философия_1 / 14. Идейный спор западников и славянофилов. Суть спора западников и славянофилов


14. Идейный спор западников и славянофилов

14. Идейный спор западников и славянофилов и его современное значение.

Начало и середина XIX в. прошли под знаком противостояния западников и славянофиловв вопросе о пути развития России.

Славянофилы отстаивали самобытность русской мысли и связывали эту самобытность с неповторимым своеобразием русской духовной жизни.

Западникистремились вписать Россию в процесс развития Западной (европейской) культуры. Они считали, что поскольку Россия встала на путь развития позже других стран Европы, то должна учиться у Запада.

Славянофилыутверждали самобытность и неповторимость русской духовной жизни (Хомяков, Киреевский, Аксаков).

  • Славянофилыотстаивают тезис о принципиальном отличии развития России от всей западной цивилизации. И здесь на передний план выходит религиозное начало.

  • Западные народы, извратив символ веры, тем самым предали забвению "соборное начало". А это, в свою очередь, породило недостатки европейской культуры и прежде всего, распад общества на эгоистических индивидов, преследующих свои меркантильные интересы.

  • Россия же, опираясь на православную духовную основу, идет своим особым путем, который должен привести ее к мировому лидерству.

  • В основе философской идеи славянофилов лежала концепция о мессианской роли русского народа, его религиозной, культурной самобытности и решающей роли православия для развития мировой цивилизации.

  • Это позволило славянофилам гармонично сочетать свободу и необходимость, индивидуальную религиозность и церковность.

  • Ключевым понятием славянофилов была категория "соборность" - это принцип единства и мужественности, т.е. постоянное соединение людей на основе духовной общности.

  • "Соборность" рассматривалась и как следствие взаимодействия свободного человеческого начала, т.е. свободы, воли человека и божественного начала, т.е. "благодать".

  • Базовой основой "соборности" являются безусловные истины, или плоды духовных исканий людей. "Соборность" может быть осознана теми, кто живет в нравственной церковной ограде. Главный признак "соборности" - это участие человека в культовых обрядах, где и реализуется принцип: единства во множественности.

  • Славянофилыпризнавали важную роль рассудочного начала в жизни людей и ратовали за соединение "соборных истин" с просвещением.

  • Отсюда основной субстанцией русского народа считали православие и общинность.

  • Предназначение великих личностей - быть выразителями этого народного духа россиян.

  • Таким путем славянофилыжелали России войти в мировую цивилизацию и стать мировым лидером на православной, духовной основе.

  • Зачатки реализации своих идей славянофилывидели в сельской общине.

  • Общинное устройство определяло особый путь России в истории человечества, ибо она сочетает себе два начала: хозяйственное и нравственное.

  • Общинные принципы жизнедеятельности укрепляли дух "соборности" и т.о. приоритетом считалось самоотречение каждого в пользу всех.

  • В итоге просветленное и просвещенное народное общинное начало станет началом общинным, церковным.

Западниковотличало стремление вписать Россию в процесс развития европейской культуры.

  • Россия должна учиться у Запада и пройти тот же исторический путь.

  • Идеологию западников поддерживали: Белинский, Чернышевский, Герцен.

  • Философия этого направления получила название "революционный демократизм" или "разночинство".

  • "Разночинцы" через художественные образы и научно-публицистические статьи призывали интеллигенцию раскрыть народу глаза на его настоящее положение и поднять его на святое дело революции.

  • Они призывали качественно преобразовать идейно-теоретическую платформу освободительного движения России, перейти от дворянской тактики военных переворотов к разночинно-народнической тактике крестьянских восстаний.

Влиятельной фигурой "западников" был Герцен.

  • Он допускал перенесение опыта Запада на российскую почву. Он создал теорию русского социализма, в которой провозгласил право каждого на землю, общинное владение ею и мирское самоуправление.

  • К этому он мечтал прийти с помощью реформ, мирных преобразований, либо с помощью еще какой-то альтернативы, которая не связана с революцией.

  • Замена старого порядка и старых социальных отношений возможна с помощью многообразных форм социального обновления.

Несмотря на различия в воззрениях, "славянофилы" и "западники" выросли из одного корня. Почти все они принадлежали к наиболее образованной части дворянской интеллигенции, являясь крупными писателями, учеными, публицистами. Большинство их были воспитанниками Московского университета. Теоретической основой их взглядов была немецкая классическая философия. И тех и других волновали судьбы России, пути ее развития. И те и другие выступали противниками "крепостнической системы".

Исторический опыт дискуссий 40-50-х гг. XIX века в России между "западниками" и "славянофилами" имеет непреходящее значение. Их отзвуки в разной форме, в различной терминологическом выражении проходят и через век XX и продолжают вновь возникать и в ХХI веке.

Идеи "западников" и "славянофилов" пустили глубокие корни в русском обществе и оказали серьезное влияние на следующие поколения людей, искавших для России пути будущее.

Их идеи продолжают жить и сегодня в спорах о том, чем является Россия :

  • страной, которой уготована мессианская роль центра христианства, третьего Рима,

  • или страной, которая является частью всего человечества, частью Европы, которая является частью всего человечества, частью Европы, которая идет всемирно-исторического развития.

Русская философия- не отдаленная страница далекого прошлого, которая уже поглощена потоком времени. Эта философия - живая мысль. Мы находим в сочинениях славянофилов и западников ответы на многие современные вопросы.

Это позволяет преодолевать "комплекс неполноценности" – ложное, убеждение о несамостоятельности русской философской мысли, отстаивать её самобытность.

Представители "нового славянофильства" придерживаются взглядов, согласно которым Россия может успешно развиваться как великая держава, только если вновь будет опираться на три незыблемые основы, тесно взаимосвязанные между собой, — православие, самодержавие, народность.

При чем устранение одной из них разрушает и уничтожает оставшиеся.

Такая ситуация, по мнению "новых славянофилов", продолжается с 1917 г., когда было низвергнуто самодержавие, сильно поколеблена православная вера и тем самым подорваны основы самобытности русского народа. Важное место "новые славянофилы" уделяют критике Советской власти, социализма и атеизма, а также большевиков, “разрушавших храмы и умерщвляющих священников”.

Негативно и критично настроены "новые славянофилы" и по отношению к той части интеллигенции, которая ориентируется на западную демократию, западное правовое государство, западный тип культуры и которую они иногда называют “русофобами”, “космополитами”, “гражданами мира”, "неозападниками".

При этом: если "западникам" первой половины XIX в., несмотря на их стремление следовать западным образцам в ущерб русской самобытности, были присущи патриотическое отношение к России и искренняя забота о ее благе, то "неозападников" отличает скорее отсутствие патриотизма, забвение национальных интересов страны.

Критикуя "неозападников" за развал государства, подобострастие перед западными державами и принижение своей собственной страны, современные "славянофилы", так же как и их далекие предшественники, делают ставку на православие как основу общественной морали, подлинной духовности, как на культурную ценность и национальное достояние русского народа, опору его национального самосознания.

Считая православие основой национального самосознания русского народа и его государственности, "неославянофилы" убеждены в том, что именно утрата православной веры наряду с ликвидацией царского самодержавия привела к потере русским народом истинной духовности и собственной государственности.

Отсюда их вера в возможности православной церкви способствовать социальному, духовному и государственному возрождению России.

studfiles.net

На чём был основан спор западников и славянофилов?

Западничество и славянофильство – это два общественно-политических течения в России, которые сформировались в 30-50 годы XIX века. Устройство западничества и славянофильства положило обострения идейных споров после напечатанного в 1836 году "Философического письма" Чаадаева.

Западники выступали за европеизацию России (считали, что Россия должна идти с Европой, т.к. является её неотъемлемой частью), благотворили реформы Петра I, а также за реформу местного самоуправления, реформу суда и армии, введения конституционной монархии, либо республики.

Русский философ второй половины XIX века Владимир Сергеевич Соловьёв писал: «направление нашей общественной мысли и литературы, признающее духовную солидарность России и Западной Европы как нераздельных частей одного культурно-исторического целого, имеющего включить в себе все человечество… Вопросы об отношении веры и разума, авторитета и свободы, о связи религии с философией и обеих с положительной наукой, вопросы о границах между личным и собирательным началом, а также о взаимоотношении разнородных собирательных целых между собой, вопросы об отношении народа к человечеству, церкви к государству, государства к экономическому обществу.» О жизни и долголетии Можно ли вычислить вероятное количество оставшихся лет своей жизни, и если да, то как?Какой самый первый признак (который я могу обнаружить сам) того, что я 100% болен каким-то смертельным заболеванием?Как японцы доживают до 80 лет, постоянно питаясь лапшой быстрого приготовления?Задавайте вопросы экспертам

Известные западниками были - П. Я. Чаадаев, И. С. Тургенев, Т. Н. Грановский, П. Н. Кудрявцев, С. М. Соловьев, К. Д. Кавелин, Б. Н. Чичерин, П. Г. Редкий, И. К. Бабст, И. В. Вернадский, И. А. Гончаров, А. В. Дружинин, А. П. Заблоцкий-Десятовский, Н. А. Некрасов, М. Е. Салтыков-Щедрин и другие.

Славянофилы выступали за особый путь России, который основывался на православии и традициях. Считали, что Пётр I нарушил самобытность России. Считали, что православие и крестьянская община должны преобразовать Россию, а также выдвигали идеи, что крестьянская община – образцовая форма хозяйства. Выступали за создание при императоре Земского Всесословного собора.

Известные представители славянофильства были А. С. Хомяков, И. В. Киреевский, К. С. Аксаков, И. С. Аксаков, Ю. Ф. Самарин, Ф. В. Чижов.

И западники, и славянофилы считали необходимым отмену крепостного права, отрицательно относились к подавлению прав и свобод личности, были убеждены в необходимых преобразованиях, которые должны были проходить «сверху» при поддержке общества. Считали, что проводить реформы нужно было мирно и постепенно.

thequestion.ru

идеи, отличия и схожесть во взглядах

Когда караван поворачивает назад, впереди оказывается хромой верблюд

восточная мудрость

Две доминирующие философские мысли в России 19 века это западники и славянофилы. Это был важный спор с точки зрения выбора не только будущего России, но и ее устоев и традиций. Это не просто выбор к какой части цивилизации относится то или иное общество, это выбор пути, определение вектора будущего развития. В российском обществе еще в XIX столетии состоялся принципиальный раскол во взглядах на будущее государства: часть примером для наследования считала государства западной Европы, другая часть утверждала, что Российская Империя должна иметь свою особую модель развития. Эти две идеологии вошли в историю, соответственно, как «западничество» и «славянофильство». Однако корни противостояния этих взглядов и сам конфликт не удастся ограничить только XIX веком. Для понимания ситуации, а также влияния идей на сегодняшнее общество следует немного углубиться в историю и расширить временной контекст.

Корни появления славянофилов и западников

Принято считать, что раскол в общество по поводу выбора своего пути или наследования Европы внес царь, а позже император Петр 1, который пытался модернизировать страну на европейский лад и в результате превнес на Русь множество укладов и устоев, которые были характерны исключительно для западного общества. Но это был только 1, крайне яркий пример того, как вопрос выбора решался силой, и всему обществу это решение навязывалось. Однако история спора намного сложнее.

Истоки славянофильства

Для начала следует разобраться с корнями появления славянофилов в российском обществе:

  1. Религиозные ценности.
  2. Москва есть третий Рим.
  3. Реформы Петра
Религиозные ценности

Первый спор о выборе пути развития историки обнаружили в ХV столетии. Состоялся он вокруг религиозных ценностей. Дело в том, что в 1453 году Константинополь, центр православия, был захвачен турками. Авторитет местного патриарха падал, все больше было разговоров о том, что священники Византии теряют «праведный моральный облик», а в Европе католической это происходит уже давно. Следовательно, Московское царство должно оградить себя от церковного влияния этих стан и провести очищение («исихазм») от ненужных для праведной жизни вещей, в том числе от «суеты мирской». Открытие в 1587 году патриархата в Москве стало доказательством того, что Россия имеет право на «свою» церковь.

Москва есть третий Рим

Дальнейшее определение необходимости своего пути связано с XVI столетием, когда родилась идея о том, что «Москва – третий Рим», а значит должна диктовать свою модель развития. В основе этой модели лежало «собирание земель русских» для защиты их от пагубного влияния католицизма. Тогда и родилась концепция «Святая Русь». Церковная и политическая идеи соединились в одну.

Реформаторская деятельность Петра

Реформы Петра начала ХVIII столетия были поняты не всеми подданными. Многие были убеждены, что это не нужные России меры. В определенных кругах даже родился слух, что во время визита в Европу царя подменили, ведь «настоящий русский монарх никогда не будет перенимать чуждые порядки». Реформы Петра раскололи общество на сторонников и противников, чем создали предпосылки для формирования «славянофилов» и «западников».

Истоки западничества

Что касается корней возникновения идей западников, кроме вышеуказанных реформ Петра следует выделить еще несколько важных фактов:

  • Открытие западной Европы. Как только подданные российских монархов открывали для себя страны «другой» Европы на протяжении XVI-XVIII веков, они понимали разницу между регионами западной и восточной Европы. Они начинали задаваться вопросами причин отставания, а также путей решения этой сложной экономической, социальной и политической проблемы. Под влиянием Европы находился Петр, после «заграничного» похода во время войны с Наполеоном многие дворяне и интеллигенция начали создавать тайные организации, целью которых было обсуждение будущих реформ на примере Европы. Самой известной подобной организацией было общество декабристов.
  • Идеи Просвещения. Это XVIII столетие, когда мыслители Европы (Руссо, Монтескье, Дидро) высказывали идеи о всеобщем равенстве, распространение образования, а также об ограничении власти монарха. Эти идеи быстро попали в Россию, особенно после открытия там университетов.

Суть идеологии и ее значимость

Славянофильство и западничество, как система взглядов на прошлое и будущее России, возникли в 1830-1840 годах. Одним из основателей славянофильства считается литератор и философ Алексей Хомяков. В этот период в Москве выходит две газеты, которые считались «голосом» славянофилов: «Москвитянин» и «Русская беседа». Все статьи этих газет насыщены консервативными идеями, критикой реформ Петра, а также размышлениями о «собственном пути России».

Одним из первых идейных западников считается писатель А.Радищев, который высмеивал отсталость России, намекая на то, что это вовсе не особый путь, а просто отсутствие развития. В 1830 годах с критикой российского общества выступил П.Чаадаев, И.Тургенев, С.Соловьев и другие. Так как российскому самодержавию было неприятно слышать критику, то западникам было сложнее, чем славянофилам. Именно поэтому некоторые представители этого течения покинули Россию.

Общие и отличительные взгляды западников и славянофилов

Историки и философы, которые занимаются исследованием западников и славянофилов, выделяют следующие предметы для дискуссий между этими течениями:

  • Цивилизационный выбор. Для западников, Европа – эталон развития. Для славянофилов, Европа – пример морального падения, источник возникновения пагубных идей. Поэтому последние настаивали на особом пути развития Российского государства, которое должно иметь «славянский и православный характер».
  • Роль личности и государства. Для западников характерны идеи либерализма, то есть свободы личности, ее первичность перед государством. Для славянофилов главное – государство, а личность должна служить общей идеи.
  • Личность монарха и его статус. Среди западников было два взгляда на монарха в империи: его либо стоит убрать (республиканская форма правления), либо ограничить (конституционная и парламентская монархия). Славянофилы считали, что абсолютизм – это истинно славянская форма правления, конституция и парламент – это чуждые для славян политические инструменты. Яркий пример такого взгляда на монарха перепись населения 1897 года, где последний император Российской империи в графе «род занятий» указал «хозяин земли русской».
  • Крестьянство. Оба течения сходились в том, что крепостное право – это пережиток, признак отсталости России. Но славянофилы призывали ликвидировать его «сверху», то есть при участии власти и дворян, а западники призывали прислушаться к мнению самих крестьян. Кроме того, славянофилы говорили, что крестьянская община – это лучшая форма управления землей и ведения хозяйства. Для западников общину нужно распустить и создать частного фермера (что и пытался сделать П.Столыпин в 1906-1911 годах).
  • Свобода информации. По мнению славянофилов, цензура – нормальная вещь, если она в интересах государства. Западники выступали за свободу печати, свободное право выбора языка и т.д.
  • Религия. Это один из основных пунктов славянофилов, поскольку православие – это основа русского государства, «Святой Руси». Именно православные ценности должна защитить Россия, поэтому она и не должна перенимать опыт Европе, ведь он нарушит православные каноны. Отражением этих взглядов была концепция графа Уварова «православие, самодержавие, народность», которая стала основой построения России в ХІХ веке. Для западников религия не была чем-то особенным, многие даже говорили о свободе вероисповедания и отделении церкви от государства.

Трансформация идей в 20 веке

В конце XIX – начале XX века эти два течения прошли сложную эволюцию и трансформировались в направления и политические течения. Теория славянофилов в понимании некоторой интеллигенции начала трансформироваться в идею «панславизма». В ее основе идея объединения всех славян (возможно только православных) под одним флагом одного государства (России). Или другой пример: из славянофильства возникли шовинистические и монархистские организации «Черные Сотни». Это пример радикальной организации. Конституционные-демократы (кадеты) приняли некоторые идеи западников. Для социалистов-революционеров (есеров) Россия имела свою модель развития. РСДРП (большевики) меняли свои взгляды на будущее России: до революции Ленин утверждал, что Россия должна пройти путь Европы, однако после 1917 года заявил о своем, особом пути страны. По-сути, вся история СССР – это реализация идеи своего пути, но в понимании идеологов коммунизма. Влияние Советского Союза в странах центральной Европы – это попытка реализации все той же идеи панславизма, но в коммунистической форме.

Таким образом, взгляды славянофилов и западников формировали на протяжении долгого периода времени. Это сложные идеологии, в основе которых выбор системы ценностей. Эти идеи на протяжении XIX-XX века пережили сложную трансформацию, стали основой многих политических течений России. Но стоит признать, что славянофилы и западники – не уникальное явление России. Как показывает история, во всех странах, которые отставали в развитии, общество делилось на тех, кто желал модернизации и тех, кто пытался оправдаться особой моделью развития. Сегодня эта дискуссия также наблюдается в государства восточной Европы.

Особенности общественных движений в 30-50 года 19 века

Славянофилы и западники это далеко не все общественные движение Росии 19 века. Просто они наиболее распространены и известны, ведь спорт этих двух направлений актуален и по сей день. До сих пор в России мы видим неутихающие споры о том "Как жить дальше" - копировать Европу или остановиться на своем пути, который должен быть уникальным для каждой страны и для каждого народа.Если же говорить про общественные движения в 30-50 годах 19 века в Российской империи, то они формировались при следующих обстоятельствах

Это обязательно нужно учитывать поскольку именно обстоятельства и реалии времени формируют вщгляды людей и заставляют их совершить те или иные поступки. И именно реалии того времени породили и западничествои славянофильство.

istoriarusi.ru

СПОРЫ ЗАПАДНИКОВ И СЛАВЯНОФИЛОВ

В 30-40-е гг. XIX в. основным центром интеллектуальной жизни России становится Москва. За внешней неспешностью и бытовой консервативностью второй столицы скрывался напряженный идейный поиск, ведущийся представителями «образованного меньшинства». На вечерах у Павловых, Свербеевых, Чаадаева, А.П.Елагиной почти каждый день собирались «друзья» — «враги»; западники и славянофилы, чтобы в очередной раз скрестить в непримиримом поединке свое идейное оружие. Как отмечал в своих воспоминаниях Б.Н.Чичерин, «спертая атмосфера замкнутого кружка, без сомнения, имеет свои невыгодные стороны; но что делать, когда людей не пускают на свежий воздух? Это были легкие, которыми в то время могла дышать сдавленная со всех сторон русская мысль». Этот публичный обмен мыслями между двумя виднейшими идеологами славянофильства считается точкой отсчета истории кружка. С самого начала помимо Хомякова и И.В.Киреевского к нему примыкали П.В.Киреевский, П.А.Валуев, затем К.С.Аксаков, Ю.Ф.Самарин, А.Ф.Чижов, В.А.Панов, А.И.Кошелев и др. Славянофилы, многие из которых были связаны друг с другом родственными связями, составили тесный дружеский круг, регулярно собиравшийся для обсуждения литературных, общественных и философских вопросов.Западнический кружок появился несколько позднее славянофильского, около 1841 г. Группировался он вокруг профессора Московского университета Т.Н.Грановского. В него входили-К.Д.Кавелин, Л.Н.Кудрявцев, Н.Х.Кетчер, Е.Ф.Корш, В.П.Боткин, А.И.Герцен, М.Н.Катков, Н.И.Крылов, Н.Ф.Павлов и ряд других представителей московского образованного общества.Н.А.Бердяев — тонкий знаток и исследователь русской общественной мысли 40-х гг. так охарактеризовал отношение западников и славянофилов к немецкой философии: «...Пора признать, что славянофилы были лучшими европейцами, людьми более культурными, чем многие, многие наши западники. Славянофилы творчески преломили в нашем национальном духе то, что совершалось на вершинах европейской и мировой культуры. Лучше западников впитали в себя славянофилы европейскую философию, прошли через Шеллинга и Гегеля, — эти вершины европейской мысли той эпохи... Значение славянофилов нужно искать... в том, что они творчески пытались переработать Гегеля и Шеллинга, самостоятельно к ним отнеслись и сказали тем свое слово в развитии философской мысли». Недостаток оригинальности философской мысли западников не мешала им играть важную и весьма позитивную роль в общественной жизни Москвы 40-х гг. Современники неоднократно отмечали благотворное воздействие, которое оказывали на студентов московского университета молодые профессора, входившие в западнический кружок. Широкую популярность Грановскому и его единомышленникам принесла проповедь гуманистических идей, с энтузиазмом встречаемая обществом. Кроме того, большой интерес к лекциям профессоров-западников вызывался использованием ими в преподавании идей немецкой классической философии. Особым блеском, по свидетельству современников, отличались лекции Т.Н.Грановского, фактический материал которых был связан в единую логическую цепочку гегелевской диалектикой. История Западной Европы, преподаваемая таким образом, получала совершенно новое научное освещение. Лекции молодых профессоров московского университета воспринимались современниками как новое и прогрессивное слово в развитии русской науки. Реализации этого потенциала на практике помешали петровские реформы, внесшие в русскую жизнь чуждые европейские элементы. Нормальное развитие России с точки зрения славянофилов было возможно лишь в случае возвращения ее к своим исконным, самобытным началам. При этом не было речи о восстановлении допетровских порядков, в призыве к чему неоднократно обвиняли славянофилов западники. «Сделай одолжение, — писал например, А.С.Хомяков А.И.Ко-шелеву в своем известном письме «О сельской общине», — отстрани всякую мысль о том, будто возвращение к старине сделалось нашею мечтою. Одно дело: советовать, чтобы корней не обрубать от дерева и чтобы залечить неосторожно сделанные надрубы, и другое дело: советовать оставить только корни и, так сказать, снова вколотить дерево в землю».Социальным идеалом славянофилов было «воцерковленное общество», т.е. воплощение в общественной жизни христианских принципов. Маленькой и несовершенной моделью подобного общества они считали крестьянскую общину. Поэтому практически все представители «московского направления», как называли иногда славя нофилов, активно отстаивали ее право на существование. С точки зрения Хомякова и его единомышленников, активная пропаганда православных ценностей среди образованных слоев общества вкупе со всемерным усилением роли общины в социальной жизни России должны были привести со временем к достижению ее самобытного идеала.Для славянофилов было характерно активное стремление преодолеть «безжизненный космополитизм» и «умственную апатию» российского общества. А.С.Хомяков считал необходимым воздействовать на него просвещением и воспитанием; К.С.Аксаков пытался привлечь личным примером к «русской идее» — носил мурмолку, сапоги, русскую одежду. Ю.Ф.Самарин, находясь на разных постах в государственном аппарате, старался проводить в жизнь славянофильское «народолюбие», сообразуясь с возможностями и потребностями момента.Так же, как и западники, славянофилы стояли на позициях постепенного переустройства России. Они выступали (кроме одного И.В.Киреевского) за возможно скорейшее освобождение крестьян от крепостной зависимости с земельным наделом, за смягчение цензурного гнета. Самодержавная власть в России но мнению некоторых из них должна была быть дополнена земским собором.Признанным лидером славянофильского кружка Главные был Степанович Хомяков (1804 - 1860).деятели Выходец из древнего и богатого дворянского рода, славянофилов ои с раннего детства воспитывался в православ-и западников .Алексей Степанович считал, что в основе исторического развития Европы и России изначально лежали различные предпосылки. Запад вобрал в себя останки античной цивилизации, которые были пронизаны духом рационализма и индивидуализма. Кроме того, европейские государства возникли из завоевания и в их устройстве изначально присутствовал антагонизм, возникший из борьбы завоевателей и завоеванных. Ничего этого не было в России. Рационализм и индивидуализм Запада был ей совершенно чужд. Русский народ издревле жил общиной, для которой была характерна общность имуществ, братская взаимопомощь и терпимость. Русское государство возникло в результате добровольного призвания варягов и не несло в себе изначального антагонизма. Чрезвычайно существенны были различия между Россией и Западом в религиозной сфере. В католицизме Хомяков видел в первую очередь господство иерархии. С его точки зрения западная церковь превратилась в институт власти, что в корне противоречило самому духу христианского вероучения.По мнению славянофильского идеолога, русский народ был единственным, воспринявшим христианство во всей полноте его вероучения. Православно-христианская цивилизация России, опирающаяся на общину, по мысли Хомякова, обладала колоссальным потенциалом развития. В то время, как Запад, сжигаемый изнутри огнем классовой и политической борьбы, шел прямиком к социальной катастрофе, Россия давала миру надежду На построение гуманного христианского общества, основанного на братских нравственных связях и взаимной любви. Конечно идеалы Хомякова были утопичны, но вряд ли их можно назвать реакционными.Существенное влияние на славянофильское учение оказали и воззрения Ивана Васильевича Киреевского (1804—1856), Константина Сергеевича Аксакова (1817-1860) и Юрия Федоровича Самарина (1819-1876).И.В.Киреевский был признанным среди славянофилов авторитетом в области философии. Именно он, наряду с А.С.Хомяковым, занимался разработкой теории познания и историософии славянофильства. Причем в ряде случаев ему принадлежит первенство в формулировании базовых положений учения. Именно он первым из славянофильского кружка показал различие основ западно-европейского и русского просвещения. Ему же принадлежит приоритет в разработке концепции «цельного зная ния», которая легла в основу славянофильской гносеологии. С точки зрения Киреевского правильное познание мира доступно лишь верующему мышлению, представляющему из себя совокупность всех познавательных способностей человека, — разума, веры, воли, эстетического и нравственного чувства. «Главный характер верующего мышления, — отмечал Иван Васильевич, — заключается в стремлении собрать все отдельные силы души в одну силу, отыскать внутреннее средоточие бытия, где разум и воля, и чувство, и совесть, прекрасное и истинное, удивительное и желаемое, справедливое и милосердное, и весь объем ума сливаются в одно живое единство, и таким образом восстанавливается существенная личность в ее первозданной неделимости». Несмотря на выдающийся вклад, внесенный И.В.Киреевским в разработку славянофильской доктрины, его взгляды далеко не всегда совпадали с мнениями большинства членов кружка. Сказывались его прежние западнические увлечения. Современники неоднократно отмечали разногласия Киреевского с А.С.Хомяковым и К.С.Аксаковым. На его особое положение в кругу славянофилов указывал в «Былое и думы» А.И.Герцен.Наиболее радикальные позиции в рамках «Московского направления» занимал, по общему мнению, К.С.Аксаков. Константин Сергеевич занимался главным образом изучением русской истории. Именно им была сформулирована теория «Земли - И «Государства». Согласно взглядам Аксакова русский народ, «Земля», не желая принимать на себя тяжкое бремя власти добровольно призвал ее извне. С тех пор «Земля» и «Государство» составили добровольный союз, но при этом не смешивались ДРУГ с другом. «Земля» жила своей жизнью, поддерживая «Государство», но не вмешиваясь в дела правления, «Государство» же оберегало «Землю» от внутренних смут и внешних врагов. Ситуация резко изменилась в начале XVIII века. Петр I нарушил сложившийся между «Землей» и «Государством» баланс. К.С.Аксаков видел в этом настоящее бедствие для России. «Государство» по сути дела изменило «Земле», поработило ее, и в этом славянофильский мыслитель видел источник всех недостатков современного ему состояния России.Несмотря на чрезмерную идеализацию общественных отношений допетровской Руси, которая бесспорно присутствовала в концепции К.С.Аксакова, необходимо отметить ее безусловную научную ценность. Ее высоко оценивал известный русский историк Н.И.Костомаров. Работы ряда современных исследователей научно подтверждают справедливость многих выводов славянофильского мыслителя.Юрий Федорович Самарин наследовал широту взглядов А.С.Хомякова. Его перу принадлежали работы по философии, истории, богословию. Во второй половине 40-х гг. им, одним из первых в России, был поставлен «остзейский вопрос». В своих «Письмах из Риги» Самарин подверг жесткой критике политику царского правительства, поддерживавшего остзейское дворянство и призвал защитить эстонцев и латышей от немецкого произвола. За свое смелое выступление Юрий Федорович поплатился двухнедельным арестом и был отстранен от деятельности в Прибалтике.В годы подготовки отмены крепостного права в России, Самарин прославился, как один из активнейших разработчиков положений крестьянской реформы.Наиболее замечательной личностью среди западников был Т.Н.Грановский (1813 — 1855), что признавали и его оппоненты из славянофильского лагеря. Он был выходцем из среднепоместной дворянской семьи. Получил неплохое первоначальное образование и затем поступил на юридический факультет Московского университета, который закончил в 1835 г. После двухлетней командировки в Берлин, где он изучал историю и философию Гегеля, Грановский начал читать лекции по европейской истории в Московском университете. Он очень быстро завоевал популярность в среде студенчества. В 1845 г. он защитил магистерскую Диссертацию, что стало настоящим событием в общественной Жизни Москвы. Не менее ярким событием стали публичные лекции Т.Н.Грановского, собиравшие большие аудитории и принесшие историку широкую общественную известность.Грановский становится центром притяжения либерально настроенной московской интеллигенции. Яркое свидетельство авторитета, которым пользовался Тимофей Николаевич, содержится в воспоминаниях Б.Н.Чичерина. «Он остался в памяти всех как лучший представитель людей сороковых годов, как благороднейший носитель одушевлявших их идеалов, идеалов истинно человеческих, дорогих сердцу каждого, в ком не иссякло стремление к свободе и просвещению». Во второй половине 40-х — начале 50-х гг. Грановский активно занимается научной и педагогической деятельностью. Одновременно он ведет энергичную полемику с «московским направлением».В том же 1845 г. первые трещины раскололи единство некогда монолитного западнического кружка. А.И.Герцен, мировоззрение которого эволюционировало в это время в сторону материализма и атеизма, начал идейно расходиться с большей частью западников, продолжавших оставаться на позициях гегельянства. Летом 1845 г. в деревное Соколово, где снимала дачу семья Грановского назревшие противоречия выявились во всей своей остроте. И.И.Панаев, бывший свидетелем Соколовских споров вспоминал: «Раз вечером, когда мы все сидели на верхнем балконе дома, занимаемого Искандером (псевдоним А.И.Герцена), между ним и Грановским зашла речь о тех теоретических вопросах, до которых они вовсе не касались или касались только слегка, как бы боясь затронуть их... Слово за слово, спорящие разгорячились; Грановскому спор этот, по-видимому, был очень неприятен, старался прекратить его, но Искандер упорно продолжал его. Наконец Грановский, меняясь в лице, сухо сказал: «Довольно что бы ты ни говорил, ты никогда не убедишь меня и не заставишь принять твоих взглядов... Есть черта, за которую я не хотел бы переходить. Мы дошли до этой черты». Искандер взглянул на Огарева грустно-иронически. Огарев печально покачал головою. Последовало неловкое молчание...» Последовавший вскоре отъезд Герцена за границу оторвал его от западнического кружка. Переход же на позиции «крестьянского социализма» и сближение со славянофилами в 50-е гг. окончательно испортили отношения со его бывшими единомышленниками.Признанным лидером западников в 40 — 50-е гг. Продолжал оставаться Т.Н.Грановский. Его смерть в 1855 г. была невосполнимой потерей для кружка. «...Он ушел, — с горечью вспоминал Б.Н.Чичерин, — оставив после себя пустоту, которую ничто не могло наполнить. Заменить его никто не был в состоянии; председательское место осталось незанятым». Лишившись связующего центра, западнический кружок вскоре распадается. В 1860 г. тяжелейшие потери понесли и славянофилы. Сначала от холеры умирает А.С.Хомяков, а затем в конце года К.С.Аксаков. Еще раньше скончались братья Киреевские. Смерть авторитетнейших идеологов «Московского направления», привела к его затяжному кризису, окончившемуся распадом в середине 60-х гг.Споры западников и славянофилов имели ко-Значение лоссальное значение для развития русской об-« еликого щественной мысли. Можно без преувеличения 4Q°a>> сказать, что они были одним из центральныхсобытий в идейной жизни России середины XIX в. В них впервые была сформулирована проблема российской самобытности, выработана своя национальная философия, собственный взгляд на историческое развитие России. «Великий спор» 40-х гг. во многом определил характер философских дискуссий в нашей стране вплоть до начала XX столетия. Вместе с тем споры западников и славянофилы имели и вполне конкретное политическое значение. Из московских кружков вышла целая плеяда деятелей, сыгравших большую роль в подготовке и проведении крестьянской реформы в России. Многие участники «Великого спора» 40-х гг.: Кавелин, Чичерин, Катков, Самарин, Кошелев, И.Аксаков продолжали играть видную роль в общественно-политической жизни страны и в Пореформенный период.

www.istmira.com

ВЕЧНЫЙ СПОР. Западники и славянофилы

Говоря о том, как обустроить Россию, на какие идеалы при этом ориентироваться, какую роль здесь может сыграть Русская Православная Церковь, невозможно обойти вниманием спор славянофилов и западников. Кем же были эти люди и отчего по их поводу бытует столько ложных стереотипов? Об этом существуют разные мнения, но очевидно, что поставленные ими вопросы до сих пор остаются актуальными. Почему? Об этом мы беседуем с известным историком и политологом, академиком Юрием Сергеевичем Пивоваровым.

Юрий Сергеевич Пивоваров родился в 1950 году в  Москве. В 1972 году окончил Московский государственный институт международных отношений (МГИМО) МИД СССР, в 1975 году — аспирантуру Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО) АН СССР. С 1976 года работает в Институте научной информации по общественным наукам (ИНИОН) АН СССР. С 1998 года — директор ИНИОН РАН. Доктор политических наук, профессор, академик Российской Академии наук.

Сфера научных интересов: история, политическая наука, правоведение.

Такие разные стержни

— Юрий Сергеевич, в чем же состоит основное различие взглядов западников и славянофилов?

— Прежде чем я отвечу по существу, хочу внести ясность. Довольно часто слова «западники» и «славянофилы» используются не по назначению. Начнем с того, что западники и славянофилы жили и мыслили в 40–50 годах XIX века. Потом на смену им пришли другие люди, по-своему развивавшие (или отвергавшие) их идеи, но они в строгом смысле слова не были уже ни западниками, ни славянофилами.

Далее: их самоназвания крайне неудачны и не отражают суть дела. «Славянофилы» не потому славянофилы, что так уж любили славян, а «западники» не потому западники, что предпочитали народы Западной Европы. Просто так уж сложилось: кто-то кого-то так назвал, кто-то повторил — и пошло-поехало. Та же история, например, произошла с терминами «большевики» и «меньшевики» или с «евразийцами». Очень неточные названия, но яркие, запоминающиеся.

Следующее, о чем надо сказать. Раскол русской мысли на западников и славянофилов произошел на рубеже 30-х и 40-х годов ХIX века. Это было время, когда русская политическая и философская мысль только-только зарождалась. Так вот, в определенном смысле можно сказать, что идейный спор западников и славянофилов, случившийся в самом начале русской мысли, предопределил все ее дальнейшее развитие.

И, наконец, то, о чем часто забывают (или вообще не знают): если о славянофилах можно говорить как о более или менее целостном явлении, то западники — это пестрый конгломерат. Славянофилов, при всех их различиях, можно представить как единую компанию, но западников — совершенно невозможно. Это зачастую абсолютно несовместимые люди. Например, Тимофей Грановский, благостный, верующий московский профессор — и Михаил Бакунин, анархист и атеист. Можно и другие имена назвать: Герцен, Белинский, Сергей Соловьев, Кавелин, Чичерин… это же совершенно разношерстная компания! По сути, западники — это все те, кто не славянофилы.

И вот теперь я могу ответить на Ваш вопрос. Несмотря на все различия в среде западников, было нечто единое, что разделило их со славянофилами. Что же это? Любовь к Западу или нелюбовь к России? Ничего подобного! Различие совсем в другом.

Славянофилы — это то направление русской мысли, которое вернуло ей теоцентричный тип мышления. То есть мышление, основа которого — представление о бытии Божием и о Его Промысле. Все происходящее в земной жизни рассматривается с позиций Жизни Вечной. Для западников же, при всех их колоссальных различиях, было характерно антропоцентричное мышление. То есть в основе всего — человек, причем не в вечной, а в земной перспективе.

Такое разделение, конечно, возникло не случайно. В Средние века и русская цивилизация, и европейская были теоцентричными. Тема богообщения, спасения была смысловым стержнем их существования. Однако начиная с какого-то этапа — историки называют этот момент Новым временем — стержень европейской цивилизации изменился. Запад из теоцентричного становится антропоцентричным. Гуманизм, Ренессанс, «человек — мера всех вещей», политика, интерес к собственному телу, медицина, естествознание, обустройство земной жизни — вот что вышло на первый план. Бог не был изгнан из этой цивилизации, но Он стал лишь «одним из», то есть важным, но не единственным и даже не самым главным фактором, обусловливающим эту культуру. В России, начиная с времен Петра Первого, тоже разрушается теоцентричная цивилизация, но на смену ей приходит цивилизация не антропоцентричная, а, я бы сказал, властецентричная. Власть, могущество государства становится предельной ценностью. Затем, особенно начиная со второй половины XVIII века, находясь в тесном контакте с мыслью европейского Просвещения, русская культура (вернее, культура русской интеллектуальной элиты) становится западноподобной, то есть антропоцентричной.

И тут на рубеже 30–40-х годов XIX века группа молодых и знатных русских дворян говорит: нет, возможно и по-другому. Они стали возвращать русской культуре религиозное измерение. Строго говоря, еще до них это начали Карамзин и Сперанский (мыслитель глубочайший и до сих пор недооцененный), но в полной мере это сделало поколение славянофилов — Константин Аксаков, братья Киреевские, Юрий Самарин и другие. Фактически именно с этого момента начинается русская религиозная философия. Кстати сказать, вся русская философия — религиозная, другой философии русские не сумели создать. Независимо от того, как к этому относиться, это — факт. Магистральный поток русской мысли после славянофилов — мысль религиозная, теоцентричная. В каких-то аспектах, особенно в социальных, со славянофилами не согласная, но тем не менее именно от славянофилов получившая свое развитие.

Что же касается социальных аспектов, то славянофилы сделали очень важную вещь — они сказали: господа, мы не какая-то отсталая часть Европы, у нас нет задержки в развитии. Мы самоценные, у нас есть свой национальный характер, своя историческая миссия. У других она тоже есть, но она есть и у нас. Не надо смотреть на нас сверху вниз, и мы на вас не будем. При этом мы относимся к себе, к своему прошлому и настоящему предельно жестко, критично, у нас много неправильного, и мы хотим это исправить.

— А что же западники? В чем проявлялось их антропоцентричное мышление?

— Вновь отмечу: это люди очень разные, в том числе и по отношению к вере. Среди них были атеисты: Герцен, Бакунин, были идеалисты, например Кавелин, были глубоко верующие люди — тот же Тимофей Грановский; были колеблющиеся, сомневающиеся. Но всех их объединяло то, что во главу угла ставился человек, причем вне связи с Богом. Человек — как некое социокультурное или же психологическое явление — то есть человек исключительно в земной перспективе, но не человек, чья судьба обусловлена спасением. При этом не надо думать, будто они считали человека лишь винтиком в общественном механизме — нет, они (Кавелин, Герцен) подчеркивали сложность и глубину человеческой психологии, говорили и о душе, но вне религиозной проблематики.

В этом их основное отличие от славянофилов. Они ведь в основном не о том спорили, хороша или плоха крестьянская община, не о том, считать ли Россию Европой или Азией, самобытны мы или нет. Все эти темы вторичны по отношению к главному — к смысловому стержню цивилизации.

Более того, если брать именно круг социально-исторических вопросов (а именно такие вопросы всего важнее и интереснее тем, кто в наши дни рассуждает о западниках и славянофилах), то многие западники в итоге перешли на славянофильские позиции, например тот же Герцен. Тут и критическое отношение к Петру Первому, и отказ от тотальной критики допетровской Руси, и понимание того, что крестьянская община — это не случайность, что не случайно не складывается в России институт частной собственности, что парламентаризм, партии, конституция — это не русский путь социально-исторического развития, и так далее, и тому подобное.

Юрий Федорович Самарин (1819—1876) — русский публицист и философ.

Художник В. А. Тропинин 

Им памятника нет

— Не раз приходилось слышать мнение, что раз славянофилы — сторонники патриархального уклада, то они были сторонниками крепостного права. Так ли это?

— Абсолютная чушь! Славянофилы не просто были за отмену крепостного права, но многие из них готовили эту отмену на практике. К примеру, известнейший славянофил Юрий Федорович Самарин принимал активное участие в подготовке реформы 1861 года и, собственно, был основным автором проекта освобождения крестьян. Его старый товарищ (и идейный противник!) Николай Платонович Огарев, находясь в Лондоне в эмиграции, писал о работе Самарина в комиссии по подготовке отмены крепостного права: «В мужиках же только барин — Юрий Федорыч Самарин». «В мужиках» — в том смысле, что интересы крестьян в этих комиссиях отстаивал только Самарин.

Между прочим, Самарин не только разрабатывал теоретические основы освобождения крестьян, но и обосновал их, так сказать, экспериментально. Будучи богатым помещиком, он в своих имениях в Самарской и Московской губерниях на практике осуществил переход крестьян от крепостного состояния к свободному. А впоследствии он же занимался проблемами местного самоуправления, был теоретиком и практиком земского движения, потому что отмена крепостного права подразумевала и развитие местного самоуправления. Так что

можно сказать, что в России крепостное право было уничтожено по славянофильскому рецепту. Я бы им, славянофилам, памятник за это поставил, поскольку все мы в большинстве своем — потомки русских крепостных крестьян.

Иван Васильевич Киреевский (1806—1856) — русский религиозный философ, литературный критик и публицист. Дагерротип 1840-х годов  

Есть лишь одно высказывание у славянофилов, что крепостное право, быть может, не стоит отменять столь поспешно. В одном из своих писем Иван Васильевич Киреевский высказывает опасение, что непродуманное проведение этой реформы может впоследствии привести к страшным социальным катаклизмам. И нужно сказать, что Киреевский был в своем предположении отчасти прав — ведь и революция 1917 года, и предшествующая ей революция 1905 года были во многом обусловлены недостатками реформы 1861 года. Это совсем не умаляет роли Самарина и других славянофилов, ведь далеко не ко всем их предложениям власть прислушивалась.

Вышли из доверия

— А как вообще относилась к ним государственная власть? Считались ли они некой проправительственной партией?

— Славянофилы фактически находились в оппозиции, и власть относилась к ним с большим подозрением — тем более что после декабрьского восстания 1825 года империя сделала ставку не столько на русскую аристократию, сколько на чиновничество и прибалтийское дворянство, которое считалось более верным короне.

Между прочим, тот же Юрий Федорович Самарин был арестован, просидел несколько дней в Петропавловской крепости, его лично допрашивал государь Николай Первый. Дело в том, что Самарин служил чиновником в Риге и написал «Письма из Риги», которые современники сравнивали по их пронзительности с работами Паскаля. Смысл этих писем сводился к тому, что Россия должна всерьез заняться своими окраинами. Вот взять тот же балтийский край. Там крестьяне-латыши и крестьяне-эстонцы хотели перейти из протестантизма в Православие — таким образом они вышли бы из-под давления  протестантского балтийского дворянства, которое их эксплуатировало. Самарин считал, что правительство должно способствовать этому переходу, в нем он видел гарантию того, что этот край не уйдет от нас, что он не станет враждебен России (которой действительно нужен выход к Балтийскому морю).

Так вот, власть арестовала его за это! Николай Первый не хотел ссориться с балтийскими баронами. И, допрашивая Самарина, сказал замечательную фразу: «Вот вы-то думаете о России, а мы думаем о государственных интересах». То есть точно отделил глобальные интересы России от текущих интересов государственной власти.

Гонения, впрочем, были и на Алексея Хомякова, и на Константина Аксакова. Сейчас могут показаться смешными и поводы к этим гонениям, и их масштаб. За то, что человек не бреет бороду (а дворяне тогда обязаны были брить!), его сажают под домашний арест, запрещают через генерал-губернатора читать славянофильские стихи. Что это за гонения по сравнению с трагическим опытом XX века, с ГУЛАГом? И тем не менее — это показатель того, что власть относилась к славянофилам с подозрением, что своих она в них не видела, не считала необходимым на них опираться.

Это ведь ложный стереотип, будто славянофилам власть потворствовала, а западников притесняла. Наоборот, до определенного момента власть скорее прислушивалась к западникам, потому что западники настаивали на величии Петра Первого, а тогда ведь был культ Петра. То есть западники отстаивали официальную позицию. Кого-то мои слова могут шокировать, но славянофилы по сути были либералами! Они были за естественные формы развития, за минимизацию государственного контроля всего и вся.

А что касается отношения власти к западникам, то вот лишь один пример: виднейший западник Александр Иванович Герцен был до 1863 года властителем дум в России, и государь Александр Второй открывал заседания кабинета министров словами: «Все ли прочли последний выпуск “Полярной звезды”*?» Правда, после польского восстания 1863 года, когда Герцен поддержал поляков и осудил Россию, отношение к нему кардинально изменилось, но до этого момента он был крайне популярен.

Не рупор Церкви

— Традиционно считается, что славянофилы в своих богословских сочинениях выразили глубины православного вероучения. А как их воспринимала Церковь? Считала ли она славянофилов своими?

— Это тоже легенда. На самом деле взаимоотношения Русской Церкви и русской религиозной мысли всегда были довольно напряженными. Кого-то это может удивить — ведь многие, глядя со стороны, до сих пор считают, что русская религиозная мысль и Православная Церковь едва ли не тождественны. Они ссылаются на то, что  целый ряд выдающихся русских мыслителей (особенно в первой половине XX века) стали священниками или монахами. Сергей Булгаков, Павел Флоренский, Алексей Лосев… Ничуть не бывало! Церковь во все времена весьма осторожно относилась к богословским исканиям светских философов, и зачастую эта осторожность была вполне оправданной.

Что же касается славянофилов, то в их времена — в 40–50-е года XIX века — Православная Церковь не играла особой роли ни в публичной сфере, ни в интеллектуальной жизни общества. Она жила своей жизнью, а культурное образованное общество — своей.

Заслуга славянофилов в том, что они, особенно братья Киреевские, стали возвращаться в Церковь. Возвращаться от немецкого романтизма, от немецкой философии — к изучению отцов Церкви, к патристике. Они первыми навели эти мосты между русской интеллектуальной элитой и Церковью. Но для Церкви они были людьми, которые пришли туда за Истиной, а не теми, кто принес в нее Истину. Церковь не считала их своим рупором в обществе, не делала на них ставку. Да и вообще не слишком-то их знала**. Вот характерный пример: Юрий Федорович Самарин умер в 1876 году в Берлине после несчастного случая от заражения крови. А священник посольской церкви (а другого православного храма тогда в Берлине не было) отказался его отпевать — так вышло, что пропали его документы, а без документов, мол, не положено. В результате Самарина отпевали в лютеранской кирхе.

— А верно ли, что западников и славянофилов разделяло и диаметрально противоположное отношение к Западу?

— Люди, которых мы сейчас называем славянофилами, были тогда в России лучшими знатоками Европы. Можно сказать, что они были бóльшими западниками, чем сами западники. Они, как и все тогдашние образованные люди, знали множество языков, часто и подолгу бывали на Западе, многие из них там учились, имели тесные интеллектуальные связи с Европой, прекрасно ориентировались в тамошней культурной жизни. Вообще, я не знаю  другого поколения русских интеллектуалов, которые столь глубоко впитали западную культуру. Влияние западных идей на славянофилов было огромным. Если тот же Герцен воспринимал Запад на довольно поверхностном уровне — социально-политическом, экономическом, то славянофилы шли вглубь западной культуры, постигая ее религиозные основы.

«Нерукопожатные»

— А каковы были личные, человеческие отношения между западниками и славянофилами?

— Это была, говоря сегодняшним языком, одна «тусовка». Примерно одинаковый возраст, один и тот же социальный круг. Кстати, и славянофилы, и западники — это преимущественно московское явление, большинство из них жило в Москве, было тесно связано с Московским императорским университетом: почти все они там учились, многие преподавали. То есть изначально это была одна компания.

А потом они разошлись. И поскольку большинство из них были людьми глубоко идейными, честными, открытыми и возвышенными натурами, то свои идейные расхождения они восприняли предельно серьезно, это для них была страшная драма, они глубоко переживали свой разрыв. И в какой-то момент они расстались, сделались друг для друга, как сейчас сказали бы, «нерукопожатными».

В разных источниках описываются душераздирающие сцены, как, случайно встречаясь, они бросались друг другу на грудь, плакали, но после этого говорили, что всё между ними кончено и что впредь они общаться не будут. Между прочим, точно такие же расставания случались и в среде западников, которая, как мы помним, была очень разнородной.

Александр Иванович Герцен (1812—1870) — русский писатель, публицист, философ, революционер. Художник Н. Н. Ге

Но вот характерный пример. В 1860-х годах, уже после польского восстания, Юрий Федорович Самарин приехал в Лондон, где жил в эмиграции Герцен. Общаться с ним было весьма опасно, но Самарин послал ему письмо — давайте встретимся. И вот они встречаются в гостинице, обнимаются, плачут — и часами спорят. Ни к какой единой точке зрения не приходят: Самарин считает, что Герцен своими действиями разжигает гражданскую войну в России, а Герцен уверен, что Самарин, участвуя в восстановлении административного управления в Польше, предает идеалы свободы. Но какая между ними глубочайшая любовь, какая привязанность, уважение!

Интеллектуальная массовка

— Как трансформировались споры, начатые западниками и славянофилами, в последующие времена — и особенно в наши дни?

— Конечно, с уходом поколения славянофилов и западников вопросы, поставленные ими, продолжали волновать мыслящих русских людей, поэтому дискуссии на эти темы продолжаются вплоть до наших дней и, думаю, будут продолжаться впредь. Однако уровень этих дискуссий зачастую оставляет желать лучшего — планка понижается.

Тимофей Николаевич Грановский (1813—1855) — русский медиевист, профессор всеобщей истории Московского университета. Литография П. Бореля

Во-первых, когда дискуссия расширилась, пошла в массы (а этого не могло не случиться, ведь мировоззренческие вопросы интересуют не только великих мыслителей, но и, скажем так, «интеллектуальную массовку»), она измельчала, и друг другу противопоставлялись не подлинные идеи славянофилов и западников, а некие примитивные, карикатурные представления.

Проще говоря, сейчас нет ни Хомякова — с одной стороны, ни Герцена — с другой. Связано это с общим понижением культурного уровня. Не случайно XIX век называют золотым веком русской культуры. Ведь только долгая, медленная, кропотливая культурная работа может привести к появлению каких-то вершин — интеллектуальных, эстетиче

foma.ru

Исторический спор западников и славянофилов

Тема: исторический спор западников и славянофилов

План

Введение

1. Славянофильство

1.1 Понятие

1.2 Кружок славянофилов

1.3 Политико-правовые воззрения славянофилов

2. Западничество

2.1 Понятие

2.2 Представители

2.3 Политико-правовые воззрения западников

Заключение

Список литературы

Введение

Становление самобытной русской философии началось в XIX веке с постановки и осмысления вопроса об исторической судьбе России.

На рубеже 30—40-х гг. в среде дворянской интеллигенции сложились два противоположных течения русской общественно-политической мысли: славянофильство и западничество. Представители этих направлений высказали противоположные версии цивилизационной принадлежности России, ее места и роли среди других народов, особенности ее политического и правового опыта в сравнительно-историческом сопоставлении с опытом Европы и народов Востока.

Главная проблема, вокруг которой завязалась дискуссия, может быть сформулирована следующим образом: является ли исторический путь России таким же, как и путь Западной Европы, и особенность России заключается лишь в ее отсталости или же у России особый путь и ее культура принадлежит к другому типу? Как отвечают на этот вопрос представители полярных взглядов - западники и славянофилы я и попытаюсь осветить в своей работе.

Начиная писать этот реферат, хотелось понять, в чем спор между этими двумя течениями, выяснить для себя достоинства и недостатки каждого и в какой-то мере приложить опыт других людей для выбора собственного мнения.

Следует особо отметить роль Чаадаева, который смог сформулировать ряд проблем, впоследствии получивших свое развитие в идеологии и западничества и славянофильства. Те, кого мы сегодня называем «западниками» и «славянофилами», были объединены чувством недовольства существующим режимом, все их помыслы были направлены к поиску путей, которые могли бы привести к исправлению ненормального положения вещей в России. В этом смысле и те и другие были в оппозиции к русской самодержавной политике. Что же касается их теоретических взглядов, то при внимательном их рассмотрении можно прийти к выводу, что между ними было больше сходства, нежели различий. И те и другие признали факт своеобразия русской истории, ее неадекватности истории западноевропейской. В отношении к прошлому и в восприятии настоящего они были солидарны. Что же касается будущего, то здесь их пути расходились.

Одна версия связывала Россию с общей европейской судьбой. Западники считали, что Россия – та же Европа, но только отстала от нее в развитии. За столетия ига европейское лицо россиян существенно изменилось, и только Петр сумел вырвать страну из отсталости и сна, повернуть ее снова на магистральный путь европейской цивилизации. Будущее России - в примере Европы, в заимствовании ее государственного, общественного, технологического опыта. Русские должны по примеру ведущих европейских стран выстраивать свою государственность, развивать парламентаризм, демократические традиции, повышать культуру. Важное место западники отводили вопросу о том, что россиянин, наконец, должен осознать себя как независимую личность, знающую и уважающую свои права.

Славянофилы заняли противоположную позицию. По их мнению, у России - своя судьба, свой путь в истории. Ей не подходят западные порядки и рецепты лечения общественных болезней. Россия - земля не государственная, а общинная, семейная. В ней прежде всего сильны традиции коллективизма, коллективной собственности. Русский народ не претендует на государственную власть, он доверяет ее монарху, который подобен отцу в семье, его слово и воля - живой закон, не подлежащий оформлению в виде конституции. Важную роль в жизни страны и ее народа играет православная вера.

Именно она и указывает россиянам их истинное предназначение - к истинному нравственному самоусовершенствованию.

1. Славянофильство

1.1 Понятие

Славянофилы — представители либерально настроенной дворянской интеллигенции, поддерживающие учение о самобытности и национальной исключительности русского народа. Для них характерно неприятие западноевропейского пути социально-политического развития, даже противопоставление России Западу, защита самодержавия, православия, некоторых консервативных, точнее — патриархальных, общественных институтов. Но в отличии от теории «официальной народности», последователи которой также разделяли эти идеи, славянофильство было оппозиционным течением в русской общественной мысли.

Сходство взглядов славянофилов и западников заключается в том, что и те и другие выступали за отмену крепостного права сверху и проведение ряда реформ — судебной, административной и др., буржуазных по своей сущности, ратовали за развитие промышленности, торговли, просвещения, за свободу слова и печати, не принимали николаевскую политическую систему.

Но противоречивость взглядов славянофилов, сочетание в их воззрениях прогрессивных и консервативных черт до сих пор вызывают споры об оценке славянофильства как идейного направления и о его месте в русской общественной мысли. Следует также иметь в виду, что и среди самих славянофилов не было единства мнений. Их споры между собой порой носили не менее острый характер, что с западниками.

Славянофильство как идейное течение русской общественной мысли заявило о себе в 1839 г., когда два его основоположника Алексей Степанович Хомяков и Иван Васильевич Киреевский выступили со статьями: первый "О старом и новом", второй — "В ответ Хомякову" (с несогласием некоторых положений Хомякова). В этих статьях, несмотря на разные подходы к проблеме прошлого, настоящего и будущего России, были сформулированы основные, общие для обоих авторов, положения славянофильской доктрины. Обе статьи не предназначались для печати, но широко распространялись в списках и оживленно обсуждались.

Конечно, и до этих статей различными представителями русской общественной мысли высказывались славянофильские идеи, но они тогда еще не обрели стройной системы. Славянофильство как идейное направление оформилось к 1845 г. — ко времени выпуска трех славянофильских по содержанию книжек журнала "Москвитянин". Редактор журнала М. П. Погодин придерживался, как было сказано, консервативных взглядов, но он охотно предоставлял славянофилам печатать в нем свои статьи, так как правительство не разрешило им иметь свой периодический орган.

1.2 Кружок славянофилов

В 1839—1845 гг. сложился и славянофильский кружок. Его составляли высокообразованные и безусловно талантливые люди. Душой кружка был А. С. Хомяков — "Илья Муромец славянофильства", как его тогда называли, необыкновенно одаренный, энергичный, блестящий полемист, обладавший феноменальной памятью и исключительной эрудицией.

Все хорошо знавшие Хомякова отдавали должное этой "колоссальной личности", ставя его в один ряд с великими людьми России. "Хомяков! — восклицал историк К. Н. Бестужев-Рюмин. — Да у нас в умственной сфере равны с ним только Ломоносов и Пушкин!" "Ум сильный, подвижный, богатый памятью и быстрым соображением", — характеризовал Хомякова его оппонент в идейных спорах А. И. Герцен. Большую роль в кружке играли также братья И. В. и П. В. Киреев. В общество славянофилов входила и замечательная семья Аксаковых — братья Константин и Иван, а также их отец – известный писатель. Позже в кружок вошли публицисты А.И. Кош и Ю. Ф. Самарин, впоследствии о активно участвовавшие в подготовке и проведении реформ; ученые-публицисты Ф. В. Чижов и Д. А. Валуев.

1.3 Политико-правовые воззрения славянофилов

Славянофилы оставили богатое наследие в различных областях человеческого знания. Иван и Петр Киреевские считались признанными авторитетами в области богословия и истории литературы, Алексею Хомякову не было равных в знании всех тонкостей богословия, Константин Аксаков и Дмитрий Валуев занимались русской историей, Александр Кошелев и Юрий Самарин — социально-экономическими и политическими проблемами, Федор Чижов — историей искусства. Сохранились их колоссальные эпистолярные труды, до сих пор еще полностью не изданные. Причем их письма представляли собой не столько документы личного характера, сколько трактаты и рассуждения на современные им общественно-политические темы. Дважды (в 1848 и 1855 гг.) славянофилы пытались оформить свои политические программы.

Для теоретического обоснования национального пути развития России славянофилы обращались к западно-европейской, главным образом, немецкой классической философии. Особенно они увлекались сочинениями Шеллинга и Гегеля, им импонировала их трактовка исторического процесса.

Термин "славянофилы", по существу, случаен. Это название им было дано в пылу полемики их идейными оппонентами западниками. Сами славянофилы первоначально открещивались от этого названия, считая себя не славянофилами, а "русолюбами" или "русофилами", подчеркивая, что их интересовала преимущественно судьба России, русского народа, а не славян вообще. А. И. Кошелев указывал, что их, скорее, всего следует именовать "туземниками" или, точнее, "самобытниками", ибо основная их цель состояла в защите самобытности исторической судьбы русского народа не только в сравнении с Западом, но и с Востоком.

Славянофильство как идейно-политическое течение русской общественной мысли сходит со сцены примерно к концу 70-х годов XIX в.

Основная идея славянофилов — доказательство самобытного пути развития России, точнее — требование "идти" по этому пути. Община в представлении славянофилов — "союз людей, основанный на нравственном начале", — типично русское учреждение. "Община, — писал А. С. Хомяков, — одно уцелевшее гражданское учреждение всей русской истории. Отними его — не останется ничего; из его же развития может складываться целый гражданский мир". Община импонировала славянам тем, что в ней с ее регулярными переделами земель царит особый нравственный климат, который проявляется в "мирском согласии на мирском сходе", а в древности — на вече.

mirznanii.com

Споры «западников» и «славянофилов». История русской литературы XIX века. Часть 2. 1840-1860 годы

Споры «западников» и «славянофилов»

Вопрос о прошлом, настоящем и будущем России, о путях ее развития и роли во всемирной истории, в человеческом сообществе разделил образованное меньшинство на славянофилов и западников. Спор их был задан «Философическим письмом» П. Я. Чаадаева, опубликованным в московском журнале «Телескоп» в 1836 г., где автор, размышляя над судьбами Запада и России, католичества и православия, делал отрицательные выводы об исторической судьбе православной России. Идеи Чаадаева непосредственно «пробудили» два противоборствующих общественных направления: славянофилы, и западники 40-х годов с равным правом могли считать его и своим наставником, и оппонентом.

Ведущие идеологи и публицисты славянофильства 40-х годов: поэт и философ А. С. Хомяков, критик и публицист И. В. Киреевский, его брат, П. В. Киреевский, общественный деятель Ю. Ф. Самарин, братья К.С. и И. С. Аксаковы – дети признанного писателя Сергея Аксакова, также известные литераторы.

Русское западничество той поры представляли В. Г. Белинский; А. И. Герцен; его друг и соратник Н. П. Огарев; общественный деятель, профессор Московского университета Т. Н. Грановский; В. П. Боткин; П. В. Анненков, ставший первым биографом Пушкина; писатель и журналист И. И. Панаев.

И славянофилы, и западники были подлинными радетелями Отечества, их объединяла неудовлетворенность итогами культурно-исторического развития России, жажда национального самосознания. И те, и другие говорили о необходимости отмены крепостного права, о гражданских правах и свободах. И те, и другие находились в оппозиции к царской бюрократии (но не к самому самодержавию, в отношении которого позиции каждого из участников движений были различными). Славянофилы и западники по-разному оценивали период Московской Руси и реформы Петра I, буржуазный экономический порядок Европы и патриархальные устои России. В поле обсуждаемых проблем был вопрос о назначении искусства, о художественности и народности литературы.

Собрания кружков Герцена и Белинского, литературные салоны и гостиные частных домов (П. Я. Чаадаева, Д. Н. Свербеева, А. П. Елагиной и др.), редакции журналов («Москвитянин», «Русская беседа», с одной стороны, и «Отечественные записки», «Современник» – с другой) – здесь разворачивалась живая полемика идейных и литературных противников, введших в активный речевой оборот и сами термины: западничество и славянофильство.

Символично заглавие статьи Хомякова «О старом и новом», положившей начало в 1839 г. славянофильскому направлению как таковому. В «былом», «старом» – в русских преданиях и традициях православия и народной нравственности, которая свободна от «барыша», своекорыстия, нужно искать начало «истинного православия». «Эти-то лучшие инстинкты души, образованной и облагороженной христианством, эти-то воспоминания древности неизвестной, но живущей в нас тайно, произвели все хорошее, чем мы можем гордиться».

Предание, «преемство жизни» есть необходимейшая основа для ее самосохранения, – писал К. Аксаков. Естественно поэтому преклонение славянофилов перед вековыми устоями монархии, русским общинным строем, христианскими коллективными, а не индивидуальными формами жизни, вплоть до «самоотречения». Соборность – так со времен первых славянофилов определяется особое качество русского, славянского братства, православного единения разных слоев общества на основе самозабвенного служения «миру», «общине», «роду».

В искусстве и литературе славянофилы ценили то, что самобытно, в чем «творит» духовная сила народа. Для Хомякова это были иконы и церковная музыка, для К. Аксакова и Самарина – творчество Н. В. Гоголя, А. К. Толстого, В. И. Даля. В «Мертвых душах» К. Аксаков видел гомеровскую эпичность– целостность, «сильное», «вечное», «положительное» начало, связанное с христианским идеалом. «Русская художественная школа», по мнению Хомякова, была «вопросом жизни и смерти в смысле деятельности нравственной и духовной». Поиск «внутреннего источника отечественного просвещения» одухотворял самих славянофилов на собственные творческие разыскания: они писали стихотворения и прозу, К. Аксаков был автором экспериментальной российской грамматики, Киреевский издал собранные им оригинальные фольклорные тексты.

Представители западничества считали, что достичь процветания Россия может лишь путем сближения с Европой; в бурном росте промышленности, в утверждении гражданских прав личности, в идеалах равенства, в развитии науки, в буржуазном прогрессе видели они залог величия России.

Принципиальное значение для западников имела проблема свободы личности, ее независимого развития. Показательна в этом смысле судьба писателя и мыслителя А. И. Герцена. Находившийся за границей в конце 40-х годов, он видит безысходность политической борьбы в России и, не желая «в колодках» служить Отечеству, принимает горькое и исключительно мужественное по тем временам решение: не возвращаться на Родину. Победить гражданскую робость ему помогло твердое убеждение: «в себе самом … уважать свою свободу и чтить ее не меньше, как в ближнем, как в целом народе, ибо только на свободе лица может вырасти действительная воля народа». В Лондоне Герцен и Огарев основали «вольную русскую типографию»; могучий голос «Колокола» – газеты, выходящей уже в пятидесятые-шестидесятые годы, – будоражил и просвещал далеких соотечественников. Герцен умер в 1870 г. за границей, вернувшись на родину вольным словом. Эпоха 40-х годов объемно представлена Герценом в его знаменитой книге воспоминаний «Былое и думы» (1852–1867), которая по праву считается вершиной творчества писателя.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

lit.wikireading.ru