Физика и жизнь: история любви Марии Склодовской и Пьера Кюри. Мария склодовская кюри и пьер кюри


история любви и радиоактивности — ЧТД

25 июля 1895 года состоялась свадьба Пьера и Марии Кюри. Не было ни венчания, ни белого платья, ни банкета. Вместо колец они купили велосипеды. Таков был союз ученых, с которых началась ядерная физика.

Он родился в 1859 году в Париже в семье врача. Она — спустя восемь лет в Варшаве, в учительской семье. Оба унаследовали от своих отцов страсть к науке. Те мечтали стать учеными, но так и не стали — надо было кормить семьи.

Пьер и Мария росли в разных странах, но в очень похожей атмосфере. Несмотря на крайне скромные доходы, дома не жалели денег на хорошие книги и академические журналы, увлеченно обсуждали последние научные открытия. Дети с удовольствием проводили время в отцовских библиотеках.

Когда Пьер и Мария встретились, неудивительно, что они сразу почувствовали то родство душ, о котором много говорят, но которое мало кому дано ощутить в жизни.

Пьер Кюри: молодой самородок

Будущий нобелевский лауреат Пьер Кюри считал себя «тяжкодумом», хотя всегда оставался мечтателем. В детстве ему нравилось гулять, наблюдая за природой, и читать книги. А вот сидеть на скучных уроках и зубрить параграфы из учебников казалось невыносимым. Родители пошли ему навстречу и полностью подстроили под его склонности домашнее обучение.

В 16 лет Пьер Кюри стал бакалавром естественных наук, а еще два года спустя — лиценциатом по физике. До введения Болонской системы это была следующая академическая степень после бакалавра, с правом преподавания.

Братья Пьер и Жак Кюри с родителями

После окончания университета Пьер Кюри вместе с братом Жаком занялись изучением свойств кристаллов в одной из лабораторий Сорбонны. Сотрудничество братьев продолжалось несколько лет и привело к фундаментальному физическому открытию: объяснению пьезоэлектрического эффекта. В 1883 году их пути разошлись — Жак уехал работать в Университете Монпелье и углубился в минералогию.

Пьер в это же время продолжил изучать симметрию кристаллов и определил ряд универсальных принципов их строения, после чего сформулировал «закон Кюри» о магнитном поле парамагнетиков.

Научные достижения уже к 30 с небольшим годам превратили Пьера в ученого с мировым именем, его ценили коллеги за границей, но во Франции он работал на скромной должности — руководил практическими занятиями в Институте физики. У него не было собственной лаборатории, исследования он проводил по мере возможности. Требовать поддержки Пьер совершенно не умел и не считал нужным. Даже получением докторской степени он озаботился лишь в 35 лет, хотя давно мог бы использовать для этого не одно свое исследование.

Мария Склодовская: уверенность и напор

Мане — так младшую дочь Владислава Склодовского звали дома — было 10 лет, когда умерла ее мать. Отец больше не женился и посвятил жизнь детям. Он был директором гимназии для мальчиков, говорил на шести языках, ради удовольствия переводил иностранную поэзию на родной польский и увлеченно следил за последними успехами науки. Мария пошла в отца: много читала, интересовалась естественными науками.

Владислав Склодовский с дочерьми Марией, Брониславой и Хеленой

Единственный сын Владислава Склодовского легко сдал экзамены и стал студентом, а вот девочек в конце ХIХ века в польские университеты не принимали. Об учебе мечтала не только Мария, но и ее старшая сестра Бронислава — она хотела стать врачом.

Девушки могли бы учиться в продвинутой Сорбонне. Но жилье во Франции семья Склодовских себе позволить не могла.

Мария предложила сестре сделку: сначала в Сорбонну отправится Броня, как старшая, а Маня будет несколько лет  работать гувернанткой в богатых домах, зарабатывая на учебу сестры, помогая отцу и откладывая понемногу для себя. А потом Броня поможет Мане. Так осенью 1891 года 24-летняя Мария — с этих пор она именовала себя на французский манер Мари — оказалась в Париже, на факультете естественных наук в Сорбонне. На лекциях по физике она всегда была в первом ряду.

Однокурсницы

Вместе с Марией Склодовской в Сорбонне в 1891 году начали учиться 210 первокурсниц. Всего в вузе обучалось 9 тысяч студентов. Большинство девушек стремилось на медицинский факультет, на факультете естественных наук их было всего 23. До финала обучения добрались только две студентки. На физическом факультете Мария стала лучшей в своем выпуске, на математическом — второй, и этот факт, конечно, сильно ее расстроил.

Почему именно физика? Склодовская позднее вспоминала, что, работая гувернанткой, она по-прежнему много читала и выбирала книги из совершенно разных сфер: социология и математика, физика и анатомия, художественная проза и поэзия. Так она пыталась понять, что увлекает ее сильнее всего.

Устав читать, она садилась за алгебраические и тригонометрические задачи — нетривиальный отдых для юной девушки конца ХIХ века. Зато самой Мари стало очевидно: математика и физика влекут ее больше всего.

На первых порах Мари пришлось в Сорбонне трудно. Оказалось, что ее французский не так хорош, как она думала, а уровень домашней подготовки не дотягивает до знаний однокурсников, закончивших лучшие парижские лицеи. Поэтому — никаких развеселых студенческих вечеринок, только напряженные занятия с утра до ночи, до голодных обмороков. Благодаря своему упорству Склодовская с разницей в несколько месяцев получила сразу два диплома — по физике и математике.

Встреча и дружба

К моменту знакомства с Марией Склодовской Пьеру Кюри было 35 лет. Он вел жизнь «монаха от науки», отлично понимая, что ему нужна рядом только особенная спутница, которых, наверное, и не бывает.

Мария Склодовская в юности

Судя по его ранним письмам, до встречи с Марией Пьер женщин побаивался. «Женщина гораздо больше нас любит жизнь ради жизни, умственно одаренные женщины — редкость, — рассуждал молодой ученый. — Поэтому, если мы, увлекшись некой мистической любовью, хотим пойти новой, необычной дорогой и отдаем все наши мысли определенной творческой работе, которая отдаляет нас от окружающего человечества, то нам приходится бороться против женщин».

Вероятно, судьба решила преподать Пьеру урок и одновременно — наградить. Ведь не каждому суждено встретить женщину, которая искренне разделяет твои интересы (и с которой — о чудо! — не надо бороться).

Мария к моменту знакомства со знаменитым физиком тоже успела настроиться на аскетичную жизнь одиночки. Но этому поспособствовала личная драма — ее отвергли из-за низкого происхождения.

Пока Мария работала гувернанткой в Польше, она полюбила сына хозяев. Дело шло к свадьбе, но тот так и не осмелился расстроить родителей мезальянсом.

Знакомство Пьера и Марии произошло в Париже, в доме у их общего знакомого, польского профессора физики Ковальского.

«Меня поразило в нем выражение ясных глаз и чуть заметная непринужденность в осанке высокой фигуры. Его медленная, обдуманная речь, его простота, серьезная и вместе с тем юная улыбка располагали к полному доверию, — вспоминала Мария много лет спустя свое первое впечатление о Пьере. — Между нами завязался разговор, быстро перешедший в дружескую беседу. Он занимался такими научными вопросами, относительно которых мне было очень приятно узнать его мнение, а также вопросами социальными или гуманитарными, представлявшими для нас обоих большой интерес. Между его образом мыслей и моим, несмотря на то, что мы происходили из разных стран, было удивительное сходство».

Сначала завязалась дружба. Даже первый подарок от Пьера для Мари был начисто лишен романтизма: он послал ей свою новую статью «О симметрии в физических явлениях».

Это оказалось хорошим знаком: симметрия — признак гармонии, и мало еще найдется в истории примеров столь же гармоничных союзов двух гениев-идеалистов, каким стал союз Пьера и Марии Кюри.

Любовь и физика

За дружбой пришла и любовь. Немалую роль сыграло то, что Мария почувствовала себя в окружении родни Пьера как дома, а Пьер совершенно очаровал всю семью Склодовских. Он даже готов был переехать ради Марии в Польшу, если она не захочет оставаться в Париже, и начал учить польский язык.

25 июля 1895 года состоялась свадьба. Не было ни венчания, ни белого платья, ни торжественного банкета. Только скромная церемония в кругу самых близких. Вместо колец они потратились на два новеньких велосипеда для свадебного путешествия в пригороде Парижа.

Ради Пьера Мария пошла на добровольную жертву: до сих пор абсолютно неприспособленная к быту, она научилась готовить и вести хозяйство. Пара не могла себе позволить прислугу.

День Марии складывался так. Восемь часов на научные исследования в лаборатории с Пьером и преподавание в гимназии, три часа на домашние дела, вечером — чтение и собственные записи. Когда родилась дочь Ирен, забот прибавилось, хотя помогать вызвался отец Пьера, незадолго до рождения внучки овдовевший.

Радиация

В 1897 году Мария заинтересовалась явлением, которое открыл физик Анри Беккерель: если соединение урана поместить на фотографическую пластинку, обернутую черной бумагой, то на ней останется отпечаток как от прямого света. Все дело в лучах урана, проходящих сквозь бумагу.

Пьер и Мария Кюри в лаборатории

Природа этого излучения заинтересовала Марию. Она быстро обнаружила, что такое же излучение испускают соединения тория. Результаты так удивили Пьера, что он присоединился к опытам жены, оставив свои любимые кристаллы и симметрию — временно, как он тогда думал. Так началась работа по изучению радиоактивности, которая увенчалась открытием полония и радия, а много лет спустя превратила человечество в единственный биологический вид, который способен уничтожить на Земле все живое.

В 1903 году супруги Кюри получили одну Нобелевскую премию на троих с Анри Беккерелем за выдающиеся заслуги в исследованиях радиации.

Свои исследования Пьер и Мари по-прежнему вели как начинающие энтузиасты: в свободное время, без каких-либо источников финансирования. Страшно читать в мемуарах Марии об их работе с урановой рудой в сарае-лаборатории: «Мне доводилось обрабатывать за раз до 20 килограммов первичного материала, и в результате я уставила сарай большими сосудами с химическими осадками и жидкостями. Наши драгоценные материалы, для которых у нас не было хранилища, были разложены на столах и на досках; со всех сторон видны были их слабо светящиеся точки, казавшиеся висящими в темноте; они всегда вызывали у нас новое волнение и восхищение».

Ученые еще не догадывались о смертельной опасности радиоактивности. Пьер так о ней и не узнал. Даже начав страдать от частых недомоганий, супруги не связывали их с работой. Точнее, связывали, но в ином смысле: думали, это просто усталость — пора бы отдохнуть, но совершенно некогда. Наука не ждет.

В октябре 1904 года Пьер стал профессором физики Сорбонны, еще через год — академиком Французской академии наук. Специально для него в Парижском университете создали кафедру общей физики и радиоактивности. А доктор физики и лауреат Нобелевской премии Мария Кюри заняла скромную должность заведующей лабораторией мужа, но была рада и этому. Все предыдущие годы она работала с ним без какой-либо должности и жалования. В конце того же 1904 года у супругов Кюри родилась вторая дочь, Ева.

Научная слава почти не изменила образ жизни пары: они избегали приглашений на приемы и банкеты, но с удовольствием выбирались в театры, на концерты и художественные выставки.

Даже вечернее платье практичная Мария, как потом вспоминала ее дочь, годами носила одно и то же — просто время от времени отдавала его портнихам в переделку.

Когда появились деньги, Кюри предпочитали тратить их на любимую лабораторию. Она по-прежнему существовала без государственной поддержки, зато нашлись благотворители, которые начали финансировать исследования.

Кюри могли бы запатентовать свой способ извлечения чистого радия и стать миллионерами, но сознательно отказались от этого во благо науки и медицины, чтобы другие ученые могли свободно использовать их открытия. Еще в 1901 году супруги Кюри высказали предположение о возможности применять радиационное излучение для лечения рака.

Конец симметрии

Но удивительная симметрия этой уникальной пары распалась. «Мы, я и мадам Кюри, работаем над точной дозировкой радия путем выделяемой им эманации, — записал Пьер Кюри 14 апреля 1906 года. — Это как будто пустяки, а вот уже несколько месяцев, как мы принялись за это дело, и только начинаем добиваться правильных результатов». Через пять дней после этой записи Пьер, переходя дорогу, попал под колеса повозки. Нелепая мгновенная смерть. Он не дожил месяца до своего 47-го дня рождения.

Описывая в своем дневнике тот страшный день и похороны, Мария закончила рассказ фразой: «Это конец всему, всему, всему».

Спустя несколько дней Мария все-таки нашла в себе силы отправиться в лабораторию: «Я попыталась сделать измерения для кривой, которую ты и я наметили отдельными точками. Но почувствовала себя не в состоянии продолжать работу. Иду по улице, как в гипнозе, без всяких дум. Я не покончу жизнь самоубийством, меня даже не тянет к этому. Но среди всех этих экипажей не найдется ли какой-нибудь один, который доставит мне возможность разделить участь моего любимого?».

Мария Кюри с дочерьми Ирен и Евой

Ее дневник на несколько лет превратится в письма к Пьеру. Спасение придет все-таки через работу. Продолжить дело, начатое с мужем, — таков был единственный способ оставаться вместе с Пьером, вопреки смерти.

Коллеги предложили Марии занять кафедру мужа на физико-математическом факультете. Она была единственной, кто действительно мог его заменить. Но даже несмотря на бесспорные научные заслуги Марии, это решение стало поистине революционным: впервые в истории Сорбонны профессором стала женщина. А что это значило тогда для самой Марии?

«Мне бы хотелось сказать тебе, что расцвел альпийский ракитник и начинают цвести глицинии, ирисы, боярышник, — все это полюбилось бы тебе, — писала тогда Мария в дневнике, обращаясь к Пьеру. — Хочу сказать также и о том, что меня назначили на твою кафедру и что нашлись дураки, которые меня поздравили».

Мария прожила без Пьера 28 лет, написала книгу воспоминаний о нем и продолжила научную работу по изучению радиоактивности. В 1909 году открылся Радиевый институт, и Мария Склодовская-Кюри стала директором отделения фундаментальных исследований и медицинского применения радиоактивности.

В 1911 году Мария Кюри получила вторую Нобелевскую премию — теперь по химии. В торжественной речи на церемонии награждения она, конечно, вспоминала Пьера.

Замуж Склодовская-Кюри больше не выйдет. Слова в ее дневнике «Мы были созданы, чтобы жить вместе» навсегда останутся посвященными только Пьеру.

Мария Кюри с дочерью Ирен в лаборатории

Во время Первой мировой войны Мария Кюри занялась оснащением — опять же, без всякой государственной поддержки — прифронтовых госпиталей рентгеновскими аппаратами, чтобы искать осколки в телах раненых. Она лично работала за этими установками, обучая врачей.

До последнего, уже угасая от лучевой болезни, она дописывала книгу о радиоактивности. Даже протянутая чашка чая показалась ей в агонии лабораторным раствором. «Это приготовлено из радия или мезотория?» — спросила она.

Старшая дочь Пьера и Мари, Ирен Жолио-Кюри, тоже посвятит свою жизнь исследованию радиации вместе с мужем, физиком-ядерщиком Фредериком Жолио, и получит за совместную работу с ним Нобелевскую премию, как когда-то ее родители. Чем не еще одно проявление симметрии, которая так увлекала Пьера Кюри? Как и мать, Ирен умерла от лучевой болезни. Для нее это не было подвигом. Просто данью науке.

4td.fm

формула любви. Самые знаменитые влюбленные

Пьер Кюри и Мария Склодовская: формула любви

Еще в ранней молодости талантливый ученый Пьер Кюри решил, что любовь и семья несовместимы с серьезными занятиями наукой. «…Женщина гораздо больше нас любит жизнь ради жизни, умственно одаренные женщины – редкость. Поэтому если мы, увлекшись, охваченные некой мистической любовью, хотим пойти новой, не обычной дорогой и отдаем все наши мысли определенной творческой работе, которая отдаляет нас от окружающего человечества, то нам приходится бороться против женщин», – записал он в своем дневнике. В шестнадцать лет Пьер стал бакалавром естественных наук, а в двадцать четыре года – руководителем практических работ в парижской Школе физики и химии. Женщины действительно мало волновали его. К тридцати пяти он все еще оставался холостяком.

Примерно в то же время совсем молоденькая полька Мария Склодовская, работавшая гувернанткой в богатом поместье под Варшавой (они с сестрой Броней договорились работать по очереди, чтобы у каждой была возможность получить образование), поняла, что сердце ее разбито. Сын хозяев, студент Казимеж, увлекся умной и обаятельной Марией. Увлечение было взаимным. Однако родители Казимежа посчитали, что брак с гувернанткой покроет позором их семью, а юноша перечить им не решился.

Мария вычеркнула из программы своей жизни любовь и замужество. Она создала свой мир, неумолимо требовательный и признающий одну страсть – к науке. Единственное, что могло (пусть и на время) потеснить науку в душе юной польки – это пламенный патриотизм и стремление к независимости родины.

В 24 года Мария получила, наконец, возможность реализовать свою мечту – она попала в Сорбонну, где взялась за изучение физики и химии. Ее сестра, верная слову, зарабатывала средства на ее обучение. А оказавшаяся рядом, в Париже, подруга – «очаровательно восторженная панна Дидинская» – взяла на себя роль дуэньи и телохранителя Марии, отгоняя зонтиком чересчур рьяных воздыхателей от весьма симпатичной девушки.

Вскоре Мария Склодовская стала первой в истории Сорбонны женщиной-преподавателем. Из Парижа она писала подруге, что планы о создании семьи «погребла, замкнула, запечатала и позабыла». Если бы не возникший внезапно недостаток места для опытов с магнитными свойствами различных марок стали, вполне возможно, что мир так и не увидел бы одной из прекраснейших пар.

Узнав о ее затруднениях, муж ее подруги, профессор Фрайбургского университета Юзеф Ковальский, находившийся в Париже проездом, пообещал познакомить Марию с молодым ученым, у которого, возможно, окажется подходящее помещение в Школе физики и химии, где тот преподает. Этим молодым ученым был Пьер Кюри.

«Когда я вошла, Пьер Кюри стоял в пролете стеклянной двери, выходившей на балкон. Он мне показался очень молодым, хотя ему исполнилось в то время тридцать пять лет. Меня поразило в нем выражение ясных глаз и чуть заметная принужденность в осанке высокой фигуры. Его медленная, обдуманная речь, его простота, серьезная и вместе с тем юная улыбка располагали к полному доверию. Между нами завязался разговор, быстро перешедший в дружескую беседу…» – так описала Мари их первую встречу.

Разговор между ними достаточно скоро перешел в научный диалог. Девушка почтительно – Пьер был уже прославленным ученым, первооткрывателем (совместно с братом) пьезоэлектричества, о его работах с искренним уважением отзывался великий лорд Кельвин – задавала вопросы и выслушивала комментарии Кюри. А он увлекался все больше. Пьер был совершенно очарован этой хрупкой девушкой, ее серыми глазами, белокурыми волосами. А также высоким уровнем знаний.

После знакомства у Ковальских они встречались в Физическом обществе, на конференциях. Однажды Пьер подарил Марии свой научный доклад с посвящением: «Мадемуазель Склодовской – с почтением и дружбой от автора».

Пьер и Мария совершали долгие прогулки по окрестностям Парижа и, собирая цветы, вели беседы. В отличие от довольно благодушного Кюри Склодовская была более целеустремленной. Под ее влиянием Пьер опубликовал свою докторскую диссертацию и оформил работы по магнетизму.

И понял, что не в силах более противиться магнетизму Марии – она влекла его к себе все больше. Но сама Мария была готова лишь на дружеские отношения – слишком еще сильно было в ней разочарование первого чувства. Даже особое обаяние Пьера – сочетание серьезности с мягкостью, изящества с простотой, сдержанности со скрытым романтизмом (впрочем, не так уж и глубоко скрытым – известно, что Пьер Кюри писал неплохие стихи) не приносило желаемого результата.

К тому же политические взгляды Марии, довольно радикальные для Пьера, внушали ему некоторое опасение. Он писал ей об этом неоднократно – на лето Мария уехала в Польшу, и Пьер, подозревая, что она может там остаться, умолял ее непременно возвращаться в Париж. Он почти требует: «Вы не имеете права бросать науку!» – но за этими словами звучит: «Вы не имеете права бросать меня!» Мари тоже напугана и смущена, так что каникулы приходятся весьма кстати. Но вернуться осенью во Францию она все же обещает.

Они ведут оживленную переписку. Письма Пьера наполнены нежностью и беспокойством. «Мы дали обещание друг другу (не правда ли?) быть по крайней мере в большой дружбе. Только бы Вы не изменили своего намерения! Ведь прочных обещаний не бывает, такие вещи не делаются по заказу. А все-таки как было бы прекрасно то, чему я не решаюсь верить, а именно провести нашу жизнь друг подле друга, завороженными нашими мечтами: Вашей патриотической мечтой, нашей общечеловеческой мечтой и нашей научной мечтой…»

В октябре Мария возвращается в Париж.

Пьер счастлив и делает ей предложение (возможно, он предлагал Марии руку и сердце еще до ее отъезда в Польшу), но получает отказ. Однако он уже не собирается «бороться против женщин» – он видит, что нашел ту «умственно одаренную», что станет его спутницей на всю жизнь, ту, что он готов делить с наукой. Нет, даже не делить – наука станет их верной спутницей, основой и опорой их творческого союза. «Его любовная история своеобразна, почти невероятна, поскольку в ней перемешиваются в одно и сердечное влечение, и основное стремление его ума. Человека науки тянет к Мари и порыв страсти, и в то же время высшая духовная потребность», – пишет о чувстве Пьера их дочь, Ева Кюри, ставшая биографом своей матери.

Упорство Пьера достойно упрямства Марии. Он предлагает ей поселиться у него (Мария по-прежнему нуждается, если не сказать больше) и разделить квартиру. Он готов даже поехать с ней в Польшу, если она не может расстаться со своей родиной. Он готов даже на время оставить науку, преподавать французский, чтобы обеспечить ее – наука может подождать. Правда, в таком случае Марии точно придется выйти за него замуж.

Постепенно Пьеру удается поколебать стойкость Марии. Он обращается за помощью к ее сестре, и совместными усилиями им удается превратить отшельницу в прекрасную женщину, готовую к любви и семейному счастью. Мария наконец принимает предложение Пьера.

25 июля 1895 года он защищает докторскую диссертацию, а на следующий день они вступают в брак. Церемония подчеркнуто аскетична – ни белого платья (на это нет ни денег, ни особого желания), ни золотых колец, ни свадебного обряда. Мария давно перестала ходить в костел, а Пьер никогда не был особо религиозным. У молодых нет вообще ничего, кроме пары новеньких велосипедов – это был свадебный подарок от одного из дальних родственников. Главное украшение церемонии – удивительная гармоничность пары.

«В эти счастливые дни завязываются прекраснейшие из уз, какие когда-либо соединяли мужчину с женщиной. Два сердца бьются в унисон, два тела сливаются воедино, два одаренных мозга привыкают мыслить сообща. Мари нельзя было выйти замуж ни за кого другого, кроме этого физика, умного и благородного человека. Пьеру нельзя было жениться ни на какой другой женщине, кроме этой белокурой, живой и нежной польки, которая умеет быть на протяжении нескольких минут ребячливой и серьезной, товарищем и подругой, ученым и возлюбленной», – пишет об этой свадьбе Ева Кюри.

На велосипедах они отправляются в свадебное путешествие по деревням Иль-де-Франс.

В октябре супруги сняли квартиру. «Наше первое жилище, – вспоминала Мария, – небольшая, очень скромная квартира из трех комнат была на улице Гласьер, недалеко от Школы физики. Основное ее достоинство – вид на большой сад. Мебель, – самая необходимая, – была подарена нашими родителями. Прислуга нам была не по средствам. На меня легли заботы о домашнем хозяйстве, но я к ним привыкла за время студенческой жизни.

Наша жизнь была полностью отдана научной работе, и многие дни проходили в лаборатории, где Шютценберже позволил мне работать вместе с мужем…

Мы жили очень дружно, наши интересы во всем совпадали: теоретическая работа, исследования в лаборатории, подготовка к лекциям или к экзаменам. За одиннадцать лет нашей совместной жизни мы почти никогда не разлучались, и поэтому наша переписка за эти годы занимает лишь несколько строк. Дни отдыха и каникулы посвящались прогулкам пешком или на велосипедах либо в деревне в окрестностях Парижа, либо на побережье моря или в горах».

Ранее практически равнодушная к быту, Мария теперь с удовольствием – и так же упорно, как некогда грамматику и арифметику (учась в школе, девушка довела себя беспримерным прилежанием до истощения), физику и химию, – осваивает кулинарию и домохозяйство. Первой ее покупкой в качестве мадам Кюри становится гроссбух, в котором она ведет нехитрую семейную бухгалтерию (Пьер зарабатывает относительно неплохо – 500 франков в месяц, но он настолько рассеян и поглощен наукой, что ведение хозяйства целиком падает на плечи Марии). В ней просыпается честолюбие несколько иного толка – она не может ударить в грязь лицом перед родителями Пьера, которые очень тепло ее приняли.

Но ее занятия наукой не должны пострадать ни в коем случае. В их аскетичной квартире – только общий стол для работы, книжные шкафы и букет живых цветов. Мария упорно готовится к конкурсу на звание преподавателя. Это не только научная цель, но и способ пополнить семейный бюджет.

Ведь совсем скоро их станет трое – Мария беременна.

Ее отец, профессор Склодовский, проводивший лето во Франции, настоял, чтобы дочь пожила вместе с ним в Пор-Блане, в отеле «У серых скал». Так супруги в первый раз разлучились.

Пьер Кюри писал ей (по-польски!): «Моя маленькая девочка, дорогая, милая девочка, которую я так сильно люблю, я получил сегодня твое письмо и был безмерно счастлив. У меня нет никаких новостей, кроме той, что мне тебя ужасно не хватает: моя душа следует за тобой…»

Мария отвечала: «Приезжай скорее… Я жду тебя с утра до вечера…»

Мария была уже на восьмом месяце беременности, когда Пьер наконец приехал к ней в Пор-Блан. И они как ни в чем не бывало отправились в Брест на велосипедах! Но в Париж пришлось возвращаться в спешке – Мария готовилась рожать. 12 сентября роды у своей невестки принимал сам доктор Кюри; он первым взял на руки будущую лауреатку Нобелевской премии Ирен.

Завершив свое исследование по магнетизму, Мария Склодовская-Кюри заинтересовалась открытием урановых излучений Беккереля. Еще в 1896 году Анри Беккерель обнаружил, что урановые соединения испускают глубоко проникающее излучение. Заинтересовавшись этим явлением (которое она впоследствии назвала радиоактивностью), Мари Кюри решила заняться его изучением. Пьер отложил свои собственные исследования по физике кристаллов, чтобы помочь жене.

Последовательно и упорно они проверяли, какие еще вещества, кроме соединений урана, испускают открытые Беккерелем лучи. Первыми результатами было обнаружение радиоактивности у урана, тория и их соединений.

Однако вскоре Мари Кюри заметила, что урановая руда, известная как урановая смоляная обманка, испускает более сильное излучение Беккереля, чем соединения урана и тория, и, по крайней мере, в четыре раза более сильное, чем чистый уран. Все говорило о том, что в обманке скрыт неизвестный, гораздо более радиоактивный, чем уран, элемент.

Весной 1898 года Мария сообщила о своей гипотезе и о результатах экспериментов Французской академии наук, а затем супруги Кюри попытались выделить новый элемент. Оказалось, что этих элементов не один, а два. В июле и декабре 1898 года Мари и Пьер Кюри объявили об открытии двух новых радиоактивных элементов, которые они назвали полонием (в честь Польши – родины Мари) и радием. Теперь их предстояло выделить в чистом виде, чтобы подтвердить открытие.

На это ушло четыре года титанического труда. Переработать предстояло огромное количество руды – содержание радия в ней было очень низким. Эксперименты пришлось проводить в небольшой постройке, принадлежавшей Школе физики и химии, практически в сарае. Бывшая мастерская служила им теперь и кладовой, и лабораторией. Пьер занимался постановкой тонких опытов, Мария переливала жидкости из одного сосуда в другой, несколько часов подряд мешала кипящий материал в чугунном тазу.

Параллельно Пьер читал лекции в университете. А в 1900 году и Мария начала преподавать физику в Севре, в учебном заведении, готовившем учителей средней школы.

В 1902 году к супругам Кюри пришла великая победа. Им удалось выделить небольшое количество белого блестящего порошка – одну десятую грамма хлорида радия – из нескольких тонн урановой смоляной обманки (полоний выделить не удалось, поскольку он оказался продуктом распада радия).

В декабре следующего года Шведская королевская академия наук присудила Нобелевскую премию по физике Беккерелю и супругам Кюри. Мария и Пьер получили половину награды «в знак признания… их совместных исследований явлений радиации, открытых профессором Анри Беккерелем». Склодовская-Кюри стала первой женщиной, удостоенной Нобелевской премии. И Мария, и Пьер были больны – сказались нечеловеческая трудность экспериментов и суровые условия работы, – поэтому не смогли приехать в Стокгольм на церемонию вручения премии. Они получили ее летом следующего года.

«Присуждение Нобелевской премии, – писала Склодовская-Кюри, – было для нас важным событием ввиду престижа, связанного с этими премиями, учрежденными по тем временам еще совсем недавно. С точки зрения материальной, половина этой премии представляла собой серьезную сумму. Отныне Пьер Кюри мог передать преподавание в Школе физики Полю Ланжевену, своему бывшему ученику, физику с большой эрудицией. Кроме того, он пригласил препаратора для своей работы».

В процессе экспериментов с новым веществом супруги сделали еще одно открытие. Один из коллег Пьера положил в жилетный карман стеклянную трубочку с солью радия и получил ожог. Заинтригованный этим явлением, Пьер Кюри в течение нескольких часов подвергал свою руку воздействию радия и добился того, что на руке образовалась похожая на ожог рана, площадь которой постепенно увеличивалась. Исследования язвы, которую удалось вылечить лишь через несколько месяцев, положили начало радиотерапии.

Терапевтическое значение радия было признано почти сразу, и цены на радиевые источники резко поднялись. Однако Кюри отказались патентовать экстракционный процесс и использовать результаты своих исследований в любых коммерческих целях. По их мнению, извлечение коммерческих выгод не соответствовало духу науки, идее свободного доступа к знанию. Сразу после начала активных боевых действий на фронтах Первой мировой войны Мария закупала на личные средства, оставшиеся от Нобелевской премии, рентгеновские переносные аппараты для просвечивания раненых. Передвижные рентгеновские пункты, приводившиеся в действие динамо-машиной, присоединенной к автомобильному мотору, объезжали госпитали, помогая хирургам проводить операции. На фронте эти пункты прозвали «маленькими Кюри».

В октябре 1904 года Пьер был назначен профессором физики в Сорбонне, а месяц спустя Мария стала официально именоваться заведующей лабораторией. Еще через месяц у них родилась вторая дочь, Ева.

Их семейная жизнь была счастливой и радостной, они вместе работали, и научным изысканиям не помешало рождение дочерей Ирен и Евы. И вдруг все оборвалось. Трагедия случилась 19 апреля 1906 года. Пьер, как обычно, утром вышел из дому, направляясь на службу. И больше не вернулся… Он погиб под колесами конного экипажа.

Безутешная Мария отказывается от положенных вдове великого ученого почестей, от пенсии, назначенной министерством общественного образования («Я достаточно молода, чтобы заработать на жизнь себе и дочерям»), но соглашается принять в Сорбонне кафедру физики, которую прежде возглавлял Пьер. Курс лекций она начинает с фразы, которой его закончил ее супруг в прошлом семестре. Она не хочет поверить в то, что его больше нет, и в своем дневнике постоянно обращается к нему: «Я хотела тебе сказать, что альпийский ракитник в цвету, и глицинии, и боярышник, и ирисы тоже начинают цвести… Тебе бы все это очень понравилось…»

В конце 1910 года коллеги предлагают избрать ее во Французскую академию наук. До этого такой чести не удостаивалась ни одна женщина, потому выдвижение сразу же привело к жестокой полемике между сторонниками и противниками ее членства в этой консервативной организации. В результате нескольких месяцев оскорбительной полемики кандидатура Склодовской-Кюри была отвергнута на выборах с перевесом всего в один голос. Но вся эта околонаучная политика мало трогает Марию – у нее есть наука и дочери. Ей этого вполне достаточно.

В 1911 году она становится дважды лауреатом Нобелевской премии («за выдающиеся заслуги в развитии химии: открытие элементов радия и полония, выделение радия и изучение природы и соединений этого замечательного элемента») – и до сих пор остается единственной женщиной, добившейся такого признания. Спустя 24 года эту же награду получает Ирен Жолио-Кюри, во многом повторившая путь своей матери.

В последние годы своей жизни Мария продолжала преподавать в Радиевом институте, где руководила работами студентов и активно способствовала применению радиологии в медицине. Она написала биографию Пьера Кюри, опубликованную в 1923 году. Периодически ездила в Польшу, которая в конце войны обрела независимость. Там она консультировала польских исследователей. Но многолетняя работа с радием подорвала ее здоровье.

Мария Склодовская-Кюри не экспериментировала над собой, но умерла именно от лучевой болезни, хотя подобных диагнозов в те годы ставить не умели. «Мадам Кюри, – писал один из лечивших ее профессоров, – может считаться одной из жертв длительного обращения с радиоактивными телами, которые открыли ее муж и она сама».

Ее не стало 4 июля 1934 года. После ее смерти супруги вновь соединились – их останки были перенесены в парижский Пантеон и похоронены рядом.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

biography.wikireading.ru

Мария Кюри – биография, фото, личная жизнь, Пьер Кюри и открытия

Мария Кюри: биография

Мария Склодовская-Кюри - польская ученая, открывшая химические элементы радий и полоний.

Мария родилась 07.11.1867 г. в Варшаве. Является пятым и младшим ребенком учителей Брониславы и Владислава Склодовского. Старшие братья и сестры Марии (которую в семье назвали Мания) - Зофия (1862-1881), Йозеф (1863-1937, врач-терапевт), Бронислава (1865-1939, врач и первый директор «Института Радия») и Хелена (1866-1961, педагог и общественный деятель). Семья жила бедно. 

Когда Марии было 10 лет, ее мать скончалась от туберкулеза, а отец был уволен за пропольские настроения и вынужден был занимать более низкооплачиваемые должности. Смерть матери, а вскоре и сестры Зофии, стали причиной того, что девушка отказалась от католицизма и стала агностиком.

Мария Кюри (в центре) в детстве с сестрами и братом

В 10 лет Мария стала посещать школу-интернат, а затем гимназию для девочек, которую она окончила с золотой медалью. Мария не могла получить высшее образование, так как в университеты Польши принимали только мужчин. Тогда Мария с сестрой Брониславой решили пойти на курсы подпольного Летучего университета, куда принимали и женщин. Мария предложила выучиться по очереди, помогая друг другу деньгами.

Семья Марии Кюри: отец и сестры

Первой в университет поступила Бронислава, а Мария устроилась гувернанткой. В начале 1890 года Бронислава, вышедшая замуж за врача и активиста Казимера Длуски, пригласила Марию переехать к ней в Париж.

Чтобы скопить денег на обучение в столице Франции, Склодовской потребовалось полтора года – для этого Мария снова стала работать гувернанткой в Варшаве. Вместе с тем девушка продолжала обучение в университете, а также начала научную стажировку в лаборатории, которой руководил ее кузен Юзеф Богуски, помощник Дмитрия Менделеева.

Наука

В конце 1891 года Склодовская переехала во Францию. В Париже Мария (или Мари, как ее будут назвать позже) арендовала чердак в доме недалеко от Парижского университета, где девушка изучала физику, химию и математику. Жизнь в Париже была нелегкой: Мария часто недоедала, теряла от голода сознание и не имела возможности купить теплую зимнюю одежду и обувь.

Мария Кюри в молодости

Днем Складовская училась, а вечером преподавала, зарабатывая на жизнь сущие копейки. В 1893 году Мари получила степень по физике и приступила к работе в промышленной лаборатории профессора Габриэля Липпмана.

По заказу промышленной организации Мария начала исследовать магнитные свойства разных металлов. В этот же год Склодовская произошла встреча с Пьером Кюри, который стал не только ее коллегой в лаборатории, но и супругом.

Мария Кюри в молодости

В 1894 году Склодовская приехала на лето в Варшаву, чтобы увидеться с семьей. Она еще питала иллюзии, что ей разрешат работать на родине, однако девушке было отказано в Краковском университете – на работу брали только мужчин. Склодовская вернулась в Париж и продолжила работать над кандидатской диссертацией.

Радиоактивность

Впечатленная двумя важными открытиями Вильгельма Рентгена и Анри Беккереля, Мари решила изучить урановые лучи как возможную тему для диссертации. Для изучения образцов супруги Кюри применяли инновационные для тех лет технологии. Субсидии на исследования ученые получали от металлургических и горнодобывающих компаний.

Ученая Мария Кюри

Не располагая лабораторией, работая в кладовке института, а затем и в уличном сарае, за четыре года ученые сумели переработать 8 тонн уранинита. Итогом одного эксперимента с образцами руды, привезенными из Чехии, стало предположение, что ученые имеют дело с еще одним радиоактивным материалом помимо урана. Исследователи выявили фракцию, в разы более радиоактивную, нежели чистый уран.

В 1898 году Кюри открыли радий и полоний – последний именовали в честь родины Мари. Ученые решили не патентовать свое открытие - хотя это могло принести супругам немало дополнительных средств. 

Мария Кюри изучала радиактивность

Между 1898 и 1902 годами Кюри опубликовали, совместно и по отдельности, в общей сложности 32 научных статьи, включая одну, в которой сообщалось, что при воздействии радия опухолеобразующие клетки разрушаются быстрее, чем здоровые клетки.

В 1910 г. у Марии и французского ученого Андре Дебьерну получилось выделить чистый металлический радий. После 12 лет экспериментов, ученым, наконец, удалось подтвердить, что радий - это самостоятельный химический элемент.

Мария Кюри проводит опыты

Летом 1914 года в Париже был основан Радиевый институт, а Мария стала главой отделения использования радиоактивности в медицине. В годы Первой Мировой войны для лечения раненых Кюри изобрела мобильные рентгенографические установки, получившие название «petites Curies» («Маленькие Кюри»). В 1915 году Кюри придумала полые иглы, содержащие «эманацию радия» - бесцветный радиоактивный газ, выделяемый радием (впоследствии идентифицированный как радон), который использовался для стерилизации инфицированных тканей. Более миллиона раненых военных успешно прошли лечение с применением данных технологий.

Нобелевская премия

В 1903 г. Королевская академия наук Швеции наградила чету Кюри и Анри Беккереля Нобелевской премией по физике за достижения в исследованиях явлений радиации. Вначале Комитет намеревался отметить только Пьера и Беккереля, но один из членов комитета и защитник прав женщин-ученых, шведский математик Магнус Густав Миттаг-Леффлер, предупредил Пьера об этой ситуации. После его жалобы имя Марии было добавлено в список награждаемых.

Мария Кюри и Пьер Кюри были удостоены Нобелевской премии

Мари - первая женщина, получившая Нобелевскую премию. Гонорар позволил супругам нанять лаборанта и оснастить лабораторию соответствующей аппаратурой.

В 1911 году Мари получила Нобелевскую премию по химии и стала первым в мире дважды лауреатом этой премии. Также Мария была удостоена 7 медалями за научные открытия.

Личная жизнь

Еще будучи гувернанткой, Мария влюбилась в сына хозяйки семьи, Казимежа Лоравски. Родители юноши были против его намерений жениться на бедной Склодовской, и Казимеж не смог противостоять воле старших. Разрыв был чрезвычайно болезненным для обоих, а Лоравски до старости сожалел о своем решении.

Главной любовью жизни Марии стал Пьер Кюри, ученый-физик из Франции.

Мария Кюри с мужем Пьером Кюри

Взаимный интерес к естественным наукам объединил молодых людей, и в июле 1895 года влюбленные поженились. Молодые отказались от религиозной службы, а вместо свадебного платья Склодовская надела темно-синий костюм, в котором она позже много лет проработала в лаборатории.

У супругов родилось две дочери - Ирен (1897—1956), ученый-химик, и Ева (1904—2007) — музыкальный и театральный критик и писатель. Мария нанимала польских гувернанток для того, чтобы обучить девочек родному языку, а также часто отправляла их в Польшу к деду.

Мария Кюри и Пьер Кюри любили велосипедные прогулки

У супругов Кюри было два общих увлечения, помимо науки: путешествия за границу и длительные велосипедные прогулки – сохранилось фото супругов, стоящих рядом с велосипедами, купленными на свадебный подарок родственника. В Пьере Склодовская нашла и любовь, и лучшего друга, и коллегу. Смерь супруга (Пьера задавил конный экипаж в 1906 г.) стала причиной тяжелейшей депрессии Мари – лишь несколько месяцев спустя женщина смогла продолжить работу.

В 1910-11 годах Кюри поддерживала романтические отношения со студентом Пьера, физиком Полем Ланжевеном, женатым на тот момент. В прессе о Кюри стали писать как о «еврейской разлучнице». Когда разразился скандал, Мария была на конференции в Бельгии. По возвращении перед своим домом Кюри обнаружила разгневанную толпу– женщине с дочерьми пришлось скрываться у своей подруги, писательницы Камиллы Марбо.

Смерть

4 июля 1934 года 66-летняя Мари скончалась в санатории Санселлемос в Пасси, на востоке Франции. Причиной смерти стала апластическая анемия, которая, по мнению медиков, была вызвана длительным воздействием радиации на организм женщины.

Мария Кюри в последние годы

О том, что ионизирующее излучение имеет негативное влияние, не было известно в те годы, поэтому многие эксперименты проводились Кюри без мер безопасности. Мария носила пробирки с радиоактивными изотопами в кармане, хранила их в ящике своего стола и подвергалась воздействию рентгеновских лучей от неэкранированного оборудования.

Могила Марии Кюри

Радиация стала причиной многих хронических болезней Кюри – в конце жизни она была почти слепой и страдала от болезни почек, но женщина никогда не думала о смене опасной работы. Кюри похоронили на кладбище в местечке Со, рядом с могилой Пьера. 

Шестьдесят лет спустя останки супругов были переданы в парижский Пантеон, усыпальницу выдающихся людей Франции. Мария - первая женщина, удостоенная погребения в Пантеоне за собственные заслуги (первой стала Софи Бертло, погребенная вместе с мужем, физико-химиком Марселеном Бертло).

Интересные факты

  • В 1903 г. супругов Кюри пригласили в Королевский институт Великобритании выступить с докладом о радиоактивности. Женщинам не разрешалось выступать с речами, так что доклад представил только Пьер.
  • Французская пресса лицемерно оскорбляла Кюри, указывая на ее атеизм и тот факт, что она была иностранкой. Однако после получения первой Нобелевской премии о Кюри стали писать как о героине Франции.
  • Слово «радиоактивность» было придумано четой Кюри.
  • Кюри стала первой женщиной-профессором Парижского университета.
  • Несмотря на огромную помощь в годы войны, Мари не получила официальной благодарности от правительства Франции. Кроме того, сразу после начала военных действий Мария попыталась пожертвовать свои золотые медали на поддержку французской армии, но Национальный банк отказался их принять.
  • Студентка Кюри Маргарита Перей стала первой женщиной, избранной во Французскую академию наук – это произошло в 1962 году, более полувека спустя после того, как Кюри предприняла попытку попасть в эту научную организацию (вместо нее был выбран Эдуар Бранли, изобретатель, который помог Гульельмо Маркони разработать беспроводной телеграф).
  • Среди учеников Кюри - четыре лауреата Нобелевской премии, включая дочь Ирэн и ее супруга Фредерика Жолио-Кюри.
  • Записи и документы, которые вела Мария в 1890-х, считаются слишком опасными для обработки из-за высокого уровня радиоактивного загрязнения. Даже поваренная книга Кюри радиоактивна. Бумаги ученой хранятся в свинцовых боксах, а желающим поработать с ними приходится надевать специальную защитную одежду.
  • В честь Кюри был назван химический элемент — кюрий, несколько университетов и школ, центр онкологии в Варшаве, астероид, географические объекты и даже цветок клематис; ее портрет украшают банкноты, марки и монет разных стран мира.

Фото

24smi.org

научные достижения. Нобелевская премия по физике Пьера и Марии Кюри

Пьер Кюри (15 мая 1859 г. – 19 апреля 1906 г.) был французским физиком, пионером в области кристаллографии, магнетизма, пьезоэлектричества и радиоактивности.

История успеха

До того как он присоединился к исследованиям своей жены - Марии Склодовской-Кюри, Пьер Кюри был уже широко известен и уважаем в мире физики. Вместе с братом Жаком он обнаружил явление пьезоэлектричества, при котором кристалл может стать электрически поляризованным, и изобрел кварцевые весы. Его работы по симметрии кристаллов и выводы о связи между магнетизмом и температурой также получили одобрение в научном сообществе. Он разделил Нобелевскую премию 1903 года по физике с Анри Беккерелем и со своей женой Марией Кюри.

Пьер и его супруга сыграли ключевую роль в открытии радия и полония, веществ, оказавших значительное влияние на человечество своими практическими и ядерными свойствами. Их брак основал научную династию: дети и внуки знаменитых физиков также стали известными учеными.

Мария и Пьер Кюри: биография

Пьер родился в Париже, во Франции, в семье Софи-Клер Депуи, дочери фабриканта, и доктора Эжена Кюри, свободомыслящего врача. Его отец поддерживал семью скромной медицинской практикой, попутно удовлетворяя свою любовь к естественным наукам. Эжен Кюри был идеалистом и ярым республиканцем, и основал госпиталь для раненых во время Коммуны 1871 года.

Пьер получил свое доуниверситетское образование дома. Преподавала сначала его мать, а затем - отец и старший брат Жак. Ему особенно нравились экскурсии в сельскую местность, где Пьер мог наблюдать и изучать растения и животных, развивая любовь к природе, сохранившуюся у него на протяжении всей жизни, что составляло его единственное развлечение и отдых во время дальнейшей научной карьеры. В возрасте 14 лет он проявил сильную склонность к точным наукам и начал заниматься у профессора математики, который помог ему развить свой дар в этой дисциплине, особенно пространственное представление.

Мальчиком Кюри наблюдал опыты, проводимые его отцом, и обрел склонность к экспериментальным исследованиям.

Из фармакологов в физики

Познания Пьера в физико-математической сфере принесли ему в 1875 году степень бакалавра наук в возрасте шестнадцати лет.

В 18 лет он получил равноценный диплом в Сорбонне, также известной как Парижский университет, но не сразу поступил на докторантуру из-за отсутствия средств. Вместо этого он исполнял обязанности лаборанта в своей альма-матер, в 1878 году став ассистентом Пола Десена, отвечая за лабораторные работы студентов-физиков. В то время его брат Жак работал в лаборатории минералогии в Сорбонне, и они начали продуктивный пятилетний период научного сотрудничества.

Удачный брак

В 1894 году Пьер познакомился со своей будущей супругой - Марией Склодовской, которая изучала физику и математику в Сорбонне, и женился на ней 25 июля 1895 г., совершив простую гражданскую брачную церемонию. Полученные в качестве свадебного подарка деньги Мария использовала для приобретения двух велосипедов, на которых молодожены совершили свадебную поездку по французской глубинке, и которые были их основным средством отдыха на протяжении долгих лет. В 1897 году у них родилась дочь, и через несколько дней мать Пьера умерла. Доктор Кюри переехал к молодой паре и помогал заботиться о своей внучке, Ирен Кюри.

Пьер и Мария посвятили себя научной работе. Они вместе выделили полоний и радий, стали пионерами в изучении радиоактивности и были первыми, кто использовал этот термин. В своих трудах, включая знаменитую докторскую работу Марии, они использовали данные, полученные с помощью чувствительного пьезоэлектрического электрометра, созданного Пьером и его братом Жаком.

Пьер Кюри: биография ученого

В 1880 году он и его старший брат Жак показали, что при сжатии кристалла возникает электрический потенциал, пьезоэлектричество. Вскоре после этого (в 1881 году) был продемонстрирован обратный эффект: кристаллы могут деформироваться под действием электрического поля. Почти все цифровые электронные схемы сегодня используют это явление в виде кварцевых генераторов.

До своей знаменитой докторской диссертации по магнетизму для измерения магнитных коэффициентов французский физик разработал и усовершенствовал чрезвычайно чувствительные крутильные весы. Их модификации использовались и последующими исследователями в этой области.

Пьер изучал ферромагнетизм, парамагнетизм и диамагнетизм. Он обнаружил и описал зависимость способности веществ намагничиваться от температуры, известную сегодня как закон Кюри. Константа в этом законе носит название константы Кюри. Пьер также установил, что ферромагнитные вещества обладают критической температурой перехода, выше которой они теряют свои ферромагнитные свойства. Это явление носит название точки Кюри.

Принцип, который сформулировал Пьер Кюри, учение о симметрии, заключается в том, что физическое воздействие не может вызвать асимметрию, отсутствующую у его причины. Например, случайная смесь песка в невесомости асимметрии не имеет (песок является изотропным). Под действием гравитации из-за направления поля возникает асимметрия. Песчинки «сортируются» по плотности, которая увеличивается с глубиной. Но это новое направленное взаиморасположение частиц песка на самом деле отражает асимметрию гравитационного поля, вызвавшего разделение.

Радиоактивность

Работа Пьера и Марии над радиоактивностью была основана на результатах Рентгена и Анри Беккереля. В 1898 году, после тщательных исследований, они открыли полоний, а несколько месяцев спустя – радий, выделив 1 г этого химического элемента из уранинита. Кроме того, они обнаружили, что бета-лучи являются отрицательно заряженными частицами.

Открытия Пьера и Марии Кюри требовали большого труда. Денег не хватало, и чтобы сэкономить на транспортных расходах, на работу они ездили на велосипедах. Действительно, зарплата учителя была минимальной, но чета ученых продолжала посвящать свое время и деньги исследованиям.

Открытие полония

Секрет их успеха крылся в примененном Кюри новом методе химического анализа, основанном на точном измерении излучения. Каждое вещество помещалось на одну из пластин конденсатора, и с помощью электрометра и пьезоэлектрического кварца измерялась проводимость воздуха. Эта величина была пропорциональна содержанию активного вещества, такого как уран или торий.

Супруги проверили большое количество соединений практически всех известных элементов и обнаружили, что только уран и торий являются радиоактивными. Тем не менее они решили измерить излучение, испускаемое рудами, из которых извлекаются уран и торий, такими как хальколит и уранинит. Руда показала активность, которая была в 2,5 раза больше, чем у урана. После обработки остатка кислотой и сероводородом они установили, что активное вещество во всех реакциях сопутствует висмуту. Тем не менее они добились частичного разделения, заметив, что сульфид висмута менее летуч, чем сульфид нового элемента, который они назвали полонием в честь родины Марии Кюри Польши.

Радий, радиация и Нобелевская премия

26 декабря 1898 года Кюри и Ж. Бемон, руководитель исследований в «Муниципальной школе промышленной физики и химии», в своем докладе Академии наук объявили об открытии нового элемента, который они назвали радием.

Французский физик вместе с одним из своих учеников впервые выявил энергию атома, обнаружив непрерывное излучение тепла частицами новооткрытого элемента. Он также исследовал излучение радиоактивных веществ, а с помощью магнитных полей ему удалось определить, что одни испускаемые частицы заряжены положительно, другие – отрицательно, а третьи были нейтральными. Так обнаружилось альфа, бета и гамма-излучение.

Кюри разделил Нобелевскую премию по физике 1903 года со своей женой и Анри Беккерелем. Ее присудили в знак признания чрезвычайных услуг, которые они оказали своими исследованиями явлений радиации, открытых профессором Беккерелем.

Последние годы

Пьер Кюри, открытия которого поначалу не получили широкого признания во Франции, что не позволило ему занять кафедру физической химии и минералогии в Сорбонне, уехал в Женеву. Переезд изменил положение вещей, которое можно объяснить его левыми взглядами и разногласиями по поводу политики Третьей республики в отношении науки. После того как его кандидатура была отвержена в 1902 г., в 1905-м он был принят в Академию.

Престиж Нобелевской премии побудил парламент Франции в 1904 г. создать новую профессуру для Кюри в Сорбонне. Пьер заявил, что не останется в Школе физики, пока там не будет в полной мере финансированной лаборатории с необходимым числом ассистентов. Его требование было выполнено, и Мария возглавила его лабораторию.

К началу 1906 г. Пьер Кюри оказался готов, наконец, впервые приступить к работе в должных условиях, хотя был болен и очень уставал.

19 апреля 1906 года в Париже во время обеденного перерыва, идя со встречи с коллегами по Сорбонне, переходя скользкую от дождя Рю Дофин, Кюри поскользнулся перед конной повозкой. Ученый умер в результате несчастного случая. Его безвременная гибель, хотя и трагическая, тем не менее, помогла ему избежать смерти от того, что открыл Пьер Кюри – радиационного облучения, позже убившего его жену. Чета захоронена в крипте Пантеона в Париже.

Наследие ученого

Радиоактивность радия делает его чрезвычайно опасным химическим элементом. Ученые поняли это лишь после того как использование данного вещества для подсветки циферблатов, панелей, часов и других инструментов в начале двадцатого века стало оказывать влияние на здоровье лаборантов и потребителей. Тем не менее хлористый радий используется в медицине для лечения рака.

Полоний получил различное практическое применение в промышленных и ядерных установках. Он также известен как очень токсичное вещество и может быть использован в качестве яда. Пожалуй, наиболее важным является его применение в качестве нейтронного запала для ядерного оружия.

В честь Пьера Кюри на Радиологическом конгрессе в 1910 году после смерти физика была названа единица радиоактивности, равная 3,7 х 1010 распадов в секунду или 37 гигабеккерелей.

Научная династия

Дети и внуки физиков также стали крупными учеными. Их дочь Ирен вышла замуж за Фредерика Жолио и в 1935 году они вместе получили Нобелевскую премию по химии. Младшая дочь Ева, родившаяся в 1904-м, вышла замуж за американского дипломата и директора Детского фонда ООН. Она является автором биографии своей матери «Мадам Кюри» (1938), переведенной на несколько языков.

Внучка - Элен Ланжевен-Жолио - стала профессором ядерной физики в Университете Парижа, а внук - Пьер Жолио-Кюри, названный в честь деда - известный биохимик.

fb.ru

Физика и жизнь: история любви Марии Склодовской и Пьера Кюри | Люди | Общество

Свадьба двух учёных была совершенно нетипичной для тех лет — не было белого платья, колец, венчания. На невесте был шерстяной костюм, а в свадебное путешествие они отправились на велосипедах, подаренных кузеном. Будущие первооткрыватели нового химического элемента и обладатели Нобелевской премии в год своей свадьбы были невероятно бедны.

Мария

Мария Склодовская. Фото: Commons.wikimedia.org

День, когда Мария встретила Пьера, навсегда изменил её жизнь. В юности Склодовская дала себе клятву никогда не связываться с мужчинами. Причина — разбитое сердце. Когда-то Мария работала гувернанткой в одном богатом доме в Польше. Сын хозяина влюбился в неё, Мария ответила взаимностью, молодые люди решили пожениться. Но, когда об этом узнал отец жениха, он был категорически против — семья Склодовской была очень бедна, а отец её возлюбленного планировал выгодно женить сына. Жених побоялся идти против родительского решения и проявил слабость характера. Такого Мария, обладательница железной воли, мужчинам простить не могла. Тогда она и поклялась, что больше не будет заводить никаких романов.

Мария работала гувернанткой, чтобы содержать сестру Броню, которая получала образование врача в Париже. Сёстры так договорились: на то, чтобы поехать учиться одновременно, у них не было денег. Их отец, надеясь вытащить семью с пятью детьми из нищеты, вложил всё имущество в рискованный проект и прогорел. Тогда Мария и Броня решили, что будут учиться по очереди — пока одна получает образование, другая её содержит. В те годы Варшавский университет не принимал женщин. Решено было ехать в Париж. Поскольку идею придумала Мария, она и уступила сестре возможность учиться первой. 

Мария всегда была увлечена наукой — она родилась в семье преподавателя физики и директора гимназии, в юности познакомилась с братом самого Менделеева, который предсказал ей большое будущее в химии. Это ещё больше вдохновило одарённую девушку. Поэтому, работая гувернанткой после окончания школы, Мария опасалась, что она глупеет, забывает важные дисциплины, попусту растрачивает свой талант на учеников, которых науки не особо и интересовали — так, для галочки. Платили копейки.

Но вот Броня написала, что окончила университет и выходит замуж, а значит, может забрать Марию к себе. Склодовская приезжает в Париж, поступает в Сорбонну и изо всех сил начинает навёрстывать упущенное — отсутствие систематических занятий в последние годы даёт о себе знать, первый семестр стоит ей больших трудов. Мария усердно занимается и порой забывает обо всём, кроме учёбы. Даже о еде. Однажды в присутствии мужа сестры она упала в голодный обморок.

Мария получает стипендию Александровича, позволяющую студентам-полякам учиться за границей. На то и живёт. Но как только она сама заработала и скопила сумму, полученную по стипендии, она вернула Александровичу все деньги, чтобы он передал их другим нуждающимся. И продолжила трудиться в науке без оглядки на всё остальное: друзей, любовь, собственную внешность. Одежду она занашивала до дыр. Еду не готовила — жалела время, питалась только простейшими продуктами.

Пьер

Пьер Кюри. Фото: Commons.wikimedia.org

Пьер Кюри родился в семье потомственных медиков. Пьера пытались отдать учиться в школу, но мальчик категорически не принимал школьную дисциплину и хотел заниматься по своему графику. Ребёнка перевели на домашнее обучение, и это оказалось правильным решением — так Пьер схватывал материал гораздо быстрее сверстников и уже в 16 лет стал бакалавром Сорбонны. В 18 Пьер работал вместе со своим братом в одной из лабораторий — вместе они открыли пьезоэлектрический эффект. Работы Кюри получили широкую известность за границей, но во Франции они особой популярностью не пользовались. С женщинами тоже не складывалось — Пьер мечтал встретить ту, что разделит его научные интересы. Но женщины в то время наукой не особенно интересовались. За редкими исключениями — такими, как Мария.

Они познакомились в гостях, проводя совместный эксперимент. «Я была потрясена выражением его светлых глаз и ощущением какой-то неприкаянности, исходившим от его высокой фигуры. Его речь, чуть медлительная и задумчивая, его простота, его серьёзная и одновременно юношеская улыбка вызывали доверие», — позже напишет Мария об этой встрече. А Пьер будет вспоминать её руки, изъеденные кислотой, увидев которые, он понял, что влюбился.

Молодые люди продолжили общаться, вместе работать. Пьер познакомил Марию с родителями, сделал предложение. Но был… отвергнут. Мария всё ещё была верна данной себе клятве. К тому же она собиралась вернуться в Польшу после окончания университета, чтобы работать на благо своей страны. Пьер недоумевал — в Польше не было условий для научного роста. Марию уговаривали сразу две семьи — её и жениха. И после окончания Сорбонны она всё-таки говорит Пьеру да.

Ради Пьера она даже учится готовить. Пытаясь стать хорошей женой, она не может оставить науку. Мария решает писать докторскую диссертацию. Муж её желание поддерживает.

Радий

И тут — большое везение. Марию «цепляет» тема урановых излучений, совсем новая, загадочная, амбициозная. По сути, положившая начало ядерным исследованиям. Сама того не зная, Мария становится в ней первопроходцем. Пьер всячески помогает и поддерживает жену.

Фото: Commons.wikimedia.org

Собирая данные, Мария занималась рутинной работой — перебирала образцы минералов — и внезапно заметила, что в ходе экспериментов некоторые ведут себя нетипично. Предположение Склодовской-Кюри звучало очень смело: образцы могли содержать новое и никому не известное радиоактивное вещество. Но, чтобы продемонстрировать его миру, вещество нужно синтезировать.

Пьер и Мария вместе бились над этой задачей четыре года. Денег не было, они жили в маленьком сарае с протекающей крышей. Пьер читал лекции, чтобы заработать хоть какие-то деньги, а после лекций бежал домой — проводить эксперименты. Мария стала матерью, при этом продолжала трудиться над выделением из руды радия — сама часами мешала кипящие растворы, ставила сложнейшие опыты. Тогда о вреде радиации ничего не было известно. За 4 года супруги переработали 8 тонн уранинита!

Когда потребовалась покупка дорогих приборов для финальных измерений, Пьер опустил руки — он не видел вариантов для продолжения исследования, денег на аппаратуру не было и не предвиделось. Но Мария с её характером не привыкла сдаваться — невероятным образом она сумела выделить дециграмм радия, нового химического элемента. Этот первый дециграмм она хранила всю жизнь.

Пьер, Мария и Ирен Жолио-Кюри в Париже, 1902 год. Фото: Commons.wikimedia.org

Об изобретении семьи Кюри узнаёт весь мир. Тогда человечеству казалось, что радий может лечить! Что его потенциал во многих отраслях просто огромен. Строятся заводы по производству радия, супругов приглашают в лучшие университеты мира. А следом — Нобелевская премия по физике, высшая научная награда и большие деньги, которые помогают учёным выбраться из нищеты и открывать лаборатории, оснащённые самым современным оборудованием.

Казалось, теперь в жизни Кюри начнётся новый этап — можно заниматься наукой, воспитывать дочерей, обустраивать собственный дом.

Но однажды Пьер выходит из дома и по пути в лабораторию попадает под конный экипаж. Колесо телеги раздавило ему голову, физик умер мгновенно. Ему было 46 лет.

Для Марии это был тяжелейший удар: все их мечты рухнули в одно утро. Через несколько месяцев тяжёлой депрессии она анонсирует свою лекцию в Сорбонне. И начинает её со слов, которыми Пьер закончил свой курс в предыдущем семестре. Зал плакал. Мария продолжала лекцию.

В её жизни больше не было мужчин. Она прожила ещё 28 лет, получила вторую Нобелевскую премию, теперь — по химии, возглавила Радиевый институт, создала передвижные рентгеновские установки для военных госпиталей, написала биографию Пьера Кюри, совершила ещё несколько открытий. И умерла от воздействия собственного изобретения — постоянная работа с радиоактивными веществами вызвала лейкемию. А ведь Кюри верили, что радиация может стать великим лекарством.

www.aif.ru

ПЬЕР КЮРИ и МАРИЯ СКЛОДОВСКАЯ-КЮРИ — Юнциклопедия

К 35 годам своей жизни французский ученый Пьер Кюри был широко известен среди физиков. Он сделал интересные открытия в области изучения кристаллов, обнаружил пьезоэлектрический эффект (см. Пьезоэлектричество). Всеобщее признание принесли ему исследования магнитных свойств тел при высоких температурах. Он нашел, что у железа исчезают ферромагнитные свойства выше некоторой температуры (точка Кюри), и количественно определил зависимость магнитной восприимчивости парамагнетиков от температуры (закон Кюри) (см. Магнетизм).

Но вскоре сфера его научных интересов круто изменилась. Он занялся изучением природы урановых лучей и привлек к этим исследованиям свою жену, выпускницу Парижского университета Марию Склодовскую-Кюри.

За десять лет совместной работы они сделали очень многое для изучения явления радиоактивности. Это был беззаветный труд во имя науки — в плохо оборудованной лаборатории и при отсутствии необходимых средств. Уже в 1898 г. супруги открывают два новых радиоактивных элемента — полоний и радий. Мария, кроме того, обнаруживает (независимо от немецкого физика Г. Шмидта) явление радиоактивности у тория. Кстати, она первой и предложила термин радиоактивность. Пьер установил самопроизвольное выделение тепла солями радия. Этот препарат радия исследователи получили в 1902 г. в количестве 0,1 г. Для этого им потребовалось 45 месяцев напряженного труда и более 10 000 химических операций осаждения и кристаллизации.

В 1903 г. за открытия в области радиоактивности супругам Кюри и А. Беккерелю была присуждена Нобелевская премия по физике. Вторую премию М. Склодовская-Кюри получит восемь лет спустя, на сей раз по химии — «за открытие элементов радия и полония, за выяснение природы радия и выделение его в металлическом виде». Так она станет первым ученым, дважды удостоенным высшей научной награды.

19 апреля 1906 г. на Марию обрушилось огромное горе: в результате нелепой случайности трагически погиб Пьер. Но удар судьбы не сломил Марию. Она продолжает научные исследования в области радиоактивности, возглавляет в Парижском университете кафедру, которой прежде руководил П. Кюри. В 1914 г. М. Склодовская-Кюри встает во главе физико-химического отдела Института радия, созданного в Париже при ее участии. В годы первой мировой войны она впервые организовала применение в широком масштабе излучений для медицинских целей, обучила более 1500 человек работе на рентгеновских установках.

Многие академии и научные общества разных стран мира избирали М. Склодовскую-Кюри своим почетным членом. В 1926 г. она была избрана почетным членом Академии наук СССР.

М. Склодовская-Кюри скончалась в 1934 г. от лучевой болезни. И до сих пор ее лабораторные тетради сохранили высокий уровень радиации.

В честь супругов Кюри получил свое название искусственно полученный трансурановый элемент с порядковым номером 96 — кюрий.

yunc.org

Мария Склодовская-Кюри — Полная биография

Французский физик Мария Склодовская-Кюри (урожденная Мария Склодовская) родилась в Варшаве (Польша). Она была младшей из пяти детей в семье Владислава и Брониславы (Богушки) Склодовских. Мария воспитывалась в семье, где занятия наукой пользовались уважением. Ее отец преподавал физику в гимназии, а мать, пока не заболела туберкулезом, была директором гимназии. Мать Марии умерла, когда девочке было одиннадцать лет.

Мария Склодовская блестяще училась и в начальной, и в средней школе. Еще в юном возрасте она ощутила притягательную силу науки и работала лаборантом в химической лаборатории своего двоюродного брата. Великий русский химик Дмитрий Иванович Менделеев, создатель периодической таблицы химических элементов, был другом ее отца. Увидев девочку за работой в лаборатории, он предсказал ей великое будущее, если она продолжит свои занятия химией. Выросшая при русском правлении (Польша в то время была разделена между Россией, Германией и Австро-Венгрией), Склодовская-Кюри принимала активное участие в движении молодых интеллектуалов и антиклерикальных польских националистов. Хотя большую часть своей жизни Склодовская-Кюри провела во Франции, она навсегда сохранила преданность делу борьбы за польскую независимость.

На пути к осуществлению мечты Марии Склодовской о высшем образовании стояли два препятствия: бедность семьи и запрет на прием женщин в Варшавский университет. Мария и ее сестра Броня разработали план: Мария в течение пяти лет будет работать гувернанткой, чтобы дать возможность сестре окончить медицинский институт, после чего Броня должна взять на себя расходы на высшее образование сестры. Броня получила медицинское образование в Париже и, став врачом, пригласила к себе Марию. Покинув Польшу в 1891 г., Мария поступила на факультет естественных наук Парижского университета (Сорбонны). В 1893 г., закончив курс первой, Мария получила степень лиценциата по физике Сорбонны (эквивалентную степени магистра). Через год она стала лиценциатом и по математике.

В том же 1894 г. в доме одного польского физика-эмигранта Мария Склодовская встретила Пьера Кюри. Пьер был руководителем лаборатории при Муниципальной школе промышленной физики и химии. К тому времени он провел важные исследования по физике кристаллов и зависимости магнитных свойств веществ от температуры. Мария занималась исследованием намагниченности стали, и ее польский друг надеялся, что Пьер сможет предоставить Марии возможность поработать в своей лаборатории. Сблизившись сначала на почве увлечения физикой, Мария и Пьер через год вступили в брак. Это произошло вскоре после того, как Пьер защитил докторскую диссертацию. Их дочь Ирен (Ирен Жолио-Кюри) родилась в сентябре 1897 г. Через три месяца Мария Кюри завершила свое исследование по магнетизму и начала искать тему для диссертации.

В 1896 г. Анри Беккерель обнаружил, что урановые соединения испускают глубоко проникающее излучение. В отличие от рентгеновского, открытого в 1895 г. Вильгельмом Рёнтгеном, излучение Беккереля было не результатом возбуждения от внешнего источника энергии, например светом, а внутренним свойством самого урана. Очарованная этим загадочным явлением и привлекаемая перспективой положить начало новой области исследований, Кюри решила заняться изучением этого излучения, которое она впоследствии назвала радиоактивностью. Приступив к работе в начале 1898 г., она прежде всего попыталась установить, существуют ли другие вещества, кроме соединений урана, которые испускают открытые Беккерелем лучи. Поскольку Беккерель заметил, что в присутствии соединений урана воздух становится электропроводным, Кюри измеряла электропроводность вблизи образцов других веществ, используя несколько точных приборов, разработанных и построенных Пьером Кюри и его братом Жаком. Она пришла к выводу о том, что из известных элементов радиоактивны только уран, торий и их соединения. Однако вскоре Кюри совершила гораздо более важное открытие: урановая руда, известная под названием урановой смоляной обманки, испускает более сильное излучение Беккереля, чем соединения урана и тория, и по крайней мере в четыре раза более сильное, чем чистый уран. Кюри высказала предположение, что в урановой смоляной обманке содержится еще не открытый и сильно радиоактивный элемент. Весной 1898 г. она сообщила о своей гипотезе и о результатах экспериментов Французской академии наук.

Затем супруги Кюри попытались выделить новый элемент. Пьер отложил свои собственные исследования по физике кристаллов, чтобы помочь Марии. Обрабатывая урановую руду кислотами и сероводородом, они разделили ее на известные компоненты. Исследуя каждую из компонент, ими было установлено, что сильной радиоактивностью обладают только две из них, содержащие элементы висмут и барий. Поскольку открытое Беккерелем излучение не было характерным ни для висмута, ни для бария, они заключили, что эти порции вещества содержат один или несколько ранее неизвестных элементов. В июле и декабре 1898 г. Мария и Пьер Кюри объявили об открытии двух новых элементов, которые были названы ими полонием (в честь Польши – родины Марии) и радием.

Поскольку Кюри не выделили ни один из этих элементов, они не могли представить химикам решающего доказательства их существования. И супруги Кюри приступили к весьма нелегкой задаче – экстрагированию двух новых элементов из урановой смоляной обманки. Они установили, что вещества, которые им предстоит найти, составляют лишь одну миллионную часть урановой смоляной обманки. Чтобы экстрагировать их в измеримых количествах, исследователям необходимо было переработать огромные количества руды. В течение последующих четырех лет Кюри работали в примитивных и вредных для здоровья условиях. Они занимались химическим разделением в больших чанах, установленных в дырявом, продуваемом всеми ветрами сарае. Анализы веществ им приходилось производить в крохотной, плохо оборудованной лаборатории Муниципальной школы. В этот трудный, но увлекательный период жалованья Пьера не хватало, чтобы содержать семью. Несмотря на то, что интенсивные исследования и маленький ребенок занимали почти все ее время, Мария в 1900 г. начала преподавать физику в Севре, в Эколь нормаль сюперьёр, учебном заведении, готовившем учителей средней школы. Овдовевший отец Пьера переехал к Кюри и помогал присматривать за Ирен.

В сентябре 1902 г. Кюри объявили о том, что им удалось выделить одну десятую грамма хлорида радия из нескольких тонн урановой смоляной обманки. Выделить полоний им не удалось, так как тот оказался продуктом распада радия. Анализируя соединение, Мария установила, что атомная масса радия равна 225. Соль радия испускала голубоватое свечение и тепло. Это фантастическое вещество привлекло внимание всего мира. Признание и награды за его открытие пришли к супругам Кюри почти сразу.

Завершив исследования, Мария наконец написала свою докторскую диссертацию. Работа называлась «Исследования радиоактивных веществ» и была представлена Сорбонне в июне 1903 г. В нее вошло огромное количество наблюдений радиоактивности, сделанных Марией и Пьером Кюри во время поиска полония и радия. По мнению комитета, присудившего Кюри научную степень, ее работа явилась величайшим вкладом, когда-либо внесенным в науку докторской диссертацией.

В декабре 1903 г. Шведская королевская академия наук присудила Нобелевскую премию по физике Беккерелю и супругам Кюри. Мария и Пьер Кюри получили половину награды «в знак признания… их совместных исследований явлений радиации, открытых профессором Анри Беккерелем». Кюри стала первой женщиной, удостоенной Нобелевской премии. И Мария, и Пьер Кюри были больны и не могли ехать в Стокгольм на церемонию вручения премии. Они получили ее летом следующего года.

Еще до того, как супруги Кюри завершили свои исследования, их работы побудили других физиков также заняться изучением радиоактивности. В 1903 г. Эрнест Резерфорд и Фредерик Содди выдвинули теорию, согласно которой радиоактивные излучения возникают при распаде атомных ядер. При распаде радиоактивные элементы претерпевают трансмутацию – превращение в другие элементы. Кюри не без колебаний приняла эту теорию, так как распад урана, тория и радия происходит настолько медленно, что в своих экспериментах ей не приходилось его наблюдать. (Правда, имелись данные о распаде полония, но поведение этого элемента Кюри считала нетипичным). Все же в 1906 г. она согласилась принять теорию Резерфорда – Содди как наиболее правдоподобное объяснение радиоактивности. Именно Кюри ввела термины распад и трансмутация.

Супруги Кюри отметили действие радия на человеческий организм (как и Анри Беккерель, они получили ожоги, прежде чем поняли опасность обращения с радиоактивными веществами) и высказали предположение, что радий может быть использован для лечения опухолей. Терапевтическое значение радия было признано почти сразу, и цены на радиевые источники резко поднялись. Однако Кюри отказались патентовать экстракционный процесс и использовать результаты своих исследований в любых коммерческих целях. По их мнению, извлечение коммерческих выгод не соответствовало духу науки, идее свободного доступа к знанию. Несмотря на это, финансовое положение супругов Кюри улучшилось, так как Нобелевская премия и другие награды принесли им определенный достаток. В октябре 1904 г. Пьер был назначен профессором физики в Сорбонне, а месяц спустя Мария стала официально именоваться заведующей его лабораторией. В декабре у них родилась вторая дочь, Ева, которая впоследствии стала концертирующей пианисткой и биографом своей матери.

Мари черпала силы в признании ее научных достижений, любимой работе, любви и поддержке Пьера. Как она сама признавалась: «Я обрела в браке все, о чем могла мечтать в момент заключения нашего союза, и даже больше того». Но в апреле 1906 г. Пьер погиб в уличной катастрофе. Лишившись ближайшего друга и товарища по работе, Мари ушла в себя. Однако она нашла в себе силы продолжать работу. В мае, после того как Мари отказалась от пенсии, назначенной министерством общественного образования, факультетский совет Сорбонны назначил ее на кафедру физики, которую прежде возглавлял ее муж. Когда через шесть месяцев Кюри прочитала свою первую лекцию, она стала первой женщиной – преподавателем Сорбонны.

В лаборатории Кюри сосредоточила свои усилия на выделении чистого металлического радия, а не его соединений. В 1910 г. ей удалось в сотрудничестве с Андре Дебьерном получить это вещество и тем самым завершить цикл исследований, начатый 12 лет назад. Она убедительно доказала, что радий является химическим элементом. Кюри разработала метод измерения радиоактивных эманаций и приготовила для Международного бюро мер и весов первый международный эталон радия – чистый образец хлорида радия, с которым надлежало сравнивать все остальные источники.

В конце 1910 г. по настоянию многих ученых кандидатура Кюри была выдвинута на выборах в одно из наиболее престижных научных обществ – Французскую академию наук. Пьер Кюри был избран в нее лишь за год до своей смерти. За всю историю Французской академии наук ни одна женщина не была ее членом, поэтому выдвижение кандидатуры Кюри привело к жестокой схватке между сторонниками и противниками этого шага. После нескольких месяцев оскорбительной полемики в январе 1911 г. кандидатура Кюри была отвергнута на выборах большинством в один голос.

Через несколько месяцев Шведская королевская академия наук присудила Кюри Нобелевскую премию по химии «за выдающиеся заслуги в развитии химии: открытие элементов радия и полония, выделение радия и изучение природы и соединений этого замечательного элемента». Кюри стала первым дважды лауреатом Нобелевской премии. Представляя нового лауреата, Э. В. Дальгрен отметил, что «исследование радия привело в последние годы к рождению новой области науки – радиологии, уже завладевшей собственными институтами и журналами».

Незадолго до начала первой мировой войны Парижский университет и Пастеровский институт учредили Радиевый институт для исследований радиоактивности. Кюри была назначена директором отделения фундаментальных исследований и медицинского применения радиоактивности. Во время войны она обучала военных медиков применению радиологии, например, обнаружению с помощью рентгеновских лучей шрапнели в теле раненого. В прифронтовой зоне Кюри помогала создавать радиологические установки, снабжать пункты первой помощи переносными рентгеновскими аппаратами. Накопленный опыт она обобщила в монографии «Радиология и война» в 1920 г.

После войны Кюри возвратилась в Радиевый институт. В последние годы своей жизни она руководила работами студентов и активно способствовала применению радиологии в медицине. Она написала биографию Пьера Кюри, которая была опубликована в 1923 г. Периодически Кюри совершала поездки в Польшу, которая в конце войны обрела независимость. Там она консультировала польских исследователей. В 1921 г. вместе с дочерьми Кюри посетила Соединенные Штаты, чтобы принять в дар 1 грамм радия для продолжения опытов. Во время своего второго визита в США (1929) она получила пожертвование, на которое приобрела еще грамм радия для терапевтического использования в одном из варшавских госпиталей. Но вследствие многолетней работы с радием ее здоровье стало заметно ухудшаться.

Кюри скончалась 4 июля 1934 г. от лейкемии в небольшой больнице местечка Санселлемоз во французских Альпах.

Величайшим достоинством Кюри как ученого было ее несгибаемое упорство в преодолении трудностей: поставив перед собой проблему, она не успокаивалась до тех пор, пока ей не удавалось найти решение. Тихая, скромная женщина, которой досаждала ее слава, Кюри сохраняла непоколебимую верность идеалам, в которые она верила, и людям, о которых она заботилась. После смерти мужа она оставалась нежной и преданной матерью для двух своих дочерей.

Помимо двух Нобелевских премий, Кюри была удостоена медали Бертло Французской академии наук (1902), медали Дэви Лондонского королевского общества (1903) и медали Эллиота Крессона Франклиновского института (1909). Она была членом 85 научных обществ всего мира, в том числе Французской медицинской академии, получила 20 почетных степеней. С 1911 г. и до смерти Кюри принимала участие в престижных Сольвеевских конгрессах по физике, в течение 12 лет была сотрудником Международной комиссии по интеллектуальному сотрудничеству Лиги Наций.

rad-stop.ru