Несколько слов о женщинах средневековой Руси. Как жили на руси женщины


Женщина в Древней Руси - Все о семье

     Древнерусское общество было типично мужской, патриархальной цивилизацией и женщина в Древней Руси занимала подчиненное положение, подвергаясь постоянному притеснению и угнетению. В то же время женщины из высших сословий имели серьезное влияние и активно участвовали в общественной и политической жизни страны.   Летописи упоминают многих женщин, сыгравших серьезную роль в истории страны.  Это и княгиня Ольга, и дочери Ярослава Мудрого, одна из которых - Анна прославилась в качестве французской королевы, также это жена Василия I, великая княгиня Московская Софья  Витовтовна, новгородская посадница Марфа Борецкая, возглавившая борьбу Новгорода против Москвы, царевна Софья и многие другие.

 

    Любое древнее общество - это доминирование мужчин, и если отстраниться от истории Древней Руси, то, к примеру, Древний Рим, Древний Египет, Древний Восток  или Греция, также выстроены по общественным принципам, в которых женщине отводилось второстепенное положение.  Что касается положения женщины в Древней Руси, то, к примеру, в древнейшем летописном своде "Повести Временных лет" сообщений, связанных с представительницами слабого пола, в пять раз меньше, чем посвященных мужчинам. Женщины и дети в древнерусском обществе рассматриваются как дополнение к мужчине. Именно по этой причине на Руси девицу до замужества часто называли по отцу, но  не в виде отчества, а в притяжательной форме, например "Володимеряя". После вступления в брак в той же "владельческой" форме называли по мужу, подразумевая   "мужняя жена", то есть "принадлежащая мужу". Женщины в Древней Руси были ограничены в своих правах, как и во всех древних обществах. Вместе с тем это не означает, что женщины были отстранены от участия в государственных делах. Ярким примером могут служить княгиня Ольга, дочери Ярослава Мудрого и внучки Владимира Мономаха, которые были вполне социально активными  и яркими личностями.

   Княгиня Ольга (около 890-969 гг.) была первой христианской киевской княгиней. Будучи женой первого великого князя Киевского Игоря(годы правления: 912-945 гг.), после его смерти управляла государством до совершеннолетия их сына Святослава. Обычай кровной мести, который существовал в раннесредневековой Руси, заставил Ольгу покарать убийц ее мужа. Княгиня Ольга сочетала в себе энергию, незаурядный ум и редкие государственные качества. Она впервые создала систему управления княжеством, вела успешную борьбу с соседним племенем древлян, нередко угрожавшим ее государству, а также стремилась к расширению связей Руси с сильнейшими державами того времени - Византией и империей Оттона. Ольга, по сути дела, провела первую в истории Руси финансовую реформу, установив фиксированный размер дани, порядок ее сборов и их систематичность  

   Исторические документы  свидетельствуют о том, что княгини принимали участие в государственных делах. Так подписи княгинь стояли на важнейших законодательных документах того времени. Подпись жены князя Владимира Святославовича (годы правления: 980-1015 гг.) Анны стояла на Церковном уставе. Более того, без ее подписи документ не имел бы законодательной силы, так как Анна, будучи сестрой византийского императора, действовала от имени византийского  духовенства.   Другим примером может служить документ более позднего времени (XVвек)  - Устав новгородского князя Всеволода, где наряду с подписями самых влиятельных лиц  Новгорода  стояла также подпись жены князя, "княгини Всеволожей". Участие княгинь в деятельности законодательной и исполнительной власти  является показателем высокого уровня развития государственной, социальной, правовой и культурной систем Древней Руси.

    Летопись "Повесть временных лет" упоминает о сестре Ярослава Владимировича (Ярослава Мудрого) - Предславе, которая являлась активной участницей борьбы за его воцарение на киевском престоле в 1015-1019 гг.

   Дочь Ярослава Мудрого - Анна Ярославна (годы жизни: около 1024 - не ранее 1075 г.) вышла замуж за короля Франции Генриха. Она являлась правительницей Франции в период малолетства их сына Филиппа.  Зная латынь (официальный язык того времени), Анна обладала привилегией ставить свою подпись на документах государственной важности, что было уникальным явлением для французского королевского двора того времени.

    Внучка Ярослава Мудрого, дочь великого князя киевского Всеволода Ярославича Анна Всеволодовна основала в 1086 г. при киевском Андреевском монастыре первую известную в истории Руси школу для девочек.

    Женщины в Древней Руси, принадлежащие к княжескому сословию или имевшие духовный сан (в частности, игуменьи) становились основательницами монастырских школ. В летописях  упоминаются имена многих боярынь и княгинь, принимавших участие в политической жизни отдельных княжеств, а также правивших единолично.

    Ордынское иго существенно изменило общую картину социально-правового положения женщин в русских удельных княжествах. Русские летописи середины XIIIвека почти не упоминают об участии женщин в политической жизни. Жены и дочери русских князей в основном представлены как объекты захвата,  насилия и плена. Однако  и в этот период можно привести в качестве примера жену Дмитрия Донского - суздальскую княжну Евдокию, сыгравшую большую роль в истории Московского княжества.

  Однако столь заметную роль в истории доводилось играть только женщинам из привилегированного сословия, именно они могли быть полноправными представительницами в своей вотчине или в княжестве, обладательницами личных печатей, символизировавших их власть, а также регентами или опекунами. Знатные женщины в Древней Руси отличались высоким уровнем образования и культуры по тем временам, именно это позволяло им участвовать в государственных делах и управленческой деятельности. Более того, княгини обладали очень серьезными имущественными правами, им подчас принадлежали целые княжеские волости, которыми они могли распоряжаться по своему усмотрению, в том числе и решать, что из этих земель достанется их сыновьям. Что касается представительниц низших сословий, то тут значение женщины было существенно иным.

   Многие историки пишут о деспотических порядках, царивших в рядовой древнерусской семье. Муж, глава семейства, был холопом по отношению к государю, но при этом был полноценным государем для своей семьи в собственном доме. Все домочадцы полностью были ему подчинены, и прежде всего это касалось женской половины дома. Женщина в Древней Руси, будучи еще не замужем, не имела  права самостоятельно выходить за пределы родительской усадьбы. Мужа ей подыскивали родители, до свадьбы она его не видела. После замужества новым ее "хозяином" становился муж. Женщина в Древней Руси не могла без разрешения мужа выходить за пределы дома, включая и посещение церкви. Знакомится, вести с кем-нибудь разговоры, дарить подарки и вообще осуществлять общение вне дома женщина также должна была только испросив разрешение супруга. Доля женского труда в русских крестьянских семьях всегда была необычайно велика, женщине даже приходилось браться за соху. Очень тяжела была доля младшей невестки в семье (жены самого младшего брата), которая, переехав в семью своего мужа, оставалась пожизненной служанкой в доме.

    Неписанные законы общества диктовали определенное поведение мужа и отца. В его обязанности входило "поучение" домашних, которое состояло в систематических побоях жены и детей. В древнерусском обществе считалось, что если муж не бьет жену, то он "о своей душе не радеет", и будет "погублен". Только в XVIвеке были предприняты попытки как-то защитить жену и ограничить произвол мужа. В частности "Домострой" (памятник русской литературы XVIвека, который является сборником советов, правил и наставлений  во всех сферах жизни человека и семьи) вводит некоторые ограничения в устоявшуюся систему домашнего насилия. Рекомендуется бить жену "не перед людьми, наедине поучить" и "никако же не гневатися" при этом, и "по всяку вину" (из-за мелочей) "ни по виденью не бите, ни под сердце кулаком, ни пинком, ни посохом не колотить, никаким железным или деревяным не бить". Видимо, в обыденной жизни женщины в Древней Руси подвергались серьезным избиениям, поскольку автор "Домостроя", давая советы мягче обращаться с женами, поясняет, что у тех, кто "с сердца или с кручины так бьет, много притчи от того бывают: слепота и глухота, и руку и ногу вывихнут и перст, и главоболие, и зубная болезнь, а у беременных жен (значит били и их) и детем поврежение бывает в утробе". Именно поэтому давались советы наказывать жену не за каждую, а лишь за серьезную провинность, и не чем и как попало, а "соймя рубашка, плеткою вежливенько (бережно) побить, за руки держа"  

    В то же самое время следует отметить, что  женщина в Древней Руси домонгольского периода обладала целым рядом прав. До выхода замуж она могла стать наследницей имущества отца. Самые высокие штрафы, согласно древнерусскому законодательству, платились виновными в "пошибании" (изнасиловании) и оскорблении женщин "срамными словами". Рабыня, живущая с господином в качестве жены получала свободу после смерти господина. Появление подобных правовых норм в древнерусском законодательстве свидетельствовало о широкой распространенности подобных случаев.  

   Широкие имущественные права женщина в Древней Руси получала после смерти мужа. Вдовы пользовались большим уважением в древнерусском обществе, они становились полноправными хозяйками в своем доме. Фактически, с момента смерти мужа, роль главы семейства переходила к ним.  Имущественная правоспособность женщин в Древней Руси, особенно в привилегированных сословиях, была весьма значительной по сравнению с правоспособностью их современниц в западноевропейских государствах. Однако ее нельзя считать равной с правоспособностью мужчины, поскольку  женщина находилась в семье под властью мужа или отца, и мужчины могли своей властью свести на нет все преимущества, прописанные для древнерусских женщин в законодательстве. В случаях, когда женщина не находилась под властью мужчины, например, будучи вдовой, она получала практически равную с мужчинами имущественную правоспособность.

 

family-abc.ru

ЖЕНЩИНЫ В ДРЕВНЕЙ РУСИ

Брак по-древнеславянски

Надо сказать, что само по себе понятие «брака» во времена вятичей, древлян, полян и северян не существовало. Моногамия тогда не была в почете, мужчины имели несколько жен. Мужчины, любившие в качестве развлечений посмотреть на медвежью травлю или поучаствовать в кулачных боях, не были склонны к романтике. Вполне обычным делом считалось похитить себе невесту во время языческих праздников, при этом еще ограбив и разорив ее семью и жилище.

Хотя по легендам некоторые древнеславянские женщины тоже были способны на такие «подвиги». Былины и древние предания сохранили образы женщин-воинов, женщин-богатырш, которые сами могли похитить понравившегося жениха, да еще и победив его при этом в рукопашной схватке. Таких женщин, которые могли командовать дружиной и сражаться с врагами, мужчины уважали и боялись, считали, что они наделены колдовской силой и могучими чарами.           

Со временем воровство невест и женихов уступило место более цивилизованной форме заключения брака. Брак стал чем-то вроде сделки купли-продажи. Во время предсвадебных смотрин невесту внимательно осматривали, выводя на середину избы, практически так же, как осматривают перед покупкой корову или лошадь. Критерием женской красоты тогда считалась белоснежная кожа, красные щеки, соболиные брови дугой, светлые большие глаза, пышные формы, высокий стан. При этом женщина должна была еще обладать крепостью и выносливостью как будущая производительница и хозяйка. Согласия на брак невесты, конечно, никто тогда не спрашивал. Жена покупалась как товар за определенную плату и становилась собственностью своего мужа.

Женщина замужем

Женщина вела затворнический образ жизни, живя в женской половине дома (тереме), не имея права куда-либо отлучаться без позволения мужа, разговаривать с посторонними людьми, принимать от них подарки. Более того, без разрешения мужа она не имела права даже принимать пищу.

Под влиянием Церкви положение женщин становится еще более рабским и униженным. С одной стороны, Церковь защищает честь женщины, запрещает браки между кровными родственниками, налагает высокие штрафы за моральное оскорбление женщины (тем более, если она из знатного рода) или за прелюбодеяние. С другой стороны, аскетические взгляды на женщину как на нечистое, греховное существо лишь укрепляют идею о великом неравенстве мужчин и женщин. Теперь женщина считалась помехой для благочестивой жизни мужчин. Аскетизм диктовал заниматься умерщвлением плоти и молитвами и запрещал любимые ранее забавы – игры, пляски, хороводы, считая их нечестивыми занятиями от сатаны. Оправданием сексуальных отношений было только рождение детей. Жизнь женщин в теремах стала похожа на жизнь в тюрьмах и в монастырях. Особенно это касалось женщин из боярских и княжеских сословий, за чьим нравственным обликом следили наиболее строго. Женщины-крестьянки и ремесленницы не могли быть затворницами, поскольку им приходилось работать  в поле и в мастерской вместе с другими мужчинами и женщинами.

Семейное воспитание

Мужчина считался холопом государя, но государем в собственном доме, и должен был проявлять свою власть в семье - воспитывать своих домочадцев. В качестве методов воспитания служили систематические побои. Доставалось и жене и детям. Даже беременность жены не защищала ее от кулака мужа. Причем такие «поучения» практиковались достаточно долго. Созданный в 16 веке «Домострой» попытался немного облегчить судьбу женщин, призывая мужчин не бить их в гневе и у всех на виду, не бить их деревом, железом или посохом. «Домострой» советовал бить жен только за серьезную провинность, но не кулаком под сердце или в глаз, поскольку от этого страдали внутренние органы, а бережно плеточкой.

Права на имущество

Несмотря на домашнее семейное бесправие женщины в Древней Руси, тем не менее, обладали некоторыми юридическими правами. Женщины имели право обладать имуществом и распоряжаться им по собственному усмотрению, могли выступать в суде. Представительницы знатных сословий могли свободно покупать и продавать земли, обменивать их, отдавать в качестве приданого дочерям.

С особой заботой и почтением древнеславянское общество относилось к вдовам. Считалось долгом и обязанностью всячески поддерживать вдову, которая после смерти мужа пользовалась его правами. Вдова признавалась главой семьи, могла распоряжаться и управлять имением ее покойного мужа. Да что уж там – могла даже управлять целым государством – вспомним самую известную древнерусскую вдову княгиню Ольгу.

Хозяйка и рукодельница

На женщине лежала вся ответственность по ведению домашнего хозяйства и воспитанию детей. Достойным для нее занятием считалось рукоделие. Рукоделие могло быть для женщины и источником дохода. Повседневной одеждой женщин того времени была льняная рубашка с рукавами, поверх которой надевался сарафан или длинная юбка. В качестве обуви – лапти или кожаные башмаки. Голову покрывали платком. Незамужним девушкам разрешалось ходить с открытой головой. Они заплетали волосы в косу, украшали голову обручем или лентой. Головным украшением замужних были кокошник и специальная шапочка – рогатая кика, поверх которой надевался платок. Одежда обычно украшалась вышивкой. В качестве орнамента для вышивки использовались знакомые природные мотивы – солнце, звезды, богатый урожай, цветы, деревья, кони, птицы. Одежду для детей шили из рубах их родителей. Дочери из рубахи матери, сыну – из рубахи отца. Считалось, что такая рубаха будет для ребенка оберегом, что его будет защищать сила его рода.

Косметикой пользовались преимущественно женщины из боярских сословий – подводили брови, щедро использовали белила и румяна. Но и обычным крестьянкам были известны секреты красоты – они собирали травы и делали из них настои для волос, ухаживали за кожей лица, смягчая и увлажняя ее сливками и простоквашей.

Женщина и образование

Затворнический образ жизни, который приходилось вести женщинам, был помехой для получения ими образования. Большинство женщин даже из высших сословий были безграмотны. Хотя в летописях некоторые представительницы привилегированного класса (дочери Ярослава Мудрого – Анна, Елизавета, Анастасия, внучки Владимира Мономаха – Анна и Евпраксия, княгини Анна Романова, Ефросинья Полоцкая и Ефросинья Суздальская) предстают как высокообразованные личности, знающие несколько языков, азы математики, философии и медицины.

Лишь после принятия Русью христианства, для женщин стало возможным получать образование в школах при монастырях. Одну из первых таких школ основала дочь Всеволода I - Анна в одиннадцатом веке.

 автор Ксения Мельникова

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

historicaldis.ru

Женщины в Древней Руси: формальные права и реальные возможности | Российское агентство правовой и судебной информации

Контекст

РАПСИ продолжает вторую главу серии правовых расследований, посвященную равноправию полов. Христианизация Руси заметно изменила правовое положение женщин, причем невозможно однозначно сказать, в лучшую или худшую сторону. О причинах дискриминационного правоприменения при нормативном равенстве в Древней Руси и о возможности женщины выйти из-под власти мужчин и семьи для получения всех предоставленных государством прав рассказывает кандидат исторических наук, депутат Госдумы первого созыва Александр Минжуренко.

На правовом положении женщины на Руси рубежа X–XI вв. серьезным образом сказывались три новых фактора: укрепление и развитие государственности; зарождение и углубление феодальных отношений; распространение христианства.

Государство на первых порах ограничивалось записью норм обычного права и не слишком много новизны вводило в статус женщины. Традиции, обычаи оказались настолько устойчивы и консервативны, что поколебать их было сложно. Да и не нуждалось в этом государство, стремящееся к сохранению стабильности в обществе. Этот регулятор успешно работал, выполнял свои функции и менялся государством только в том случае, когда начинал противоречить интересам правящих классов. Надо сразу отметить, что нормы обычного права в русских крестьянских общинах во многом дожили до нового времени и действовали даже в XIX веке.

Роль христианской церкви в изменении статуса женщины трудно оценивать однозначно. С одной стороны, христианство весьма определенно и безоговорочно поставило женщину на второе место, в подчиненное положение по отношению к мужчине. С другой, церковь довольно уважительно относилась к женщине, особенно к женщине — матери и учила этому свою паству.

Священники резко осуждали тех мужчин, которые не проявляли должной заботы о семье, вели разгульный образ жизни, изменяли своим супругам. Согласно православным постулатам мужчина именно как глава семьи должен был содержать женщину и оказывать ей внимание и уважение. Крайне отрицательно относилась церковь к проявлениям насилия по отношению к женщинам как в семье, так и за ее пределами. Явно под влиянием церкви в светском законодательстве появились статьи с серьезными наказаниями за изнасилование.

Длительную борьбу вела церковь с многоженством и практикой обращения женщин в наложницы. Так, у самого князя Владимира — «крестителя Руси» — одних официальных жен было пять, а гарем насчитывал 800 наложниц. В летописи говорится: «А наложниц у него было 300 в Белгороде, еще 300 в Вышгороде и 200 на Берестове… И был он ненасытен в блуде, приводя к себе замужних женщин и растляя девиц». Только от жен у него было признанных им 12 сыновей, а детей от наложниц никто не считал.

Таким образом, христианство по-своему «упорядочило» положение женщины в русских племенах: отвело ей подчиненное место, но и устранило и смягчило многие дикие пережитки языческих традиций. В некоторых племенах в их число входило не только «умыкание невесты», многоженство, но и человеческие жертвоприношения, где в роли жертв обычно выступали молодые девушки.

Тесные контакты Руси с Византией привели к тому, что в законодательстве молодого славянского государства отчетливо прослеживаются следы и заимствования из римского права. Да, самая цивилизованная в мире на то время Восточная Римская империя оказывала заметное влияние на правотворчество в Древнерусском государстве. Однако чего-либо прогрессивного в правовое положение женщин на Руси она, на наш взгляд, не привнесла.

Даже напротив, можно считать, что русские женщины имели несколько больше прав, чем женщины Византии. Римское право в этой части было довольно устаревшим и патриархальным. В русских же землях все-таки еще прослеживались какие-то пережитки матриархата. А в Византии уже несколько веков господствовало православие. Следовательно, Русь в деле закабаления женщин еще «отставала» от греческо–армянского государства.

Если говорить о процессуальном законодательстве, то здесь мы не обнаруживаем каких-либо ограничений для женщин. Однако, если иметь в виду практику, то по имеющимся источникам видно, что женщины в роли свидетеля и судьи выступали намного реже, чем мужчины.

Когда рассматривалось дело, в котором женщина выступала как объект преступного деяния, то здесь древнерусское законодательство в основном не предусматривало различий по половой принадлежности. Статья 12 «Русской правды» гласила: «А за ремественика и за ремественицю, то 12 гривен», т.е. за убийство ремесленников обоего пола следовало одна мера наказания.

Дифференциация ответственности зависела от социального статуса женщины. В некоторых случаях «Русская правда» защищала права женщины на жизнь особо. Так, за убитого смерда или холопа полагалось заплатить 5 гривен, а за убитую работницу — 6 гривен, а если была убита раба–кормилица, то — 12 гривен. Если учесть, что в те времена лошадь стоила 2 гривны — разница в размере штрафа представляется существенной.

При рассмотрении отношений между женщиной и ее детьми в древнерусской семье можно утверждать, что мать пользовалась большим уважением в древнерусском обществе. Ее личные и имущественные права по отношению к детям не были ограничены юридически ни в момент ее состояния в браке, ни после смерти супруга, кроме случая заключения повторного брака.

Имущественная правоспособность женщин была весьма значительной по сравнению с правоспособностью их современниц в западноевропейских государствах, но она все-таки не равнялась правоспособности мужчины.

Здесь надо различать объем формальных прав женщины и практику их реализации. Обстановка, складывавшаяся в семьях патриархального типа, приводила к тому, что женщина часто не решалась или не могла воспользоваться своими правами в полном объеме согласно сложившимся традициям в обществе.

Это отличие заметно в тех случаях, когда речь шла о вдове. Она была свободна от влияния мужа и тех ограничений, которые накладывала на нее патриархальная семья. Оставшись одна, женщина выступала как полноценный субъект права, имея все возможности отстаивать свои интересы во всех инстанциях. Это и позволяет нам говорит об известном равноправии женщины с мужчиной.

Появление феодализма на Руси и социально–классовое расслоение общества внесло свои характерные особенности в правовое положение женщин. Речь идет о том, что в это время все более происходит дифференциация объема прав женщин, принадлежавших к разным классам и сословиям.

В «Русской правде» говорится: «Аже смердъ умреть, то задницу князю; аже будуть дщери у него дома, то даяти часть на не; аже будуть за мужем, то не даяти части им». Это означает, что в случае смерти крестьянина, у которого не было сыновей, его земельный надел переходит князю. Дочерям достается только часть наследства, а если они уже замужем, то — ничего.

И в тоже время следующая статья закона гласит «Аже в боярехъ любо в дружине, то за князя задниця не вдеть, но оже не будеть сыновъ, а дчери возмуть». Здесь вся земля и все наследство полностью переходят дочерям.

Чем такое различие объясняется? Пожалуй, тем, что земельный надел в крестьянской общине был не просто недвижимым имуществом, он принадлежал общине и обязывал его владельца нести все повинности и выполнять свой общественный долг. И эти обязательства были рассчитаны исключительно на мужчину. Поэтому надел умершего крестьянина мог перейти только к его сыну, который и принимал на себя все обязательства члена общины. А в боярских семьях, естественно, такой связи надела и обязательств не существовало. Здесь земля была собственностью и могла полностью переходить наследникам любого пола.

Таким образом, исходя из анализа древнерусских нормативно–правовых актов можно оценить правовое положение женщины как равное с мужчиной. Но с учетом правоприменительной практики, следует признать, что женщина занимала все же чуть более низкое положение.

Это было связано с влиянием религиозных норм (правовое положение женщины в семье главным образом регулировалось нормами канонического права) и тем, что древнерусское государство, предоставляя женщине права в личной, имущественной и процессуальной сферах, не разрабатывало механизмов защиты этих прав и отдавало это на откуп мужчинам.

Только в том случае, когда женщина выходила из-под власти мужчин, своей семьи, женщина могла занять в обществе равное положение, и это давало ей возможность в полном объеме пользоваться предоставленными государством правами.

Продолжение читайте на сайте РАПСИ 27 марта.

rapsinews.ru

Каких женщин считали «страшными» на Руси

На Руси мужчины с опаской относились к трем категориям женщин: не подходившим под бытовавшие тогда стандарты женской красоты, слишком умным, «ведающим», и тем дамам, которые проявляли мужские качества. Все эти параметры в древней Руси имели не типичные для современности характеристики. Во многом они определялись главенствующей ролью мужчины в славянском обществе, церковными догмами и состоянием медицины.

Внешние качестваПроживание в средней полосе, где климат достаточно суров и зимы очень холодны, диктовало определенный рацион питания. Пища наших предков была богата жирами и углеводами, которые дают много калорий и помогают выжить в особенно студеные зимы. Вполне естественным было то, что при таком меню люди обладали крепким телосложением. Русские женщины в большинстве своем были полными, с крупными бедрами, животом и тазом. Полнота воспринималась славянами как признак отменного здоровья. Худая девица казалась им больной, даже увечной. Предки не считали ее способной стать матерью, выносить и выкормить большое количество детей. Это было серьезным недостатком, который отталкивал от очень даже миловидной представительницы прекрасного пола. Мужчины обходили ее стороной и нередко за глаза называли «ведьмой».

Умственные способностиК категории «ведьм» относили и умных женщин, умевших лечить травами, произносить разные заклятья и заговоры. К ним все поголовно бегали лечиться и советоваться, когда прихватывал зуб или нужно было приворожить какую-то красивую девицу или парня. Но их же и боялись за эти знания. Славяне, не понимавшие истинной природы многих вещей и связывавшие обычные явления с вмешательством потусторонних сил, и «ведуний», «ведьм» относили к людям, "знавшимся" с нечистой силой. Из подозревали в коварстве и других смертных грехах. Славянские мужчины боялись, что ведьма может не только избавить от болезни, но и наслать ее. Таких женщин обходили стороной. Ведуньи нередко и селились где-то на окраине деревни или даже в лесу, чтобы реже попадаться людям на глаза.

Мужское поведениеСамым большим смертным грехом женщины славянские мужчины считали покушение на их главенствующую роль в обществе. И девицы, и замужние бабы на Руси в большинстве своем были кроткими, скромными домоседками. Так женщину воспитывали с самого детства. Ее задачей было ведение домашнего хозяйства, рождение детей и беспрекословное подчинение мужу. Никакой роли в общественной жизни женщины не играли. Но иногда появлялись дамы, не соответствовавшие этому стандарту. Они могли демонстрировать смелость, высказывать свое мнение, отстаивать свои права. Все это считалось «мужским» поведением, не соответствовавшим женскому предназначению. Женщин, которые осмеливались вести себя как мужчины, последние не понимали и потому боялись. Ярким примером такой славянки можно считать княгиню киевскую Ольгу. Она вела себя как мужчина: мстила, наказывала врагов, сама решала, за кого пойдет замуж, а за кого нет. Для того времени это было вызывающим, а потому странным и даже страшным поведением. В древнерусском обществе только мужчинам полагалось быть мстительными. Для них это было нормой поведения. Женщина, способная жестоко отомстить за убийство мужа, уничтожив несколько посольств других племен, вызывала страх. Естественно, перед ней дрожали не только враги, но и собственные бояре и прочий придворный люд. Ольга была злопамятной и непредсказуемой, а для тогдашних мужчин ничего страшнее такой женщины и придумать было нельзя.

 

Источник

Мой мир

Facebook

Вконтакте

Twitter

Одноклассники

hystory.mediasole.ru

Почему на Руси знатные русские женщины жили отдельно от мужчин

Теремное затворничество — термин, употреблявшийся в дореволюционной русской историографии для характеристики особенностей повседневности знатных русских женщин, типичной для XVI-XVII вв.

Терема — высокие каменные хоромы — строились на Руси и раньше, но четкое деление внутренних помещений на «мужскую» половину и «женскую», относится к XVI в. Знатным женщинам полагалось все время находиться на своей «половине», редко, лишь с разрешения мужа, показываясь на глаза гостям и соседям. Определенную роль в появлении затворничества женщин привилегированного класса сыграла церковь, которая объявляла такой образ жизни делом богоугодным. Некоторые исследователи за рубежом объясняют появление теремов и «теремной системы» стремлением уберечь жен и дочерей от набегов татар. Однако никаких свидетельств о существовании теремов для великих княжен и княгинь до XVI в. нет, хотя татаро-монгольское иго пало еще в 1480 г. Большинство современных западных и российских исследователей объясняют существование «теремной системы» как результат взаимодействия суеверий о «нечистоте женщины»; распространения женоненавистнических представлений византийских церковных авторов о женщине как о «сосуде греха»; бытования религиозных представлений о необходимости самоочищения уединением; развития патриархатных начал и стремления исключить возможность внебрачных интимных контактов; особенностей семейно-матримониальной политики (стремления выдать дочерей за «нужных» роду людей, то есть рассмотрения дочек в виде «живого товара»).

Несмотря на то, что затворничество затронуло узкий слой социальных верхов и просуществовало всего около столетия, идея теремного уединения, запретов и ограничений как формы подавления социальной активности женщин оказалась жизнеспособной и повлияла на ментальность значительной части населения.

Поделитесь в социальных сетях:

Рекомендуемые статьи:

umnaja.ru

Положение женщины в Древней Руси

Женщины редко упоминаются в летописных источниках. Например, в «Повести временных лет» сообщений, связанных с представительницами прекрасного пола, в пять раз меньше, чем «мужских». Женщины рассматриваются летописцем преимущественно как предикат мужчины (впрочем, как и дети). Именно поэтому на Руси до замужества девицу часто называли по отцу, но не в виде отчества, а в притяжательной форме: Володимеряя, а после вступления в брак - по мужу (в такой же, как и в первом случае посессивной, владельческой форме; ср. оборот: мужняя жена, т. е. принадлежащая мужу).

Едва ли не единственным исключением из правила стало упоминание жены князя Игоря Новгород-Северского в «Слове о полку Игореве» - Ярославна. Кстати, это послужило А. А. Зимину одним из аргументов для обоснования поздней датировки «Слова». Весьма красноречиво говорит о положении женщины в семье цитата из «мирских притч», приведенная Даниилом Заточником (XII в.):

«Ни птица во птицах сычь; ни в зверез зверь еж; ни рыба в рыбах рак; ни скот в скотех коза; ни холоп в холопех, хто у холопа работает; ни муж в мужех, кто жены слушает».

Деспотические порядки, получившие широкое распространение в древнерусском обществе, не обошли стороной и семью. Глава семейства, муж, был холопом по отношению к государю, но государем в собственном доме. Все домочадцы, не говоря уже о слугах и холопах в прямом смысле слова, находились в его полном подчинении. Прежде всего это относилось к женской половине дома. Считается, что в древней Руси до замужества девушка из родовитой семьи, как правило, не имела права выходить за пределы родительской усадьбы. Мужа ей подыскивали родители, и до свадьбы она его обычно не видела.

После свадьбы ее новым «хозяином» становился супруг, а иногда (в частности, в случае его малолетства - такое случалось часто) и тесть. Выходить за пределы нового дома, не исключая посещения церкви, женщина могла лишь с разрешения мужа. Только под его контролем и с его разрешения она могла с кем-либо знакомиться, вести разговоры с посторонними, причем содержание этих разговоров также контролировалось. Даже у себя дома женщина не имела права тайно от мужа есть или пить, дарить кому бы то ни было подарки либо получать их.

В российских крестьянских семьях доля женского труда всегда была необычайно велика. Часто женщине приходилось браться даже за соху. При этом особенно широко использовался труд невесток, чье положение в семье было особенно тяжелым.

В обязанности супруга и отца входило «поучение» домашних, состоявшее в систематических побоях, которым должны были подвергаться дети и жена. Считалось, что человек, не бьющий жену, «дом свой не строит» и «о своей душе не радеет», и будет «погублен» и «в сем веке и в будущем». Лишь в XVI в. общество попыталось как-то защитить женщину, ограничить произвол мужа. Так, «Домострой» советовал бить жену «не перед людьми, наедине поучить» и «никако же не гневатися» при этом. Рекомендовалось «по всяку вину» (из-за мелочей) «ни по виденью не бите, ни под сердце кулаком, ни пинком, ни посохом не колотить, никаким железным или деревяным не бить».

Такие «ограничения» приходилось вводить хотя бы в рекомендательном порядке, поскольку в обыденной жизни, видимо, мужья не особенно стеснялись в средствах при «объяснении» с женами. Недаром тут же пояснялось, что у тех, кто «с сердца или с кручины так бьет, много притчи от того бывают: слепота и глухота, и руку и ногу вывихнут и перст, и главоболие, и зубная болезнь, а у беременных жен (значит били и их!) и детем поврежение бывает в утробе».

Вот почему давался совет избивать жену не за каждую, а лишь за серьезную провинность, и не чем и как попало, а «соймя рубашка, плеткою вежливенько (бережно!) побить, за руки держа».

В то же время следует отметить, что в домонгольской Руси женщина обладала целым рядом прав. Она могла стать наследницей имущества отца (до выхода замуж). Самые высокие штрафы платились виновными в «пошибании» (изнасиловании) и оскорблении женщин «срамными словами». Рабыня, жившая с господином, как жена, становилась свободной после смерти господина. Появление подобных правовых норм в древнерусском законодательстве свидетельствовало о широкой распространенности подобных случаев. Существование у влиятельных лиц целых гаремов фиксируется не только в дохристианской Руси (например, у Владимира Святославича), но и в гораздо более позднее время.

Так, по свидетельству одного англичанина, кто-то из приближенных царя Алексея Михайловича отравил свою жену, поскольку она высказывала недовольство по поводу того, что ее супруг содержит дома множество любовниц. Вместе с тем в некоторых случаях женщина, видимо, и сама могла стать настоящим деспотом в семье. Трудно, конечно, сказать, что повлияло на взгляды авторов и редакторов популярных в Древней Руси «Моления» и «Слова», приписываемых некоему Даниилу Заточнику, - детские впечатления об отношениях между отцом и матерью либо собственный горький семейный опыт, однако в этих произведениях женщина вовсе не выглядит столь беззащитной и неполноправной, как может представиться из вышеизложенного.

www.librero.ru

Несколько слов о женщинах средневековой Руси — Славянская культура

Затурканным бабовластием позднего Совсоюза и стремительно идущим ему на смену феминизмом западного образца современникам нашим старая Русь кажется эдаким раем мужского шовинизма - люди, никогда не открывавшие "Домострой"(*), обычно называют это "домостроевщиной". Женщина тех времен представляется эдакой теремной затворницей, сидящей за прялкой, вопитывающей детей и во всем покорной владыке-мужу. 

На первый взгляд, такое мнение может потверждаться тем, что даже в имени женщина Руси зависела от мужа. Конечно, время, когда исследовательница именослова новгородских берестяных грамот поражалась, что во всем их наборе имен нет "ни одного нехристианского женского имени", прошли. Сейчас известно по берестяным грамотам немало женских имен новгородок и их современниц из других городов - Милуша, Великая Коса, Передслава, Сторонька, Нежка, Втора, Неделька, Гостята (удивительный и очень редкий для Руси пример полного звукового совпадения с мужским именем) и пр.

Но таких имен все же много, много меньше, чем обозначений женщин по имени мужа. Тешковая, Полюжая, Путковая, Надейковая, Нежаткина, Давыжая, Павловая, Иваняя - мы никогда (по крайности, до изобретения машины времени) не узнаем, как звали этих новгородок, жен Тешко, Полюда, Путко, Надейко, Нежатко, Давыда, Павла, Ивана, в девичестве.

Вот уж, казалось бы, кошмар феминисток. Даже в шариатском обществе Джамиля и Гюльчатай сохраняют право на собственное имя - а не на "Абдулловая" какая-нибудь.

Однако... Однако в каком качестве появляются в грамотах все эти несчастные и обездоленные жертвы "домостроевщины"? Как ни странно, в качестве равноправных финансовых и торговых партнеров, вполне себе юридических лиц. Они берут или дают в долг, продают и покупают. А мужья? Сейчас уже не скажешь. В деловой поездке, может быть. Или, скажем - вполне может быть - муж не очень надежен, пьет, скажем, а жене доверяют. Или просто жена ведет свои собственные торговые дела, паралелльно мужним.

Для сравнения - в римском праве женщина не является юридическим лицом в принципе. Она - живая собственность "патер фамилия", никаких прав у нее нет. Даже в случае изнасилования - закон ведет речь об ущербе чести и собственности отца или мужа жертвы, но не о ущербе, нанесенном ей.

Женщины Рима не могли также быть стороной в финансовых вопросах. Интересно, что то же самое положение женщины отмечается путешественниками и в славянских городах южного берега Балтики. Она ведет хозяйство, принимает гостей, воспитывает детей, вдовой по смерти мужа управляет всем домом, имением и челядью, вообще супруга балтийского славянина была не раба, а равноправная мужу госпожа в доме (*).

Как на Руси (где высокое положение вдов отмечено в былинах), так и у балтийских славян вдова была вполне уважаемым лицом, и в качестве домоправительницы и в общественной жизни (в житии Оттона Бамбергского упоминается почитаемая всеми соседями вдова-поморянка, заклятая язычница).

Интересный случай, кстати, у балтийских славян вышел в Константинополе - с ним, собственно, связано первое упоминание о варягах в греческих источниках. Один из варягов попытался изнасиловать женщину. Та, не будь дура, схватила его же меч и заколола горе-насильника. Вся семья, наверняка, тряслась в ужасе - императорского гвардейца!!! Из диких варваров!!! Что сделали варяги?

Варяги принесли римлянке все имущество убитого - как откуп, за моральный ущерб. А труп сквернавца выкинули на улицу. Обратим еще раз внимание - имущество было вручено не "патер фамилия", а лично пострадавшей. Дикие варвары, не знавшие римского права, сочли именно ее стороной в конфликте.

А особенно странным нашим современникам - и подавно современницам - покажется, что при этом, довольно независимом положении женщины и в языческой (или недавно крещеной) Руси, и у язычников с "поморья Варяжского" преспокойно существовало многоженство, а женщины сами вызывались идти за мужем на погребальный костер, зачастую споря между собою за эту честь. И, да, бестрепетно оставляли девичье имя, превращаясь в безымянных Ярошковых или там Гюргевых.

Задачка не для средних умов, ага... 

Похожие статьи:

История → В поисках библиотеки Грозного

История → Основание Москвы и Юрий Долгорукий

Традиции → Обряды славян

История → История свержения Хазарского ига (Х век)

Биографии → Образ жизни

Рейтинг

последние 5

slavyanskaya-kultura.ru