но тут Брэтиану начал вымогать ещё уступки, на их согласование ушло ещё два месяца. Тем временем, Брусиловский прорыв выдохся, австро-германцы стабилизировали фронт. 4 августа 1916 Румыния, наконец, присоединилась к Антанте. 14 августа Бухарест объявил войну Австро-Венгрии, надеясь, что этим всё ограничится. Но 19 августа войну Румынии объявили Германия, а затем и Болгария.

Румынское командование разделило свои силы: 370 000 человек и 185 батарей на север против Австро-Венгрии; 140 000 человек и 80 батарей на юг, против Болгарии; 50 000 составили резерв посередине. Всего за войну было мобилизовано 1 200 000 человек.

«Генералы готовятся к прошедшей войне» (У. Черчилль). Прошедшей войной для румынского генералитета было нападение на Болгарию в 1913 г. Тогда болгарская армия была намертво скованна на других фронтах, против румын выставить было некого, и те практически не встретили сопротивления. В 1916 румыны рассчитывали на нечто подобное – не бои, а победная прогулка, пока австро-венгры скованны на других фронтах. Поначалу так и было. Но потом быстро стали нарастать осложнения, перешедшие в катастрофу.

Болгария хорошо помнила 1913-й. Болгарские войска в общем не превосходили противостоящие им румынские. Однако болгары сосредоточились против нескольких пунктов — атаки против них оказались удачными. Румынские штабы запаниковали, наступление в Трансильвании было остановлено. Центральные державы получили время, чтобы перебросить резервы на румынский фронт. В октябре началось их контрнаступление.

Румыны были взяты в клещи с севера и с юга. В ноябре силы центрального блока начали наступление на Бухарест. Русское командование рекомендовало румынам сохранить армию, а значит – отступить, отдав Бухарест без боя. Румынские генералы поколебались, но таки дали сражение и снова были разгромлены. 6 декабря 1916 г. немцы вошли в Бухарест. Румынская армия развалилась, на 17 декабря в дивизиях на фронте осталось 70 тыс. человек.

Остатки румынской армии откатывались на северо-восток, в Молдавию. Туда же устремились миллионы гражданских беженцев. Бегство началось в осеннюю распутицу, затем ударили зимние морозы. Большая часть запасов продовольствия досталась наступающему неприятелю, так что начался голод. За голодом и холодом пришла эпидемия тифа.

В общем, румыны выгадывали-выгадывали, да всё же прогадали с моментом вступления в войну. Выступи они в июне 1916 – они бы поучаствовали в консолидации Брусиловского успеха. Но они слишком задержались; выступив в августе – когда Брусиловский прорыв уже увяз - румыны получили быструю месть центральных держав.

Хотя Румыния позднее других вступила в войну, досталось ей не меньше других. Её население насчитывало более 7 млн. человек; потери точно неизвестны, по низшей оценке, погибли 220 000 военнослужащих (120 000 убиты в бою и умерли от ран, 30 000 от болезней, 70 000 умерли в плену), а также 270 000 мирных жителей (120 000 от военных действий, 150 000 от голода и эпидемий). По другим оценкам, погибли более 300 000 военнослужащих и более 400 000 мирных жителей – примерно каждый десятый.

Пленные румыны под конвоем турок.

К началу 1917 возникла угроза, что, преследуя бегущих румын, вражеские войска вторгнутся в южные области России. На румынский фронт было переброшено огромное количество русских войск, остановивших наступление центральных держав.

Разгром и оккупация большей части страны были, конечно, страшным потрясением для румын. Ответом стала решимость продолжать борьбу за свою страну. Румынская армия всё же не исчезла. В Молдавию отошли около 200 000 солдат, а также 80 000 новобранцев, которых мобилизовали, но не успели вооружить. В неразберихе разгрома многие могли бы дезертировать, но не сделали этого. Была проведена мобилизация на неоккупированной территории. Получив передышку за спиной русской армии, румыны реорганизовали, обучили и оснастили с помощью Антанты свою армию. К лету 1917 в ней было 460 тыс. человек.

1917-й год принёс и новые проблемы. В феврале в России произошла революция, после которой в русской армии началось прогрессирующее разложение. Благодаря ему австро-германцы летом 1917 выиграли сражение на русском фронте, после чего решили, что пора покончить с Румынией. 6 августа началось их наступление. Но румынские войска сопротивлялись достаточно упорно. Добивание Румынии требовало, как оказалось, немалой цены – больше того, что центральные державы были готовы заплатить на второстепенном для них фронте. Их потери росли, и они вынужденно прекратили наступление. На румынском фронте наступило затишье. Немцы начали перебрасывать свои войска на Западный фронт.

Но Румынии угрожал не только натиск вражеских армий с запада, но и социальная буря с востока. Победившие в России большевики ожидали, что революция перекинется и на другие страны. Румыния представлялась идеальным звеном для мировой революции - измученная войной, с уже распропагандированной русской армией на своей территории, и издавна страдающая от бедности и социального неравенства.

Румынская статистика в 1903 году зафиксировала такое положение: 7 780 крупных землевладельцев владеют 51% сельскохозяйственных земель страны, а более 1 250 000 крестьянских семей имеют оставшиеся 49%. Другие 300 000 крестьянских семей вообще не имели земли. Так что аграрный вопрос в Румынии стоял не менее остро, чем в России. И также солдат-крестьянин глухо ненавидел господ-офицеров.

Революционные комитеты русских частей, стоявших в Румынии, призвали присоединиться к революции и румынских солдат. Если бы революционное брожение перекинулось на румынскую армию, то захват большевиками власти в Румынии был бы решённым делом.

Румынская элита продемонстрировала волю и сплоченность в тяжёлое время. Раскола, подобно российскому, не было. Политическая система Румынии отличалась от российской, с её цеплявшимся за абсолютизм царём. В Румынии была конституционная монархия с уже устоявшейся парламентской формой правления. По факту, конечно, это была обыкновенная олигархия. Но всё же имелась видимость легальной возможности добиться изменений через выборы, а не разрушая всё.

Король, правительство и парламент согласовали решение: «Скажем крестьянину, что борясь за Румынию, он борется и за своё политическое и экономическое освобождение». 5 апреля 1917 король Фердинанд обратился к солдатам, обещав сразу по окончании войны провести радикальные преобразования: ввести избирательное право для всех и осуществить перераспределение помещичьих земель в пользу крестьян (умолчав об условиях – выкупе).

Румынские правители сумели сохранить свою армию. Было огромное количество дезертиров, членовредителей и перебежчиков - но на фоне развала в соседней русской армии румынская всё же осталась боеспособной и управляемой. То ли румынский солдат оказался национально более сознателен и стоек, чем русский, то ли (что, скорее всего) румыны всё же пропустили первые два года войны. Да и румынское начальство было гораздо жёстче в репрессиях. Действовал ещё и такой фактор: у большинства румынских солдат-крестьян дома и земля были за фронтом - на оккупированной территории. У русского солдата дом и земля были позади фронта, его тяга к миру, в родное село, к семье и хозяйству способствовала его восприимчивости к пропаганде и развалу фронта. Румынскому солдату, чтобы попасть домой, надо было его освободить. Ненависть к оккупантам, стремление освободить родину, препятствовало разложению, поскольку требовало организации и дисциплины.

В начале декабря 1917 румыны заключили с противником перемирие – сразу после перемирия между Россией и Германией. А затем румыны повернули свою армию в другую сторону. В декабре 1917 они начали захватывать склады российской армии; они также окружали российские части, отбирая оружие, сопротивлявшихся сразу расстреливали. Российские части не ожидали нападения, а в силу развала организованное противодействие исключалось. Румыны разоружили российскую армию на территории Румынии и захватили её огромные запасы. А в январе 1918 румынская армия вторглась в Бессарабию. Она сломила сопротивление разрозненных отрядов и этот край Российской империи был оккупирован.

В январе 1918 немцы потребовали заключения мира (то есть, капитуляции Румынии и её сепаратного выхода из Антанты и войны). Румынскому правительству пришлось вступить в переговоры об условиях. В мае так называемый Бухарестский мир был заключён. Его текст отправили королю, но тот медлил с подписанием.

Наступила осень 1918-го. Положение центральных держав стремительно ухудшалось. Войска Антанты начали успешное наступление на Балканах. Болгарская армия развалилась и капитулировала. Австро-венгерская армия разваливалась, её части покинули Буковину. Румыны поспешно двинули в Буковину свои войска, поскольку место австро-венгров там начали занимать украинские отряды. Германия эвакуировала свои войска из оккупированной части Румынии. Но всё же Румыния ещё долго не решалась вновь вступить в войну, хотя столкновением ни с какими вражескими войсками это уже не грозило. 10 ноября 1918 года румыны объявили о вступлении в войну - как раз за день до её окончания.

Румыния сохранила формально статус союзника Антанты на мирной конференции в Париже. Поначалу никаких бонусов это ей не приносило. Хозяева конференции – французы и англичане – просто игнорировали посланников из Бухареста. Румыны обнаружили, что соглашения 1916 г. с Антантой ничего не значат. Но затем их акции выросли на фоне событий в восточной Европе – революцию в России не удавалось задушить, революция произошла ещё и в Венгрии.

Румынам повезло с их спасением русской армией в начале 1917 г. Затем они уже сами сумели сохранить в тяжёлых условиях свою армию и государство. Благодаря этому по итогам войны они оказались в крупном выигрыше, увеличив свою территорию. «Госсовет» оккупированной Бессарабии в марте 1918 возгласил объединение с Румынией. В оккупированной Буковине тоже было организовано какое-то собрание, проголосовавшее в октябре за объединение. После развала Австро-Венгрии и роспуска её армии, румынские войска вступили в Трансильванию – и уже 1 декабря там провозгласили союз с Румынией. В Версале признали все присоединения, истолковав провозглашения как право народов на самоопределение.

Румынские войска в Трансильвании.

topwar.ru

Румыния в первой мировой войне кратко

Вопрос об участии Румынии в Первой мировой войне, кратко говоря, решался довольно долго и мучительно. Точнее не сам вопрос об участии, а о выборе союзника. Выбор был и правда непростым. При поддержке Антанты румынское государство могло претендовать на венгерскую Трансильванию и австрийскую Буковину. Зато союз с германской коалицией давал шанс на присоединение к своим территориям Восточной Молдавии, принадлежавшей России.Кроме того, долгое время сотрудничая с Германией и Австро-Венгрией, румынское государство зависело от них экономически (главные торговые партнеры) и прекрасно знало о их боевой мощи.Единственным решением был нейтралитет, о котором и заявила Румыния в первые же дни войны.

Выбор сделан. Начало боевых действий

Долгие метания румынского правительства закончились в 1916 году. После Брусиловского прорыва, по результатам которого австро-венгерская армия была практически разгромлена, Румыния, наконец-то решилась вступить в войну на стороне Антанты.Согласно договору, заключенному между Румынией и основными участниками антигерманской коалиции, по итогам войны за ней должны были быть признаны права на Трансильванию.В августе того же года румынская армия начала наступление на Венгрию. Однако пройдя менее 100 км по территории Трансильвании, она буквально завязла на одном месте. Обладая значительным численным превосходством, румынские войска, тем не менее не предприняли ничего для того, чтобы использовать это свое преимущество. Во многом причиной этому стало плохое снабжение продовольствием и боеприпасами.

Разгром румынской армии

Узнав о положении союзников, российской командование отправило на помощь румынам 50 тысячный отряд. Большей помощи русские войска просто не могли себе позволить, так как это означало бы ослабить какой-либо другой участок фронта. В результате, оттеснив румынские войска из Трансильвании, противники продолжили наступление на Бухарест. Одновременно воинские соединения германской коалиции проводили отвлекающий маневр на черноморском побережье.Доверив присланным на помощь русским формированиям побережье Черного моря, сами румыны бросились на защиту своей столицы. Однако добиться успеха русско-румынской армии не удалось ни на одном из направлений.Итогом стал захват в декабре 1916 года войсками Центральных держав не только Бухареста, но и других стратегически важных городов. При этом от румынской армии практически ничего не осталось.Потеряв большую часть своей армии и практически все свои территории, Румыния фактически вышла из войны, спустя всего три месяца после вступления в нее.В то же время, продвигаясь дальше, австро-германские войска создали реальную угрозу юго-западу России, которое удалось остановить лишь благодаря поддержке русской армии.Впоследствии был создан Румынский фронт, в который вошли остатки румынской армии, а также воинские формирования Российской империи.Таким образом, кратко можно сказать, что вступление Румынии в Первую мировую войну, вопреки ожиданиям, не принесло никакой пользы Антанте, а лишь только ослабило ее.

Капитуляция

В дальнейшем остатки румынской армии были направлены в Бессарабию, где было проведено их переформирование. И в июне 1917 обновленные и усиленные вооруженные отряды румын вместе с российскими войсками приняли участие в боях, развернувшихся на территории Молдовы. Австро-венгерские войска были отброшены. Но после выхода из войны России, Румыния самостоятельно не смогла продолжать боевые действия и капитулировала.

pervaya-mirovaya.ru

Румыния в Первой мировой войне

В 1914 г. русские представители в Румынии отметили, что отношение к ним изменилось. Ранее неприветливое, оно стало подчёркнуто доброжелательным. Ранее Бухарест ориентировался на Австро-Венгрию и Германию – с ними был ещё с 1883 г. союзный договор. Однако румыны стали заявлять, что они не считают им себя связанным. В августе началась война - Берлин и Вена требовали выступить на их стороне, но Бухарест отказался.

В Бухаресте к этому времени решили, что лучше быть в антиавстрийской коалиции. Победа в составе этой коалиции сулила участие в разделе Австро-Венгрии. Румыния рассчитывала отхватить среди прочего Трансильванию, где проживало несколько миллионов румын. Имелась в виду не только национальная задача по воссоединению румын. Трансильвания была богаче самой Румынии, там было на что положить лапу. Кроме того, румынам очень хотелось присвоить собственность германских акционеров в своей стране.

Начавшаяся большая война вызвала в Бухаресте двойственное отношение – и опасения, и надежды. Война давала шанс добиться территориальных приращений, присоединившись к стороне, что победит. Но кто победит? Румынская верхушка очень боялась прогадать - выступить на той стороне, кто проиграет. Бухарест оказался на распутье. Если бы побеждала Антанта – то, примкнув к ней, можно было заполучить Трансильванию. Но если бы побеждали центральные державы? Тогда можно было примкнуть к ним и взять Бессарабию. Но к кому-то примкнуть надо было обязательно.

Румыны в большинстве своём желали, чтобы побеждающей стороной оказалась Антанта. Идея выступления на стороне Антанты собирала большие демонстрации, имела массу активистов и административную поддержку. Были и сторонники выступления на стороне центральных держав, но они были немногочисленны и невлиятельны. Как пример приводится румынский король (по фамилии Гогенцоллерн) – который не влиял даже на собственную супругу-антантофилку.

Осенью 1914-го пришли известия о победах Антанты в Марнской и Галицийской битвах. Разбитая австро-венгерская армия отступила. Русские войска заняли Буковину. Это дополнительно возбудило Бухарест, он ведь сам рассчитывал на Буковину, южная часть которой населена преимущественно румынами. Румынские газеты заголосили: «Пересечём Карпаты! Час пробил! Освободим братьев!»

Румыны начали переговоры на тему своего вступления в войну на стороне Антанты. Они стремились своё выступление продать подороже и торговались с цыганской страстностью. Румыны хотели получить всю Буковину, а также Трансильванию, ещё Венгрию до излучины Тиссы, сербскую часть Баната, и это ещё не всё. И всё это не за вступление в войну на стороне Антанты, а за нейтралитет, просто за то, что не выступят против Антанты. Однако, страны Антанты раздражённо ответили: Румыния может надеяться на территориальные приращения, только вступив в войну против центральных держав.

Переговоры затягивались. Даже получая уступку за уступкой, на конкретные договорённости румыны не шли. Одновременно они продолжали поддерживать контакты и с австро-германцами. Румынские представители охотно слушали посулы – что им перепадёт за выступление на австро-германской стороне. Румыния предоставила свою территорию для транзита военных грузов для Турции.

Впрочем, были и объективные причины, сдерживавшие Бухарест от того, чтобы немедля выступить за Антанту, а направлявшие его на путь двурушничества, торга и выгадывания. Одной из причин была Болгария. В 1913 г. румыны ударили в спину болгарам, воспользовавшись тем, что болгарская армия была скованна её противниками во 2-й балканской войне. В результате нападения была захвачена часть болгарской территории - южная Добруджа. После этого румыны боялись, что болгары поступят с ними точно так же — ударят в спину, когда румыны сосредоточатся против Австро-Венгрии.

Румыны на переговорах настырно требовали обеспечить их границу с болгарами. Конкретно это значило: если болгары выступят против румын — то Россия должна выступить за румын против Болгарии. Разумеется, в России никому не улыбалось воевать за румынские захваты.

Другой проблемой Румынии была слабая оснащённость её армии. Собственная военная промышленность в стране была зачаточной. Плюс ещё коррупция - бюджет, выделяемый для армии, доходил до неё не весь.

Ещё одним «затыком» для румын была проблема черноморских проливов. Румынская торговля в основном шла морем — через проливы. Если Россия утверждалась в проливах — то румынский ввоз-вывоз оказывался под русским контролем. Поэтому перспектива утверждения России в проливах настораживала Бухарест не меньше Лондона. Но весной 1915-го в проливах начались англо-французские операции и Бухарест немного успокоился.

1914-й перешёл в 1915-й. Переговоры продолжались. Тем временем весы колебались. Сербы контрударом отбросили австро-венгров. Из Италии приходили сведения, что эта «латинская сестра румын» тоже склоняется к выступлению против Австро-Венгрии. Румынские сторонники вступления в войну за Антанту развернули шумную кампанию. Но правящая группа во главе с премьером И. Брэтиану решила выждать ещё. А 2 мая 1915 началось австро-германское наступление на Восточном фронте. Русская армия была вынуждена отступать. Операция союзников в Дарданеллах закончилась поражением. В войну на австро-германской стороне вступила Болгария; Сербия была разгромлена. Румынские проантантовские энтузиасты притихли.

Бухарест решил пока сохранять нейтралитет. Вместо похода через Карпаты румыны занялись торговлей. Война взвинтила цены на зерно и скот, которые вместе с нефтью были основными предметами румынского экспорта. Австро-германцы скупали всё. Румыния стала страной типа Дании - нейтрал, наживающийся на торговле с отчаянно нуждающимися воюющими странами. Впрочем, на датских поставках в Германию нажилась не совсем Дания. Конкретно обогатилась кучка так называемых гуляш-баронов, а вот народ с чужой войны получил только трудности. Продовольствие ведь подскочило в цене не только для немецких импортёров, но и внутри страны. В Румынии эти контрасты были ещё сильнее; на австро-германском импорте нажилась лишь олигархическая кучка.

Наступил 1916-й год; в мае-июне русские войска совершили Брусиловский прорыв. Поражение Австро-Венгрии было впечатляющим. И тут в Бухаресте испугались опоздать на войну. Ведь Австро-Венгрия (или даже просто Венгрия) могла заключить сепаратный мир с Антантой – и зачем тогда кому-то будут нужны румыны?

Переговоры о выступлении Румынии активизировались. Против этого был русский генштаб - там полагали более выгодным сохранение нейтралитета Румынии. Но западные союзники, особенно французы, настаивали на вовлечении румын любой ценой. Тем более, что платить надо было не им. Людские ресурсы Франции были близки к истощению, новый фронт на Балканах должен был отвлечь хоть какие-то вражеские силы. Румыны получили согласие на свои условия вступления в войну. Но тут Брэтиану начал вымогать ещё уступки, на их согласование ушло ещё два месяца. Тем временем, Брусиловский прорыв выдохся, австро-германцы стабилизировали фронт. 4 августа 1916 Румыния, наконец, присоединилась к Антанте. 14 августа Бухарест объявил войну Австро-Венгрии, надеясь, что этим всё ограничится. Но 19 августа войну Румынии объявили Германия, а затем и Болгария.

Румынское командование разделило свои силы: 370 000 человек и 185 батарей на север против Австро-Венгрии; 140 000 человек и 80 батарей на юг, против Болгарии; 50 000 составили резерв посередине. Всего за войну было мобилизовано 1 200 000 человек.

«Генералы готовятся к прошедшей войне» (У. Черчилль). Прошедшей войной для румынского генералитета было нападение на Болгарию в 1913 г. Тогда болгарская армия была намертво скованна на других фронтах, против румын выставить было некого, и те практически не встретили сопротивления. В 1916 румыны рассчитывали на нечто подобное – не бои, а победная прогулка, пока австро-венгры скованны на других фронтах. Поначалу так и было. Но потом быстро стали нарастать осложнения, перешедшие в катастрофу.

Болгария хорошо помнила 1913-й. Болгарские войска в общем не превосходили противостоящие им румынские. Однако болгары сосредоточились против нескольких пунктов — атаки против них оказались удачными. Румынские штабы запаниковали, наступление в Трансильвании было остановлено. Центральные державы получили время, чтобы перебросить резервы на румынский фронт. В октябре началось их контрнаступление.

Румыны были взяты в клещи с севера и с юга. В ноябре силы центрального блока начали наступление на Бухарест. Русское командование рекомендовало румынам сохранить армию, а значит – отступить, отдав Бухарест без боя. Румынские генералы поколебались, но таки дали сражение и снова были разгромлены. 6 декабря 1916 г. немцы вошли в Бухарест. Румынская армия развалилась, на 17 декабря в дивизиях на фронте осталось 70 тыс. человек.

Остатки румынской армии откатывались на северо-восток, в Молдавию. Туда же устремились миллионы гражданских беженцев. Бегство началось в осеннюю распутицу, затем ударили зимние морозы. Большая часть запасов продовольствия досталась наступающему неприятелю, так что начался голод. За голодом и холодом пришла эпидемия тифа.

В общем, румыны выгадывали-выгадывали, да всё же прогадали с моментом вступления в войну. Выступи они в июне 1916 – они бы поучаствовали в консолидации Брусиловского успеха. Но они слишком задержались; выступив в августе – когда Брусиловский прорыв уже увяз - румыны получили быструю месть центральных держав.

Хотя Румыния позднее других вступила в войну, досталось ей не меньше других. Её население насчитывало более 7 млн. человек; потери точно неизвестны, по низшей оценке, погибли 220 000 военнослужащих (120 000 убиты в бою и умерли от ран, 30 000 от болезней, 70 000 умерли в плену), а также 270 000 мирных жителей (120 000 от военных действий, 150 000 от голода и эпидемий). По другим оценкам, погибли более 300 000 военнослужащих и более 400 000 мирных жителей – примерно каждый десятый.

Пленные румыны под конвоем турок.

К началу 1917 возникла угроза, что, преследуя бегущих румын, вражеские войска вторгнутся в южные области России. На румынский фронт было переброшено огромное количество русских войск, остановивших наступление центральных держав.

Разгром и оккупация большей части страны были, конечно, страшным потрясением для румын. Ответом стала решимость продолжать борьбу за свою страну. Румынская армия всё же не исчезла. В Молдавию отошли около 200 000 солдат, а также 80 000 новобранцев, которых мобилизовали, но не успели вооружить. В неразберихе разгрома многие могли бы дезертировать, но не сделали этого. Была проведена мобилизация на неоккупированной территории. Получив передышку за спиной русской армии, румыны реорганизовали, обучили и оснастили с помощью Антанты свою армию. К лету 1917 в ней было 460 тыс. человек.

1917-й год принёс и новые проблемы. В феврале в России произошла революция, после которой в русской армии началось прогрессирующее разложение. Благодаря ему австро-германцы летом 1917 выиграли сражение на русском фронте, после чего решили, что пора покончить с Румынией. 6 августа началось их наступление. Но румынские войска сопротивлялись достаточно упорно. Добивание Румынии требовало, как оказалось, немалой цены – больше того, что центральные державы были готовы заплатить на второстепенном для них фронте. Их потери росли, и они вынужденно прекратили наступление. На румынском фронте наступило затишье. Немцы начали перебрасывать свои войска на Западный фронт.

Но Румынии угрожал не только натиск вражеских армий с запада, но и социальная буря с востока. Победившие в России большевики ожидали, что революция перекинется и на другие страны. Румыния представлялась идеальным звеном для мировой революции - измученная войной, с уже распропагандированной русской армией на своей территории, и издавна страдающая от бедности и социального неравенства.

Румынская статистика в 1903 году зафиксировала такое положение: 7 780 крупных землевладельцев владеют 51% сельскохозяйственных земель страны, а более 1 250 000 крестьянских семей имеют оставшиеся 49%. Другие 300 000 крестьянских семей вообще не имели земли. Так что аграрный вопрос в Румынии стоял не менее остро, чем в России. И также солдат-крестьянин глухо ненавидел господ-офицеров.

Революционные комитеты русских частей, стоявших в Румынии, призвали присоединиться к революции и румынских солдат. Если бы революционное брожение перекинулось на румынскую армию, то захват большевиками власти в Румынии был бы решённым делом.

Румынская элита продемонстрировала волю и сплоченность в тяжёлое время. Раскола, подобно российскому, не было. Политическая система Румынии отличалась от российской, с её цеплявшимся за абсолютизм царём. В Румынии была конституционная монархия с уже устоявшейся парламентской формой правления. По факту, конечно, это была обыкновенная олигархия. Но всё же имелась видимость легальной возможности добиться изменений через выборы, а не разрушая всё.

Король, правительство и парламент согласовали решение: «Скажем крестьянину, что борясь за Румынию, он борется и за своё политическое и экономическое освобождение». 5 апреля 1917 король Фердинанд обратился к солдатам, обещав сразу по окончании войны провести радикальные преобразования: ввести избирательное право для всех и осуществить перераспределение помещичьих земель в пользу крестьян (умолчав об условиях – выкупе).

Румынские правители сумели сохранить свою армию. Было огромное количество дезертиров, членовредителей и перебежчиков - но на фоне развала в соседней русской армии румынская всё же осталась боеспособной и управляемой. То ли румынский солдат оказался национально более сознателен и стоек, чем русский, то ли (что, скорее всего) румыны всё же пропустили первые два года войны. Да и румынское начальство было гораздо жёстче в репрессиях. Действовал ещё и такой фактор: у большинства румынских солдат-крестьян дома и земля были за фронтом - на оккупированной территории. У русского солдата дом и земля были позади фронта, его тяга к миру, в родное село, к семье и хозяйству способствовала его восприимчивости к пропаганде и развалу фронта. Румынскому солдату, чтобы попасть домой, надо было его освободить. Ненависть к оккупантам, стремление освободить родину, препятствовало разложению, поскольку требовало организации и дисциплины.

В начале декабря 1917 румыны заключили с противником перемирие – сразу после перемирия между Россией и Германией. А затем румыны повернули свою армию в другую сторону. В декабре 1917 они начали захватывать склады российской армии; они также окружали российские части, отбирая оружие, сопротивлявшихся сразу расстреливали. Российские части не ожидали нападения, а в силу развала организованное противодействие исключалось. Румыны разоружили российскую армию на территории Румынии и захватили её огромные запасы. А в январе 1918 румынская армия вторглась в Бессарабию. Она сломила сопротивление разрозненных отрядов и этот край Российской империи был оккупирован.

В январе 1918 немцы потребовали заключения мира (то есть, капитуляции Румынии и её сепаратного выхода из Антанты и войны). Румынскому правительству пришлось вступить в переговоры об условиях. В мае так называемый Бухарестский мир был заключён. Его текст отправили королю, но тот медлил с подписанием.

Наступила осень 1918-го. Положение центральных держав стремительно ухудшалось. Войска Антанты начали успешное наступление на Балканах. Болгарская армия развалилась и капитулировала. Австро-венгерская армия разваливалась, её части покинули Буковину. Румыны поспешно двинули в Буковину свои войска, поскольку место австро-венгров там начали занимать украинские отряды. Германия эвакуировала свои войска из оккупированной части Румынии. Но всё же Румыния ещё долго не решалась вновь вступить в войну, хотя столкновением ни с какими вражескими войсками это уже не грозило. 10 ноября 1918 года румыны объявили о вступлении в войну - как раз за день до её окончания.

Румыния сохранила формально статус союзника Антанты на мирной конференции в Париже. Поначалу никаких бонусов это ей не приносило. Хозяева конференции – французы и англичане – просто игнорировали посланников из Бухареста. Румыны обнаружили, что соглашения 1916 г. с Антантой ничего не значат. Но затем их акции выросли на фоне событий в восточной Европе – революцию в России не удавалось задушить, революция произошла ещё и в Венгрии.

Румынам повезло с их спасением русской армией в начале 1917 г. Затем они уже сами сумели сохранить в тяжёлых условиях свою армию и государство. Благодаря этому по итогам войны они оказались в крупном выигрыше, увеличив свою территорию. «Госсовет» оккупированной Бессарабии в марте 1918 возгласил объединение с Румынией. В оккупированной Буковине тоже было организовано какое-то собрание, проголосовавшее в октябре за объединение. После развала Австро-Венгрии и роспуска её армии, румынские войска вступили в Трансильванию – и уже 1 декабря там провозгласили союз с Румынией. В Версале признали все присоединения, истолковав провозглашения как право народов на самоопределение.

Румынские войска в Трансильвании.

Автор: Ярослав 2

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

myhistori.ru

Как Румыния вступила в войну » Военное обозрение

100 лет назад, 27 августа 1916 года, в соответствии с ранее подписанным соглашением со странами Антанты, Румыния, которая долго торговалась и выжидала, желая получить наибольшую выгоду, начала военные действия против Австро-Венгрии. Румынский король Фердинанд обратился к армии: «Румынские солдаты! Я призвал вас, чтобы вы пронесли ваши знамена за пределы ваших границ… Через века веков нация будет вас прославлять!»

28 августа румынская армия перешла в наступление против Австро-Венгерской от своих южных и западных границ (Карпат) в сторону Трансильвании. Бухарест рассчитывал на быстрый разгром Австро-Венгерской империи, потрясенной сильными ударами русской армии и на свою долю в дележе ее территориального «наследства».

Луцкий (Брусиловский) прорыв в Бухаресте приняли как знак скорого развала австро-венгерской армии, и Румыния решилась вступить в войну. Вступая в войну, Румыния рассчитывала на аннексию Трансильвании, Буковины и Баната — территорий Австро-Венгрии, населённых этническими румынами, а также русинами (русскими), венграми и сербами. Выступление Румынии активно поддержали французы и итальянцы. В Париже, Риме и самом Бухаресте прошли восторженные патриотические демонстрации во славу румынского оружия. Румыны рассчитывали на быстрый успех. Франция была довольна тем, что перетянула на сторону Антанты 600-тыс. румынскую армию. Итальянцы радовались тому, что у главного их противника — Австро-Венгрии, появился новый противник и Вене придется бросить часть армии на новое стратегическое направление.

В целом на Западе обоснованно считали, что выступление румынской армии в любом случае приведет к ослаблению австро-германского натиска на Французском и Итальянском фронтах. А если у Румынии возникнут проблемы, то расхлёбывать их придётся России. Так и произошло в действительности. Выступление Румынии облегчило положение на Западном фронте, но на Восточном привело практически к двойной катастрофе: румынская армия была разбита в пух и прах, сама Румыния почти полностью оккупирована, а России пришлось срочно создавать новый — Южный (Румынский) фронт, привлекая огромные людские и материальные ресурсы, чтобы закрыть дыру, что ещё более усугубило внутреннее положение в стране и приблизило начало революции.

Также выступление Румынии было выгодно Англии, Франции и Италии с точки зрения геополитических интересов. Румыния, вместе с Греций и Италией, рассматривались как политический противовес русской интересам на Балканах и славянским государством (в первую очередь — Сербии). Запад укреплял свои позиции в будущем послевоенном урегулировании на Балканском полуострове.

Верховное русское командование относилась к выступлению Румынии отрицательно. Начальник штаба Ставки Верховного главнокомандующего генерал М. В. Алексеев решительно сопротивлялся её вступлению в войну, считая армию Румынского королевства небоеспособной. Считалось, что нейтралитет Румынии создаёт буферную зону между югом Российской империи и войсками Центрального блока. В случае их победы на Румынском театре возникала угроза для южных русских территорий.

Подобного же мнения придерживался российский император Николай II. При утверждении адмирала Колчака на должность командующего Черноморским флотом он получил целый ряд указаний от государя: «Я совершенно не сочувствую при настоящем положении выступлению Румынии: я боюсь, что это будет невыгодное предприятие, которое только удлинит наш фронт, но на этом настаивает Французское союзное командование; оно требует, чтобы Румыния во что бы то ни стало выступила. Они послали в Румынию специальную миссию, боевые припасы, и приходится уступать давлению союзного командования». Кроме того, выступление Румынии опоздало почти на 2 месяца, так как наступательные операции русских армий на южном стратегическом направлении уже затухали. Русские армии были обескровлены многомесячными тяжелыми боями и не могли прорвать вражескую оборону. Австро-Венгрия и Германия получили возможность сманеврировать силами, подключив к наступлению армии Болгарии и Турции.

Стоит также отметить военную слабость Румынии. Несмотря на то, что румынскому королю Фердинанду I удалось поставить под ружье 650 тыс. солдат, состояние военной машины Румынского королевства было крайне скверным. Румынская «элита» была заносчива, много о себе мнила, но страна совершенно не была готова к войне. Крестьянство было темным и забитым. Образованная прослойка, «элита» была непомерно горда и хотела походить на «просвещенную Европу». Желание «жить красиво» у чиновничества вылилось в дикую коррупцию, все должностные лица воровали и продавались. Понятно, что такая «элита» не могла подготовить страну к войне, а простой народ (солдаты) не хотел воевать. Румынское офицерство не отставало от других «избранных»: пили, гуляли, воровали, в казармах практически не появлялись, солдат не знали. Такие «командиры» были далеки от правил стратегии и тактики войны, тылового обеспечения. Все новинки военного дела прошли мимо румынской армии. Учения практически не проводились. Деньги на новые боеприпасы разворовывались. Не хватало современного оружия, ружей, обмундирования и обуви. У румын было всего 1300 артиллерийских орудий, из которых половина считалась устаревшими, и всего 800 пулеметов, которыми не умели толком пользоваться. В стране катастрофически не хватало железных и шоссейных дорог и треть армии была вынуждена заниматься перевозками и другими тыловыми работами, чтобы хоть как-то снабжать воюющие части.

Также стоит отметить, что Румынское королевство имела протяженные (1600 км) государственные границы, которые в южном и западном секторах были совершенно не прикрыты войсками. Все это, по мнению русского генералитета, создавало опасность быстрого разгрома румынской армии, как это произошло годом ранее с армиями Сербии и Черногории. В результате русской армии пришлось бы закрывать собой и румынское направление.

В русском Генштабе говорили: «Если Румыния выступит против нас. России потребуется 30 дивизий, чтобы её разгромить. Если же Румыния выступит против Германии, нам также потребуется 30 дивизий, чтобы спасти её от разгрома. Из чего же тут выбирать?» Весной 1916 года, готовясь к масштабному наступлению, Русская Ставка пришла к выводу, что «выступление Румынии на стороне Антанты на предлагаемых ею условиях для России тяжелее, чем война с ней».

Союз Румынии с Антантой представлял большие выгоды блока при условии использования его в стратегических целях. Выступление Румынии открывало две наступательные перспективы. Совместными действиями от Салоник и из Добруджи Антанта могла вывести из строя Центральных держав первоначально Болгарию, а затем, возможно и Турцию. Затем можно было разгромить Австро-Венгрию. В июне 1916 года, когда армии Брусилова прорвали австро-германский фронт, Алексеев обратился к союзникам: «Сейчас наступил момент, наиболее подходящий для вступления Румынии, и это единственный момент, когда вмешательство Румынии может быть интересно для России». Русская Ставка отмечала, что противник в замешательстве, снимает отовсюду войска и перебрасывает новые дивизии против русских. Группировка Центральных держав на Балканах ослаблена и можно нанести сильный и внезапный удар по врагу. Если Салоникский фронт перейдёт в наступление с одной стороны и Румыния — с другой, то Австро-Венгрия, надломленная русскими ударами, просто рухнет.

Однако Бухарест принялся торговаться. А затем выяснилось, что румынское руководство не собирается воевать с Болгарией. У Румынии есть соглашение с Болгарией о нейтралитете, и Бухарест хочет бросить всю армию на захват Трансильвании. Понятно, что англичане и французы не хотели воевать за румынские аппетиты. Этот проект был отклонен западными державами. В реальности Болгария не забыла обиды 1913 года, как румыны урвали кусок её земли. И Болгария станет плацдармом для мощного удара по Румынии.

Была и другая возможность. Граница с Румынией открывала через Трансильванию фланг укрепленной позиции австро-германцев и кратчайшие пути на Вену. Заблаговременное сосредоточение русских войск на левом фланге 9-й армии (о сроке выступления Румынии было определенно известно с половины июля) и быстрое наступление русских войск сразу же после объявления Румынией войны по ее территории в обход австрийских позиций могло привести Австро-Венгрию на грань поражения. Однако Антанта отказалась и от этого способа. Румынии предоставили возможность самой атаковать в Трансильвании, и только усилив ее слабым русским корпусом в Добрудже.

Хотя было очевидно, что стратегическое положение Румынии на слабом фланге Австро-Венгрии заставит австро-германские войска обрушить на королевство все имеющие свободные силы, чтобы ликвидировать угрозу своему стратегическому флангу, закрыть русским путь на Балканы и создать угрозу флангу Русского фронта. Кроме того, после тяжелых и кровопролитных боев на Русском и Французском фронтах, Германии и Австрии нужна была яркая победа, чтобы взбодрить общество. Быстрая кампания в Румынии давала такую победу. Также было понятно, что слабая румынская армия не сможет противостоять натиску австро-германских дивизий, хорошо вооруженных и имеющих огромный боевой опыт, да ещё и при угрозе с болгарского направления.

Таким образом, выходило, что самостоятельное выступление Румынии, без поддержки Антанты, имело для России только отрицательный характер, как это и произошло в действительности. Однако Петербург в очередной раз уступил давлению союзников и не использовал возможность нанести сильный удар по врагу через Румынию.

Бухарест два года торговался, искал наибольшую выгоду. Сохраняя нейтралитет, Румыния была сельскохозяйственной базой Центральных держав, продавая им продовольствие. Румынская элита хотела получить Трансильванию, Буковину и Банат за счёт Австро-Венгрии. Это могла предложить Антанта за счёт Вены. Кроме того, Франция традиционно имела сильные позиции в румынской элите. Румыния гордо назвала себя «латинской сестрой» Франции, а Бухарест — «маленьким Парижем». Россия, хотя благодаря русским Румыния освободилась от османов, имела минимальное влияние на Бухарест. С другой стороны, в Румынии была германская партия, румынский король Фердинанд I был из германской династии Гогенцоллернов-Зигмарингенов, и бывшее княжество Гогенцоллерн-Зигмаринген входило в состав Германской империи. Однако главную роль в выборе стороны в противостоянии сыграла жадность — румынская «элита» была готова выступить на стороне сильного, который больше пообещает, чтобы гарантированно получить свою долю.

С осени 1915 года в связи с начавшимся наступлением Центральных держав в Сербии, присоединением к ним Болгарии и возникшей угрозой потери для Антанты Балканского полуострова, правительства Антанты усилили давление на Бухарест. Русский МИД также активизировал попытки склонить Румынию к военному союзу или хотя бы добиться разрешения для прохода русских войск — для стратегического охвата германо-австрийских войск и помощи отступающим сербам. Бухарест торговался: не отказываясь от сотрудничества, румыны выдвигали все новые и все более выгодные для себя условия для вхождения в союз с Антантой.

Таким образом, Бухарест долго выжидал, торговался. Интенсивные переговоры о вступлении Румынии в войну шли все лето 1916 года. 5 августа президент Франции Раймон Пуанкаре направил царю Николаю II личное послание, в котором призывал пойти на уступки Румынии (в том числе и в вопросе послевоенных территорий) и заключить с ней союзный договор. К соглашению пришли 17 августа. Западные союзники гарантировали румынам финансовую поддержку, поставки оружия, боеприпасов и снаряжения. После победы пообещали Трансильванию, Банат и даже Буковину, которую отвоевали русские войска. Военная часть соглашения гарантировала Румынскому королевству прикрытие мобилизации румынской армии со стороны Болгарии и Австро-Венгрии. Для этого в румынскую Добруджу направлялся русский корпус. Кроме того, западные союзники обязались начать решительное наступление англо-французской Салоникской армии не позже, чем за 8 дней до открытия Румынией военных действий.

При этом румынское правительство напоследок показало свою продажную сущность: Бухарест, уже решив воевать на стороне Антанты, продал Центральным державам большое количество продовольствия.

topwar.ru

Выступление Румынии - Первая мировая война

Союз Румынии с Антантой представлял большие выгоды при условии использования его в активных целях. Он открывал две наступательные перспективы. Совместными действиями от Салоник и из Добруджи Антанта могла вывести из строя враждебной коалиции первоначально Болгарию, а потом и Турцию. Но этот проект был отклонен западными державами. Была и другая возможность. Граница с Румынией открывала через Трансильванию фланг укрепленной позиции австро-германцев и кратчайшие пути на Вену.

 

 

Вступление Румынии в войну

 

 

Заблаговременное сосредоточение русских войск на левом фланге 9-й армии (о сроке выступления Румынии было определенно известно с половины июля) и быстрое наступление их тотчас же после объявления Румынией войны по ее территории в обход австрийских позиций могло сильно затруднить положение Центральных держав на востоке. Но Антанта отказалась и от этого способа. Она остановилась на третьем, предоставив Румынии самой атаковать в Трансильвании и только усилив ее слабым русским корпусом в Добрудже.

 

Выгодное положение Румынии на фланге заставляло догадываться, что германцы обрушатся всей силой своего кулака на это маленькое государство, чтобы закрыть для русских всякую возможность политического влияния на Балканах и открыть для себя выход на фланг русской оборонительной линии. Румынская армия, не имевшая боевого опыта, навряд ли могла выдержать натиск германцев, и при таких условиях союз с Румынией имел для России только отрицательный характер, как это и вышло в действительности.

 

Командование русским Юго-западным фронтом не учло, однако, важного значения своего левого фланга, и данные Ставкой корпуса направило на Галичский участок, усилив 9-ю армию на Карпатах только 1 корпусом (XVIII) и приказав ей наступать на Мармарош-Сигет. Это наступление развивалось уже вместе с румынами.

 

Выступление Румынии было вопросом двухлетнего колебания и длительных переговоров. Стремления Румынии к захвату Трансильвании и Буковины, а также сильные франкофильские симпатии большей части ее правящего класса тянули Румынию на сторону антанты; династические интересы и германофильство некоторых кругов заставляли опасаться возможности перехода ее на сторону германской коалиции, а характер господствующих классов этого государства позволял быть уверенным, что по собственной воле оно обнажит оружие только на стороне сильного, на стороне, более ему обещающей, и тогда, когда риск выступления будет наименьшим.

 

Между тем географическое положение Румынии, колебавшейся и не принимавшей определенного решения, тяготело над обеими сторонами и заставляло их желать выявления настоящего лица этого балансировавшего между обеими коалициями правительства. Поэтому у Центральных держав серьезно обсуждался еще в начале 1916 г. проект разгрома Румынии, чтобы таким способом вскрыть назревший нарыв, но проект этот не был приведен в исполнение. Со своей стороны Антанта в лице Франции и Англии также решила добиться от Румынии выступления на ее стороне, что в конце концов и удалось сделать в августе 1916 г.

 

Но выступление Румынии произошло при плохих предзнаменованиях полного разногласия во взглядах на этот вопрос верховного командования Франции и Англии, с одной стороны, и России — с другой. Первые переносили центр тяжести румынских действий на Трансильванию, возлагая прикрытие Румынии со стороны Болгарии на 150-200-тысячную русскую армию, которая должна была для этого продвинуться к Дунаю. Русское же командование стояло за то, чтобы совместными действиями румын, союзной салоникской армии и русского вспомогательного отряда вывести сначала из строя Болгарию, после чего Трансильванский театр, угрожаемый с севера русскими, а с юга — соединенной массой салоникской и румынской армий, падет сам собой. Для этого требовались усиление салоникской армии и решительное наступление ее для угрозы тылу болгар, действовавших против румын. Но на такое усиление не соглашались западные державы.

 

В результате, хотя и не вполне, победила французская точка зрения, и 27 августа Румыния объявила войну Австрии, получила полную свободу отдельного командования и в помощь русский корпус, который в Добрудже должен был войти в состав румынской армии.

 

По мобилизационному расписанию Румыния выставляла 400-тысячную армию, состоявшую из 20 сильных по составу дивизий, 10 первоочередных и 10 второочередных. В действительности под ружьем в этих 20 дивизиях было едва 250 000 человек. Только первоочередные дивизии были снабжены скорострельной артиллерией и некоторым количеством полевых тяжелых гаубиц; второочередные дивизии имели на вооружении орудия старого типа. Тяжелой артиллерией и техникой румыны совершенно не были снабжены. Железные дороги были в очень плохом состоянии. Долгий период мира и отсутствие боевого опыта делали командный состав румынской армии совершенно неподготовленным к ведению современной войны. И теперь в руки этой малочисленной, плохо подготовленной и снабженной армии передавался наиболее важный театр данного момента с предоставлением ей там полной свободы действий.

 

Границы Румынии представляли большие невыгоды в военном отношении. На юге по Дунаю и далее по прямой линии от Туртукая до Черного моря шла граница с Болгарией; на западе и северо-западе Румыния граничила с Австро-Венгрией по Карпатам, причем в направлении на Фокшаны австрийские владения сильно вдавались на восток, как бы образуя мешок между Валахией и Молдавией. Такая пограничная линия, кроме своей длины, была неудобна и тем, что ударом на Фокшаны или со стороны Добруджи легко отрезывалась вся Валахия с выступом своим к стороне Орсово.

 

 

Румынское главное командование решило большую часть своих войск выставить на границе с Трансильванией и отсюда наносить энергичный удар в направлении на Будапешт. Для прикрытия своей длинной границы с Болгарией по Дунаю румыны оставили лишь незначительные и притом второочередные части, в состав которых должен был войти и русский, тоже из второочередных частей, корпус.

 

В зависимости от этого стратегическое развертывание румынской армии вылилось в следующую форму:

 

Северная армия (3,5 дивизии, или 68 батальонов) от Дорна-Ватра, где она связывалась с 9-й русской армией, до прохода Ойтос, прикрывая Молдавию.

 

2-я армия (3 пех. и 1 кав. дивизия, 36 батальонов) прикрывала проходы со стороны Кронштадта и Германштадта, заняв участок от прохода Ойтос до прохода Ротентурм.

 

1-я армия (4 пех. дивизии, 64 батальона) сосредоточилась от Ротентурма до Орсова на Дунае.

 

3-я армия, наиболее слабая по составу и преимущественно из второочередных частей, всего 6 дивизий, прикрывала длинную линию Дуная и Добруджу, имея русский корпус на крайнем левом фланге.

 

Таким образом, наиболее сильные группы были образованы на флангах Трансильванского театра, что давало возможность быстрым наступлением южной группы выйти в Венгерскую долину до принятия противником соответствующих мер и этим открыть туда дорогу правому флангу румын и левому флангу русских. Слабой стороной этого развертывания была необеспеченность болгарской границы и в особенности важной и открытой для вторжения Добруджи, где до подхода русского корпуса была оставлена только одна второочередная дивизия.

 

 

Изменение в верховном командовании обеих коалиций

 

Ко времени выступления Румынии произошло частичное изменение в высшем командовании германской и французской армий.

 

В Германии верховное командование фактически было вручено Гинденбургу при начальнике штаба Людендорфе, что устанавливало единоначалие в германской армии, которое, как мы уже знаем, распространилось и на австрийские войска на Русском фронте, а впоследствии и на Румынский фронт. На Итальянском и Сербском фронтах командование оставалось в руках австрийцев. Во Франции Жоффр был назначен верховным главнокомандующим французскими войсками на всех театрах, и, таким образом, в его руках объединялось и командование Салоникским фронтом.

 

 

Планы центральных держав

 

Германское командование ожидало выступления Румынии, но предполагало его несколько позднее, после сбора урожая. Таким образом, германцы были захвачены врасплох, и поэтому их обдуманный уже заранее план проводился с запозданием, в особенности благодаря плохо развитой сети рельсовых путей. Румынский фронт для Центральных держав являлся единственным, где они могли еще предпринять наступательную операцию, а кроме того, неудача на нем грозила для них перерывом сообщений с Турцией. Поэтому Гинденбург решил нанести удар Румынии, приобрести богатые провинции с хлебом и нефтью и обезвредить попытку Антанты объединить операции со стороны Румынии и Салоник.

 

В общем германский план сводился к первоначальному нанесению болгаро-турецкими войсками, которые могли быть раньше собраны, удара по Добрудже, чтобы обеспечить себе правый фланг, а потом совместными действиями со стороны Дуная и с фронта Германштадт — Кронштадт завладеть Валахией и отрезать находившиеся там румынские войска.

 

С этой целью были образованы 3 группы войск:

 

Группа Макензена, достигшая к половине сентября, примерно, 9 пех. и 2 кав. дивизий германско-болгарско-турецких войск, постепенно увеличиваемых в течение октября. Эта группа должна была, прикрываясь Дунаем, нанести сильный удар на Добруджу и отбросить здесь румын к северу от железной дороги Черноводы — Констанца. Обеспечив себя таким образом с правого фланга, группа Макензена должна была принять участие в общем наступлении на Валахию.

 

Группа Фалькенгайна из 9-й германской и 1-й австрийской армий, всего около 26 пех. и 7,5 кав. дивизий, из которых 16 германских. Эти армии находились еще в периоде сосредоточения, причем 1-я австрийская армия должна была развернуться по обе стороны Марош — Вашаргели, 9-я же германская армия сосредоточивалась в районе Карльсбург и Мюльбах, имея небольшие отряды к югу до Орсовы.

 

Далее на север, уже против Русского фронта, действовала 7-я австрийская армия, которая едва удерживала натиск 9-й русской армии Лечицкого и потребовала усиления ее 3 новыми германскими дивизиями, которые направлялись с Французского фронта против румын. Войска в Трансильванию сосредоточивались медленно, и потому в сентябре румыны имели здесь дело только с передовыми частями.

 

 

Румынский фронт

 

Ход событий определил в дальнейшем тесную связь между действиями в Румынии и на Русском театре, и в особенности на его Юго-западном фронте, почему их и приходится рассматривать вместе.

 

 

Румынский фронт

 

 

В августе русское командование начало обращать серьезное внимание на Карпаты и постепенно увеличивало здесь войска, хотя и очень медленно, так как сосредоточение главных сил румын в Трансильвании давало надежду на их внушительную здесь помощь. Центр тяжести наступления за Карпаты на русском участке фронта сосредоточивался на 4 шоссейных дорогах, которые вели по две к главным объектам действий — к Мармарош-Сигету через Корошмезо и Шибени и к Быстрице через Кирлибаба и Якобени. По этим путям и были направлены Лечицким, примерно, по 1 корпусу с слабым прикрытием левого фланга, т.е. направления на фронт Якобени, Сучава, только кавалерией. Сюда австрийцы и направили свой главный удар.

 

Тем не менее русские войска, с трудом преодолевая укрепленные горные позиции австрийцев, не только отбивали их атаки, но и подвигались вперед. К 20 сентября они здесь вновь вышли, примерно, на линию Рафаилов — Ворохта — Шибени — Кирлибаба (искл.) — Дорна-Ватра (искл.). К тому же времени румыны продвинулись в Трансильвании на фронт Марош-Вашаргели — Фогараш — Германштадт. Но совместное наступление русских и северной румынской армии на Дорна-Ватра и далее на Быстрицу было задержано сильно укрепленной позицией германцев и 26 сентября прекратилось ввиду разрозненности действий, не объединенных командованием действовавших на одном направлении русских и румынских отрядов.

 

Примерно к этому времени закончилось сосредоточение против румын армий Центрального союза, которые начали свое наступление в Добруджу группой Макензена, а в Трансильвании — Фалькенгайна. После четырехдневного упорного боя 30 сентября германцы заняли Германштадт и начали сильно давить первоначально на правый фланг румын. Операция Макензена против Добруджи окончилась 27 октября оттеснением русско-румынских войск на 1 переход к северу от железной дороги Черноводы — Констанца, после чего, оставив здесь слабые силы, он всю свою группу сосредоточил к югу от Дуная на Бухарестском направлении для совместных действий с Фалькенгайном против столицы Румынии.

 

За время операции в Добрудже Фалькенгайн легко занял 10 октября Марош-Вашаргели и Кронштадт и с трудом пробивался от Германштадта через Ротентурмский перевал. Румыны начали отходить на восток (10 октября на линию Кимполунг — Бузео) и на юг к своей границе, оттягивая свой правый фланг на юг и теряя связь с 9-й русской армией. Это заставило Лечицкого спешно закрыть образовавшийся открытый промежуток к югу от Дорна-Ватра сначала кавалерией, а потом и вновь подвозимыми корпусами, разжижая свой фронт и протягивая его постепенно до Окна. Здесь ему пришлось выдержать первоначально одной кавалерией ряд упорных боев с сильным противником, но удалось не только удержать свое положение, но и перейти в ноябре в наступление.

 

 План германского командования в конце октября вылился в следующую форму: Фалькенгайн прорывает румын своим левым флангом с фронта Марош-Вашаргели — Кронштадт в направлении на р. Тротуш, центром на Питешти — Слатина и правым флангом с массой конницы направляется на Крайова, имея целью скорее войти этой конницей в связь с Макензеном, который, переправившись через Дунай, направляет свой удар на Фокшаны.

 

 

События начали развиваться здесь с головокружительной быстротой. Интересы Румынского фронта непосредственно связывались с интересами Русского фронта, и для обеспечения своего фланга русское командование начало перекидывать сюда несколько корпусов, которые вследствие недостатка в железных дорогах прибывали мелкими частями медленно и не успели спасти Румынии, но обеспечили фланг русского расположения. Первоначально корпуса направлялись на Бакеу, чтобы закрыть образовавшийся к северу от румын промежуток и сосредоточить кулак между Пьятра и Окна для нанесения удара на сообщения германских войск, ворвавшихся в Валахию, а потом на Фокшаны и Галац для принятия на себя отступающей румынской армии.

 

Войска Центрального союза начали тем временем выполнять свою основную операцию против румын. Задержанные на Марош-вашаргельском и Кронштадтском направлениях 9-й русской и 2-й румынской армиями, они направили свой главный удар через проходы Вулкан и Ротентурм и вышли 23 ноября на фронт Рымник — Слатина — Каракал, взяв в плен у последнего румынский отряд. В этот же день Макензен легко переправился у Систова через Дунай. 30-го трансильванская группа продвинулась до Питешти, а Макензен до низовьев р. Аржис, где 1 декабря с трудом выдержал у Коман атаку подошедших на помощь румынам частей IV русского корпуса и удержал свое положение только благодаря подходу свежей турецкой дивизии.

 

4 декабря австро-германцам удалось перевалить через Карпаты и со стороны Кронштадта, а румыны очистили без боя Бухарест, так что фронт германцев шел от Плоешти через Бухарест и далее по р. Димбовица, 17 декабря фронт их продвинулся до линии верховьев р. Завала — Бузео — Черноводы и, наконец, к январю 1917 г. на линию Фокшаны — устье Дуная, где и остановился, перейдя к позиционной войне.

 

Во время этого германского наступления 9-я русская армия, а также и перекинутая на Карпаты 8-я армия, усилившись переброшенными к ним подкреплениями, перешли с половины ноября в наступление по всему фронту Карпат, от Ворохта на севере до Окна на юге, нанося главный удар 2 корпусами в направлении от Пьятра на Сас-Реген. Наступление это, длившееся в течение месяца, дало русским некоторые тактические успехи, облегчило положение правого фланга румын. В конце декабря здесь обе стороны также перешли к позиционной войне.

 

На остальных участках Русского фронта осенний период был отмечен еще серией атак со стороны русских на Стоходе, имевших место в сентябре и октябре, атак совершенно бесцельных и безрезультатных, если не считать той пользы, которую они могли принести, отвлекая внимание, а отчасти и силы германцев от Румынского и Французского фронтов, так как на последнем в это время шло наиболее активное из наступлений англо-французов. Все внимание русского командования было направлено на усиление Румынского фронта, куда была перекинута (к югу от Дорна-Ватры) вся 9-я армия и, кроме того, управления 4-й и 6-й армий, объединивших переброшенные в Румынию 35 пех. и 13 кав. дивизий, т.е. около 1/4 всех вооруженных сил.

 

Румынское наступление принесло, таким образом, только отрицательные результаты, легло всей тяжестью на Россию и заставило ее оттянуть большую часть своих сил на второстепенный театр без возможности, вследствие слабой сети рельсовых путей, скоро перекинуть их обратно.

 

 

Салоникский фронт

 

Салоникский фронт мог сыграть большую роль во всей румынской эпопее, но он ее не сыграл. Как в вопросе об использовании Румынии для общих целей выступления, так и в вопросе о 300-тысячной армии, собранной в Салониках, взгляды союзников резко различались. Англичане и итальянцы были против развития энергичных наступательных операций со стороны Салоник и с трудом увеличивали здесь свои войска, а генерал Саррайль не проявлял ни талантов полководца, ни талантов организатора для командования собранной здесь интернациональной армией.

 

 

Салоникский фронт

 

 

В течение сентября — декабря наступательные операции Антанты сосредоточились здесь исключительно в направлении на Монастырь сборным франко-русско-сербским отрядом при почти полной пассивности на остальном фронте. 17 сентября Саррайль занял Флорину, 18 ноября Монастырь, после чего приостановил свое дальнейшее наступление, войдя налево в связь с итальянцами, продвигавшимися со стороны Валоны. К концу года фронт Антанты имел уже сплошной характер от залива Рендина по северо-восточному берегу озера Тахино, через Серее, Дава-Тепе, озеро Дойран, Гевгели, Монастырь, озеро Охрида и далее в Албании на Тепелени и по р. Вожуса северо-восточнее Валоны. Болгары, получив помощь от германцев, должны были поступить под германское командование и сильно укрепили свои позиции к северу от занятой противной стороной линии.

 

 

Таким образом, вся помощь, оказанная Салоникским фронтом румынам, ограничилась оттяжкой сюда нескольких германских батальонов и удержанием на этом фронте большей половины болгарских дивизий. В октябре Антанта заняла Пирей и Афины и, сделавшись фактическим хозяином Греции, вполне обеспечила тыл Салоникского фронта.

xn----7sbbfcoy5atdmf5qh.xn--p1ai

Румыния в Первой мировой войне

Крестьянская война 1907 г. оказалась первым предупреждением румынскому политическому классу, прозвучавшим за 9 лет до того как разразилась страшная буря, вначале поставившая Румынию на край гибели, но затем приведшая к усилению и обновлению страны. После восстания либеральное правительство, в 1909 – 1911 гг. возглавлявшееся Ионом Брэтиану-младшим, провело меры по ограничению взимаемой с крестьян арендной платы и противодействию произволу арендаторов. Для радикальных преобразований – введения всеобщего избирательного права и передачи крестьянам помещичьих земель – политической воли в те годы не хватило.

На этом фоне активизируются попытки покончить с двухпартийной системой, оба компонента которой представляли интересы узких олигархических групп. В 1913 г. сельский учитель Ион Михалаке сумел создать румынскую крестьянскую партию. Ее название цэрэнистская, что собственно и означает по-румынски «крестьянская», показалось столь выразительным, что большинство историков дает это слово без перевода. Цэрэнистская партия была создана сельскими учителями, также как и национальное движение румын Трансильвании, только почти на сто лет позже. В недалеком будущем эти две силы объединятся, чтобы изменить политический ландшафт Румынии.

В 1910 г. образуется румынская социал-демократическая партия, тогда же создаются относительно массовые профсоюзы. В 1910 – 1912 гг. по Румынии прокатилась волна забастовок. Более цивилизованная городская среда не располагала к тому, чтобы стрелять, так что власти и предприниматели предпочитали уступать. Большая часть стачек была успешной, а в 1912 г. принимается закон Неницеску, введший в Румынии социальное страхование и пенсионную систему.

Между тем на международной арене Румынии представляется случай отыграться за внутренние осложнения, почувствовав себя страной сильной и значимой. На юге Балкан вступила в заключительную фазу кризиса бывшая хозяйка румынских земель – Османская империя. Произошедшее в 1908 г. свержение либералами установившейся еще в памятном 1878 г. деспотии султана Абдул-Меджида дестабилизировало Турцию, что подвигло соседей приступить к окончательному разделу империи. В 1911 г. Италия забрала у турок последний оплот в Африке – Ливию – и несколько греческих островов в Эгейском море.

А в 1912 г. настал долгожданный праздник балканских народов. Много веков прослужив разменной монетой в войнах и союзах европейских стран с Османской империей, они, наконец, оказались достаточно сильными, чтобы (хотя бы ненадолго!) взять свою судьбу в собственные руки. Сведение счетов с турками прошло на ура. В октябре 1912 г. Болгария, Греция, Сербия и Черногория дружно атаковали балканские владения Османской империи. Болгарская армия двинулась к Константинополю, разбила основные турецкие силы, в середине ноября осадила Адрианополь и вышла на подступы к османской столице. После одержанной сербами в первые дни войны победы под Куманово турки оставили Македонию и сдали грекам Салоники. В марте 1913 г. болгары взяли Адрианополь, а в мае Турция подписала мир, отдав балканским странам свои европейские владения.

Праздник закончился быстро, сменившись дракой победителей за добычу. Пока болгарские войска рвались к Константинополю, сербы заняли населенную болгарами Македонию и присоединили ее к своему государству. Болгария оспорила такое решение и в июне 1913 г. начала войну, после чего торжество обернулось для нее трагедией. В союз с Сербией против Болгарии вступила Греция, затем нанесла удар жаждавшая реванша Турция.

До 1913 г. румыны имели весомые права считать себя нацией не агрессивной – за предыдущие века своей истории румынские государства только участвовали в захватнических войнах своих сюзеренов, а сами почти ни на кого не нападали. Но не потому, что не хотели, а поскольку, будучи слабыми, не имели такой возможности. В 1913 г. румыны доказали, что не отличаются в лучшую сторону от остальных народов мира – как только у независимой Румынии появилась возможность поживиться за счет оказавшегося в трудном положении соседа, она не преминула ей воспользоваться. 14 июля 1913 г. румынская армия вторглась в Болгарию. Момент для нападения был выбран великолепно – у болгар, оказавшихся в ужасном положении войны со всеми соседями сразу, не было ни малейших возможностей для отражения агрессии. 29 июля Болгария сдались, и Румыния выиграла войну, не потеряв ни одного солдата.

Румыния получила возможность ощутить себя ведущей державой региона. Мирную конференцию консервативное правительство Майореску организовало в Бухаресте. Сербы закрепились в Македонии, турки вернули Адрианополь, румыны взяли себе южную Добруджу. Румынского населения в этой области почти не было, зато имелись дополнительные несколько десятков километров выхода к морю и массив плодородных земель.

Эти успехи в мире заметили. После нескольких десятилетий вражды, Россия начинает искать сближения с Румынией. Летом 1914 г. яхта императора Николая II заходит в Констанцу. Российский монарх встречается с румынским королем. Русский императорский дом рассматривает возможность выдачи старшей дочери Николая II Ольги замуж за наследника румынского престола Кароля. Как показали дальнейшие события, супруг Ольге достался бы далеко не идеальный. Но с другой стороны, все было бы лучше, чем подвал Ипатьевского дома.

Несмотря на удачную внешнюю политику, в начале следующего 1914 г. король отправил Майореску в отставку и поручил формирование правительства Иону Брэтиану. Причиной было нарастающее давление в пользу проведения реформ. Либералы шли во власть с проектом частичной передачи помещичьих земель крестьянам и предоставления прямого равного избирательного права всем грамотным мужчинам страны (всеобщего избирательного права все равно не получалось, так как в деревнях от силы четверть населения была грамотной). Но решать пришлось совсем иные задачи – началась Первая мировая война.

З августа, когда Германия и Австро-Венгрия уже находились в состоянии войны с Россией и собирались вступить в войну с Францией, король Кароль собрал в своей идиллической летней резиденции Синае коронный совет. Предложенное им решение было однозначным – на основании имеющегося союзного договора вступить в войну на стороне Германии и Австро-Венгрии. И в этот момент перед лицом монарха, десятилетиями находившего общей язык со своей страной, всплыл давний, наверное, почти забытый, кошмар 1871 г. Он, рожденный немцем и не отрекшийся от своих корней, стоял перед лицом страны, желавшей разрушения союзной немцам Австро-Венгрии. Почти все участники коронного совета высказались за объявление нейтралитета, так что королю осталось лишь согласиться.

10 октября 1914 г. Кароль I скончался после 48 лет правления, отмеченного сотрудничеством и взаимопониманием между главой государства и политическим классом, стабильностью и прогрессом в стране. Его завершение могло бы быть идеальным, если бы война не поставила ребром вопрос о выборе союзников, на который в мирное время удавалось не обращать внимания.

Однако смерть Кароля не заставила румын немедленно броситься в объятия Антанты. Вопрос о выборе союзников был и в самом деле мучительным. Союз с Антантой давал Румынии шанс отобрать у Венгрии Трансильванию, а у Австрии Буковину. Союз с Австро-Венгрией и Германией давал шанс отобрать у России Восточную Молдавию. Последняя не могла служить полноценным противовесом Трансильвании - и население, и территория, и экономический потенциал румынонаселенных областей Австро-Венгрии были куда весомее.

На другой чаше весов была не Бессарабия. На нее весомо ложился страх перед германской мощью. Предвоенная Румыния говорила по-французски, но основным торговым партнером и инвестором в румынскую экономику уже несколько десятилетий была Германия, на втором месте находилась Австро-Венгрия. Тесным было и военное сотрудничество, дававшее румынам ясное представление о силе немецкой армии.

Ход войны никак не давал ответа на вопрос, за кем будет победа. План Германии молниеносно разбить Францию провалился. Но русская армия при попытке ударить по Восточной Пруссии в августе 1914 г. была разбита, потери составили 80000. Зато в сентябре 1914 г. русские разбили австрийцев в Галицийской битве, потери последних составили 300000 убитыми и ранеными, 100000 пленными, в руках России оказались обширные австрийские провинции, включая молдавскую Буковину.

1915 г. принес сторонникам Антанты сплошные огорчения. Горлицкий прорыв немецких и австрийских войск привел к потере Россией летом 1915 г. не только захваченных ранее австрийских земель, но и Польши. Ободряющим было вступление в войну с Германией и Австро-Венгрией Италии, зато присоединение Болгарии к германо-австрийскому союзу в октябре 1915 г. и разгром в конце того же года Сербии сделали положение Румынии в случае ее выступления на стороне Антанты крайне уязвимым.

Летом 1916 г. Россия нанесла Австро-Венгрии ответный удар. В результате Брусиловского прорыва австрийская армия потеряла 1200000 убитыми и ранеными, 400000 пленными. Поражение тяжким грузом легло на страну, и так сгибавшуюся под бременем войны. Сельское хозяйство, лишенное бесконечными мобилизациями без малого половины рабочей силы, не могло обеспечить нормального снабжения, и еще недавно изобильная Австро-Венгрия вела полуголодное существование. Покупательная способность зарплат в Венгрии составила треть от довоенного уровня. В мае 1916 г., несмотря на запреты военного времени, две недели бастовали шахтеры долины Жиу, и это было только начало протестов. В 1916 г. вновь подняла голову венгерская Партия независимости, лидер которой Михай Каройи создал радикальный оппозиционный блок, выступавший за немедленное заключение мира. Последовавшие вскоре после поражения на востоке убийство австрийского премьер-министра и смерть императора Франца Иосифа стали предвестниками окончательного заката самой знаменитой династии Европы.

Россия во время Брусиловского прорыва потеряла убитыми и ранеными полмиллиона. Война была трудным испытанием для российской экономики, но ресурсы громадной империи были далеки от истощения. Сельское хозяйство сохраняло работоспособность, проведенная после поражений 1915 г. мобилизация промышленности оставила в прошлом ужасный дефицит оружия и боеприпасов, с которым русская армия столкнулась в начале войны.

Однако на самом деле все было еще хуже, чем в Австро-Венгрии – война привела к тяжелейшему разладу в русском обществе. Спасшая армию военная мобилизация промышленности была проведена в основном силами неправительственных организаций – военно-промышленных комитетов и союза земств и городских самоуправлений, в то время как причиной большинства неудач были нерешительность и некомпетентность императорского правительства. Подобные обстоятельства стали причиной создания в 1915 г. большинством депутатов Думы Прогрессивного блока. Это объединение повело политическую войну против императора, которая вскоре серьезно дестабилизировала положение в стране.

Румыния между тем жила неплохо. В Германии и Австро-Венгрии спрос на румынские зерно и бензин был просто бешеным. Так что деньги из карманов потенциальных противников рекой текли в Румынию. К этому добавлялось еще и удовольствие от лицезрения того, как две угнетающие румын на своих территориях и угрожающие независимой Румынии империи беспощадно уничтожают друг друга.

Учитывая то, что произошло в Трансильвании и Бессарабии после краха Австро-Венгрии и России, можно предположить, что Румыния могла бы одержать блестящую победу, какая ожидала ее в 1918 г., так и не ввязавшись в войну и не потеряв ни единого солдата. Возможно, было достаточно просто дождаться, когда империи истребят друг друга. Но утверждать это с полной уверенностью нелегко, тем более трудно было предположить такой вариант в 1916 г. Так что после Брусиловского прорыва Румыния решилась вступить в войну на стороне Антанты. Причины решения понятны - истощение ресурсов Германии и Австро-Венгрии становилось все более очевидным, а вот предсказать, насколько стремительным и ужасным окажется внутренний кризис в России, было слишком трудной задачей. Так Румыния ввязалась в авантюру, стоившую ей тяжелейших испытаний, и своими невероятными поворотами способную затмить любой остросюжетный роман.

17 августа 1916 г. в Бухаресте была подписана конвенция между Румынией с одной стороны, Россией, Великобританией, Францией и Италией, с другой. Соглашение предусматривало вступление Румынии в войну, за что ей в случае победы было обещано присоединение Трансильвании, Буковины и земель венгерской равнины аж до Тисы, хотя на берегах этой реки никакого румынского населения не было. Сама Румыния в то время располагала лишь тремя заводами, производившими легкое оружие, так что западные союзники обязались снабжать румын вооружениями. Французское и английское оружие для румынской армии возили по Северной Атлантике до Мурманска, затем по железной дороге через всю Европейскую Россию. Румыны были приняты в Антанту по настоянию Франции, вопреки возражениям российского главнокомандующего Алексеева, полагавшего, что румынская армия не сможет защитить территорию страны, с трех сторон окруженную врагами, и эта задача ляжет на плечи русской армии.

Так сбылась давняя мечта Румынии – в союзе с латинскими сестрами Францией и Италией она вступила в бой за освобождение соотечественников из-под власти Венгрии. Сам выбор направления удара был продиктован национальной идеей, а не стратегическим расчетом. Вместо того чтобы ударить по слабой и угрожаемой войсками Антанты из района Салоник Болгарии, Румыния оставила на болгарской границе лишь относительно небольшой заслон, бросив основные силы на захват Трансильвании.

28 августа румынская армия пересекла границу Австро-Венгрии, уже 29 румыны маршировали по улицам Брашова, в следующие дни последовали Сибиу и Сигишоара, а на одиннадцатый день наступление было остановлено. Дело в том, что резко изменилась в худшую сторону обстановка на юге. У болгар хорошо получилось расквитаться за 1913 г. – в первые дни сентября они при поддержке немецких частей нанесли румынской армии жестокое поражение у Тутракана в южной Добрудже.

Эти события позволили немцам и австрийцам выиграть время для переброски войск в Трансильванию. В начале октября они нанесли контрудар, заставивший румынскую армию поспешно отойти на карпатские перевалы. Брашов был оставлен 8 октября. Румынским войскам удалось удержать Предял, но оборона в более широкой долине Олта в ноябре была прорвана. Немцы и австрийцы преодолели Карпаты и захватили Олтению. Короткое торжество первых дней войны сменяется катастрофой.

22 октября болгарские и немецкие войска взяли Констанцу. 23 ноября силы под командованием Макензена, немецкого генерала, в 1915 г. прорвавшего русский фронт под Горлицей, начинают наступление со стороны Болгарии на Бухарест. Предпринятая 29 ноября – 3 декабря попытка румынской армии остановить немцев и болгар на реке Арджеш обернулась жестоким поражением. 6 декабря 1916 г. немцы входят в Бухарест и развивают наступление далее на северо-восток.

За первые четыре месяца войны погибли или попали в плен 250000 румынских солдат, в распоряжении румынского командования остались боеспособные части численностью 70000. Правда, у Румынии было еще 400000 новобранцев, которых мобилизовали, но не успели вооружить. Теперь им было приказано отходить в Молдавию. В адской неразберихе разгрома многие из них, наверное, могли бы убежать домой, но, тем не менее, они покорно пошли на северо-восток, чтобы создавать там новый фронт. В том же направлении устремились три с половиной миллиона гражданских беженцев. Бегство началось в осеннюю распутицу, затем ударили зимние морозы. Большая часть запасов продовольствия досталась наступающему неприятелю, так что в Молдавии начался голод. За голодом и холодом пришла эпидемия тифа.

Прогноз генерала Алексеева сбылся. Чтобы предотвратить захват неприятелем всей румынской территории и его наступление на юго-западные области России, в декабре 1916 – январе 1917 г. пришлось срочно перебрасывать более полумиллиона российских солдат в Румынию и развертывать их на фронте от Буковины до устья Дуная. В результате немцы и австрийцы остановились в начале января на линии Фокшаны – Брэила, старой валашско-молдавской границе. Русские заняли 400-километровый участок фронта, румыны на первых порах могли держать лишь 70 км.

Такая операция потребовала от России огромного напряжения сил. Очень трудно пришлось и без того перегруженным военными поставками железным дорогам. В конце февраля 1917 г. в Петрограде вспыхнули волнения, причиной которых было отсутствие черного хлеба в столичных магазинах. Продовольствия в России хватало, но его не смогли вовремя доставить в Петроград из-за нехватки паровозов. Уж не усилие ли по спасению Румынии стало роковым для Российской империи?

Так что в феврале 1917 г., вдобавок к ужасу собственного поражения, румынская элита могла лицезреть потрясающий спектакль чуть ли не мгновенного исчезновения веками стоявшей незыблемо российской монархии. Даже убийство Распутина уже ничего не могло дать династии Романовых, покинутых едва ли не всеми, за исключением бессарабского депутата Пуришкевича. Основанные на власти аристократии режимы, уже подточенные индустриализацией и урбанизацией, не выдержали современной войны. Миллионы простолюдинов, приобщившиеся к новым идеям за предвоенные десятилетия и получившие в руки оружие во время войны, были готовы исполнить самые смелые мечты революционеров, так что политический пейзаж Европы стал меняться с поражающей воображение быстротой.

Не в лучшем положении была и румынская монархия. Катастрофа 1916 г. вызвала в румынском обществе бурю обиды за слабость и несовершенство своего государства. «Страна дрянная, страна, ничтожная… верхушка которой больна сифилисом, а народ пеллагрой», - писал в дни бегства из Бухареста трансильванский публицист Октавиан Гога. Зато страшное потрясение от разгрома и оккупации, а потом еще и поразительные вести из России подействовали.

В эти роковые месяцы румынская элита продемонстрировала такие волю и сплоченность, какие были абсолютно непредставимы в предвоенные годы. Король, правительство и парламент, бежавшие в старую молдавскую столицу Яссы, согласовали решение о введении равного и прямого всеобщего избирательного права и осуществлении радикального перераспределения помещичьих земель в пользу крестьян. 5 апреля 1917 г. король Фердинанд выступил с обращением к солдатам, в котором обещал провести эти преобразования сразу по окончании войны.

Румыния заявила, что будет сражаться до последнего, и сделала все, чтобы подтвердить свою волю на деле. За четыре месяца, в условиях голода и разрухи, выведенные в Молдавию новобранцы были вооружены и сформированы в боеспособную армию. Оружие из стран Антанты рекой текло в Румынию, благо Россия еще не погрузилась в анархию, и ее железные дороги продолжали работать с полной отдачей. Но кормить миллионы солдат и беженцев приходилось в основном за счет местных ресурсов, так что обрушившиеся на молдавских крестьян реквизиции были беспощадными. Сохранилась статистика, согласно которой 70% детей, родившихся в Молдавии в 1917 г., умерли, не дожив до года.

Эти месяцы стали звездным часом королевы Марии – она работала сестрой милосердия, ездила по военным лагерям и фронтам, пусть и не полностью разделяя бедствия своего народа, но имея мужество смотреть им в лицо, не теряя присутствия духа. Эта необычная для румынского общества эмансипированная женщина с твердым характером сумела понравиться народу, и даже байки о романах королевы с румынскими аристократами и иностранными офицерами скорее помогали, чем мешали ей.

Времени у румынского руководства было в обрез – русская армия прикрывала Румынию, но с каждым месяцем щит становился все менее надежным. Либеральная революция в России настежь открыла ворота социалистической пропаганде, и армия радостно отдалась мечтам о грядущем братстве населения всемирной коммунистической деревни. Весной 1917 г. русские солдаты ходили на демонстрации и митинговали по случаю первомайских праздников. Позвали они с собой и румын – часть рабочих откликнулась, солдаты на митинги не пошли.

Но все же румыны успели. В июне 1917 г. на большей части румынского фронта началась замена русских частей воссозданной румынской армией. В июле премьер-министр России Керенский начал наступление в Галиции. Оно было поддержано ударом русских и румынских войск в районе Мэрешть. Русские прорвали австрийский фронт, но наступление не получило развития. Многие части русской армии заявили, что не желают больше воевать, и остановились. Контрудар немцев и австрийцев быстро привел к поражению русской армии, которая вновь оставила Буковину.

Одержав победу над русскими, немцы и австрийцы пришли к выводу, что пора покончить с Румынией. 6 августа 1917 г. войска под командованием Макензена прорвали русско-румынский фронт на юго-западе Молдавии, и в течение недели успешно наступали вглубь румынской территории. В какой-то момент казалось, что все кончено. Король и правительство начали готовиться к бегству в нелюбимую ими, и в самом деле становившуюся опасной для монархов Россию. Но 14 августа на фронт прибыли румынские подкрепления, встретившие немцев у местечка Мэрэшешть. Отступать было уже некуда, и прижатые к стенке румыны стояли до последнего. Как это делали армии Штефана Великого во время турецких вторжений, и как, возможно, поступали еще более дальние предки румын, когда гунны, авары или славяне загоняли их в лес или ущелье, из которого уже некуда было бежать. 19 августа силы немецкой и австрийской армий истощились, Макензен приказал прекратить попытки прорвать румынский фронт.

В сражении, спасшем румынское государство от гибели, 245000 немцев и австрийцев противостояли 218000 румын и примерно 100000 русских. Немецкие и австрийские потери составили 47000, румынские – 27000. Сведений о русских потерях нигде не нашлось, да и приведенная выше численность русских войск является весьма приблизительной прикидкой. Румынские и западные источники напирают на то, что русские почти не сражались, а «уходили с позиций, распевая песни о свободе». Русские источники молчат об этом последнем крупном сражении, данном старой русской армией.

Борьба на фронтах Первой мировой была закончена и для румынской армии. Вооруженные силы страны потеряли убитыми 250000 человек – 33% всех мобилизованных, потери мирного населения составили 270000. Однако основные события были еще впереди.

Для российской истории сражение при Мэрэшешть осталось неведомым, так как его затмили грандиозные внутренние потрясения. 7 ноября 1917 г. большевики взяли власть в России и начали беспощадно крушить все существовавшие государственные и общественные институты. Огромная территория, еще менее года назад объединенная железной (то есть казавшейся таковой) рукой Российской империи, неудержимо покатилась в бездну хаоса. 28 ноября большевистское правительство объявило о демобилизации русской армии. 2 декабря была разгромлена Ставка верховного главнокомандования, а 15 декабря подписано перемирие с Германией и Австро-Венгрией. Миллионы солдат развалившейся армии Российской империи беспорядочно ринулись в тыл, сея по пути хаос и разрушение. Румыния подписала перемирие 9 декабря. Казалось, все усилия, все страдания, все жертвы были напрасны.

Нетрудно себе представить, какой ненавистью к злосчастному геополитическому положению своей страны было преисполнено в тот момент румынское руководство. Ведь было уже понятно, что на западном фронте Германии и Австро-Венгрии никак не одолеть объединенные силы Франции, Великобритании, Италии и вступивших в войну в начале 1917 г. США. Победа Антанты и раздел владений поверженных империй были не за горами. Но Румыния, лишенная главного союзника, истощенная схваткой с превосходящим противником, с переставшими функционировать путями подвоза оружия, была бессильна перед немцами и австрийцами.

Более того, Румыния, казалось, была бессильна не только перед новыми ударами вражеских армий с запада, но и перед бурей мятежа, налетевшей с востока. Маркс, как известно, учил, что пролетарская революция будет всемирной, так что большевики ожидали, что зажженный ими в России пожар естественным образом перекинется на все остальные страны. Измученная войной, с большой русской армией на своей территории, издавна страдающая от бедности и жестокого социального неравенства Румыния представлялась идеальным местом, в котором мировая революция могла бы триумфально перейти границу России.

15 декабря 1917 г. прибывший из России румынский социал-демократ Раковский создал революционный комитет в русских частях, стоявших в Яссах. Ревком призвал присоединиться к коммунистической революции русскую армию и вооруженные силы Румынии. Румынское государство оказалось еще ближе к гибели, чем в те дни, когда немецкая армия рвалась к Яссам через Мэрэшешть. Новый враг находился во временной румынской столице – в нескольких кварталах от правительственной резиденции. Если бы огонь революции перекинулся на румынскую армию, захват большевиками власти в Румынии был бы делом пары часов.

Но румынские терпение и фатализм остались неизменными. Солдаты, в 1916 г. ушедшие по обледеневшим дорогам в голодную Молдавию, в 1917 г. выстоявшие под Мэрэшешть, не поддались и новому соблазну. Никаких попыток мятежа в румынской армии Раковский не дождался. Оправившись от первоначального испуга, правительство Румынии 22 декабря отдало армии приказ разоружить российские войска на румынской территории. К счастью для румын, Юго-Западный фронт находился далеко от русской столицы, и влияние большевиков там было сравнительно невелико. Подавляющее большинство солдат хотело просто уйти по домам, а желавших сражаться за революцию было ничтожно мало. Так что румыны успешно разоружили революционные части, завладели оружием и имуществом бывших союзников, а солдатам предоставили возможность идти по домам. Румыния в третий раз спаслась в ситуации, казавшейся безнадежной.

Где-то в 1917 г. на румынском фронте произошла следующая история. Во время одной из своих поездок на фронт королева Мария повстречалась с русскими солдатами. Один из них, действуя в духе революционной простоты и демократичности, попросил у королевы закурить. Мария как ни в чем ни бывало, выдала бойцу сигарету и дала прикурить от своей золотой зажигалки.

- Кабы бы у нас была такая императрица, - мечтательно молвил гражданин революционной республики, затягиваясь качественным королевским табаком, - за нее было бы и умереть не жаль.

Российская царица и царевны тоже показывали солидарность с воюющим народом, работая в военных госпиталях, но это не спасло их от ужасного конца. Правда, они не курили. Откуда мораль – правитель, желающий удержаться у власти, обязан жертвовать здоровьем, разделяя хотя бы некоторые из вредных привычек, свойственных народу.

Источники:

1. Демьянов Сергей, Румыния в Первой мировой войне

См. также:

www.world-history.ru

Румыния в Первой Мировой Войне

Текст – Старикова Н.одного из моих самых любимых авторов, изображения - Wikipedia

Британский плакат, пропагандирующий вступление Румынии в войну на стороне Антанты

… вступление в войну Румынии 27(14) августа 1916 года. Показательна та настойчивость, с которой «союзники» втягивали в нее Бухарест. «С военной точки зрения для России это составило определенную проблему» — пишет Маннергейм. Широко известно высказывание, приписываемое разными авторами различным военным авторитетам. Суть его такова: не важно, на чьей стороне выступит Румыния, потому, что количество военной силы, необходимое для ее разгрома или спасения от него совершенно одинаково. В этом и состояла «проблема»: вступление Румынии в войну никакой пользы Антанте не приносило, зато России наносило ощутимый вред. Вооруженные силы Румынии были очень слабы, а наша страна имела с ней протяженную границу. В случае вступления румын в войну, русский фронт автоматически удлинялся. Для его заполнения пришлось бы потратить все резервы и ослабить другие участки фронта. Именно поэтому англичане напрягают все силы, чтобы втянуть Бухарест в войну. Чтобы румынское правительство вступало в войну с легким сердцем, британскими дипломатами были обещаны территориальные приобретения за счет Австро-Венгрии, и поддерживалась странная уверенность, что Румыния сможет объявить войну одной только Австрии. Так румыны и поступили, но войну им объявили и Германия, и Болгария, и Турция.

Ситуация удивительная: члены Антанты, борющиеся с одним и тем же врагом, имеют диаметрально противоположные точки зрения на вступление Румынии в войну. Так было и с Турцией. Однако ничего удивительного в этом нет — просто истинные цели войны у России, и ее «союзников» разные, отсюда и разница в подходах.

Новую головную боль получал и русский Черноморский флот: у него появилась дополнительная задача прикрытия от неприятельских судов еще и румынского побережья. Командовавший этим флотом адмирал Колчак, на допросе, перед самым своим расстрелом в январе 1920 года, вспоминал интереснейшие слова императора Николая II, сказанные ему лично: «Я совершенно не сочувствую при настоящем положении выступлению Румынии: я боюсь, что это будет невыгодное предприятие, которое только удлинит наш фронт, но на этом настаивает французское союзное командование; оно требует, чтобы Румыния, во что бы то ни стало, выступила. Они послали в Румынию специальную миссию, боевые припасы, и приходится уступать давлению союзного командования».

Показательна в этом смысле реакция главы французского командования Жоффра: узнав о вступлении Румынии в войну, он восторженно провозгласил: “Ради этого ничего не жаль!”. Почему так радовался французский генерал, вы поймете, если проследите за событиями, последовавшими за вступлением Румынии в войну.

Румынское наступление в Трансильвании

В конце августа 1916 года закончилось русское наступление (Брусиловский прорыв) и сразу после него румыны объявили свое решение выступить на стороне Антанты. После чего, они начали атаки в Венгрии, немного потеснив австрийские части. Германия отреагировала немедленно.

Контратака немцев

Два месяца ушло у немцев на перегруппировку, а уже 11 ноября (29.10.) 1916 года германские войска под командованием генерала Маккензена начали наступление. Быстро разгромив румынскую армию, германцы вышли к Бухаресту. Затем уже в ходе Бухарестского сражения, через три дня наголову разбили остатки румынских войск и вошли в столицу. За считанные дни румынская армия потеряла 120 тыс. человек убитыми и пленными и фактически перестала существовать.

Завершающие операции по разгрому Румынии

«Уже на ранней стадии военных действий Румыния запросила у России помощи, причем размер этой помощи постоянно увеличивался по мере того, как развивалось наступление Германии и Австро-Венгрии. К началу весны 1917 года на румынском фронте, протяженность которого составляла 500 километров, находилось 36 пехотных и 6 кавалерийских русских дивизий. Это означало, что российская армия отправила в Румынию примерно четвертую часть своих сил и сама осталась практически без резервов. Ко всему прочему, Россия должна была снабжать румынскую армию продовольствием и снаряжением, а в это время ее собственное положение день ото дня ухудшалось. Хрестоматийный пример того, как слабый союзник приносит больше забот, чем от него можно получить помощи!» — пишет в своих мемуарах генерал Маннергейм.

Французский маршал Жоффр разразился требованиями послать 200 тыс. русских солдат на спасение Румынии. Румынский помол Диаманди обивал пороги царя с планом бухарестского генштаба, чтобы русские сосредоточили 3 — 4 корпуса прорвались через Восточные Карпаты и ударили во фланг наступающим немцам. «Союзники» требовали невозможного: столько войск в такие сжатые сроки было просто неоткуда взять. Поэтому, не отказываясь помочь Румынии, Николай II и генерал Алексеев отвергли предлагавшийся план. Резервов в таком количестве не было, а снятие войск неизбежно оголяло фронт и могло привести к прорыву противника в другом месте. Но, похоже, что этого «союзники» и добивались. Их истерика была неописуемой. Диаманди бежал жаловаться Палеологу, тот сигнализировал в Париж, а оттуда давили и давили. В итоге румыны все же были спасены именно нашими войсками, так как британские войска «завязли» на Салоникийском фронте и не смогли «пробиться» на помощь Румынии. Это можно было легко предсказать. Русские войска всегда приходят на помощь «союзникам», у англичан и французов всегда есть в запасе убедительная причина, почему они это не сделали.

«В отношении Румынии, — пишет А.Зайончковский, известный русский военный теоретик, командовавший корпусом на румынском фронте, — Антанта дала высокий образец военно-политического разнобоя». В смысле, что в войну ее уговорили вступить, а от разгрома не уберегли. Догадайтесь почему? Откуда были взяты германские силы, разгромившие румын? Конечно, с Западного фронта. Откуда брали русские корпуса, чтобы остановить немцев? С нашего фронта. Следовательно, вступление Румынии в войну ослабляло и Россию, и Германию: еще большее количество немецких и русских войск воевало друг с другом, что полностью соответствовало сценарию «союзников». Немецкие войска ослаблялись на западном фронте и усиливались на Восточном, так незаметно тяготы войны перекладывались на наши плечи, усиливая и без того огромные потери. Артиллерии и оружия у нашей армии стало еще меньше в расчете на километр фронта. «Союзных» поставок вооружения не было по-прежнему, а новые немецкие дивизии не забывали прихватить с собой всю свою артиллерию.

Первая мировая война буквально пестрит такими неприглядными примерами английской политики, что на определенном этапе удивляться их предательству уже перестаешь. Но история вступления в войну Румынии даже на общем фоне выделяется, имея еще один тайный смысл. Чтобы понять это, надо просто ознакомиться с русскими планами того периода, которые были хорошо известны и «союзникам». После внезапной высадки англичан и французов в Галлиполи, обеспокоенный Николай II отдает приказ разработать план захвата этих стратегически важных для России проливов. Правительства Антанты, как мы помним, на словах не возражают. Но выводы делают и меры принимают. Вот здесь мы снова подходим к весьма интересному моменту. Оказывается дивизии, закрывшие собой возникшую «румынскую» брешь на фронте, готовились к Дарданельской операции! Их перебросили на румынский фронт, отказавшись от операции по захвату проливов и Константинополя!

Таким образом, втянув Румынию в войну, англичане сумели сорвать русскую операцию по захвату Босфора и Дарданелл! Первоначально Босфорскую операцию русское командование планировало на осень 1916 года, потом занятое спасением румын, перенесло ее на апрель 1917-го. Но и в этот раз десант не состоялся — возможный захват Босфора Россией был одной из причин, отчего революция произошла именно в феврале…

mikailme.livejournal.com