Презентация на тему: Введение. Историческое познание сегодня 10 класс. Как происходит процесс исторического познания представьте в виде схемы


1. Сущность, формы и функции исторического знания и познания. Методы изучения истории.

Историческая наука (история) может рассматриваться 1) как форма общественного сознания, 2) как социальный институт.

С точки зрения формы общественного сознания историческая наука представляет собой, во-первых, один из способов познания мира, которому свойственны специфические методы, во-вторых, область научного знания о процессах и закономерностях развития.

Среди других форм общественного сознания выделяется и историческое сознание, т.е. совокупность идей, взглядов, представлений, чувств, настроений, отражающих восприятие и оценку прошлого во всем его многообразии.

При рассмотрении исторической науки как социального института на первый план выходят другие ее составные: институты исторической науки (исторические общественные организации, Академия Наук), группы ученых (востоковеды, медиевисты, ученые ленинградской школы), система исторического образования (средняя школа – исторический факультет университета – аспирантура) и т.п.  

Историческое познание – форма отражения исторической действительности. Существуют различные уровни познания – мышление, эмпирическое, теоретическое.

На первом уровне (этапе) познания, историк изучает различные источники для выявления в них фактов.

Методы реконструктивного познания разнообразны и включают в себя как методы конкретно-проблемного (специально-исторического) исследования, так и методы общенаучного исторического исследования.

Основной задачей исторического познания является получение знания, которое зафиксировано в источнике, а также на получение нового знания, которое в нем непосредственно не зафиксировано.

К специально-историческим методам относятся:

- условно-документоведческий и грамматически-дипломатический методы, т.е. методы членения текста на составные элементы, применяются для изучения делопроизводства и делопроизводственных документов.

- методы текстологии. Так, например, логический анализ текста позволяет интерпретировать различные «темные» места, выявить противоречия в документе, существующие лакуны и т.п. Применение этих методов дает возможность выявить недостающие (уничтоженные) документы, реконструировать различные события.

- историко-политический анализ позволяет сопоставить сведения различных источников, воссоздать обстоятельства политической борьбы, породившие документы, конкретизировать состав участников, принявших тот или иной акт.

Есть и другие специальные методы исторического анализа и синтеза.

К методам общеисторического научного исследования относятся:

- Историко-генетический (ретроспективный) метод позволяет показать причинно-следственные связи и закономерности развития исторического события (явления, структуры). Он заключается в последовательном проникновении в прошлое с целью выявления причин каких-либо фактов, событий, явлений. Историко-генетический метод применяется и для выявления соотношения субъективного, личностного фактора в историческом развитии и объективных факторов (логики политической борьбы, экономического развития и т.п.).

- проблемно-хронологический метод предполагает расчленение широких тем на ряд узких проблем, каждая из которых рассматривается в хронологической последовательности. Этот метод используется как при изучении материала (на первой стадии анализа, совместно с методами систематизации и классифицирования), так и при его компоновке и изложении внутри текста работы по истории.

Методы эмпирического исторического познания относятся к методам общеисторического исследования:

- историко-сравнительный метод (в сочетании с методом отождествления, аналогии как логической основы этого метода) позволяет выявить как общие, так и особенные черты в развитии разных событий, явлений, структур.

- историко-типологический метод позволяет упорядочить предметы изучения по качественно различным типам (классам) на основе присущих им существенных признаков. Типологизация по форме является разновидностью классификации, но позволяет выявить существенные признаки предмета. Основой метода является понимание взаимосвязи единичного, особенного, общего и всеобщего в историческом процессе.

- метод периодизации позволяет выделить ряд этапов в развитии различных общественных, социальных явлений. Критерии периодизации в каждом случае могут выдвигаться различные.

- структурно-диахронный метод направлен на изучение разновременных исторических процессов. Применение этого метода позволяет выявить продолжительность, частоту различных событий, а также динамику развития различных элементов сложной системы.

Понятие «историческая теория» до сих пор является спорным и неустоявшимся в научной и философской литературе. И все-таки, историческими теориями являются те, которые 1) фиксируют различия в системах, 2) указывают на переходы от системы одного качества к другой (например, закон развития общественно-исторических формаций), 3) теории, содержащие законы исторической науки.

К методам теоретического познания может быть отнесен метод моделирования (хотя он не является собственно историческим).

Историческое знание – проверенный практикой и обоснованный логикой результат процесса исторического познания действительности, адекватное ее отражение в сознании человека в виде представлений, понятий, суждений, теорий.

Историческое знание условно можно разделить (по способам познания) на три уровня:

1) реконструктивное знание - фиксация исторических фактов в хронологической последовательности, - формируемое в процессе реконструктивной деятельности историка. В ходе этой деятельности (как правило, с применением специальных исторических методов – текстологических, дипломатических, источниковедческих, историографических и т.п.) историк устанавливает исторические факты. Реконструктивное знание, реконструктивная картина прошлого создается в виде нарратива (рассказа, повествования) или же в виде таблиц, схем.

2) эмпирическое историческое знание - знание о регулярностях и взаимосвязях между различными фактами, явлениями, процессами - является результатом обработки реконструктивного. Его целью является выяснение повторяемости в процессе исторического развития. В ходе такого исследования историк устанавливает факты более высокого уровня – эмпирические (открытые регулярности – сходные признаки процессов, типологию явлений и т.п.).

3) теоретическое историческое знание - знание о типологии и повторяемости, регулярности фактов, явлений, процессов, структур - объясняет эмпирические факты в ходе теоретического познания. Задачей теоретического знания является формулирование теории, т.е. выявление законов исторического развития (но не функционирования. Так, например, политология изучает законы функционирования государственных институтов, а история – законы их развития. Экономика изучает законы функционирования экономических систем, а история – законы их развития. И т.п.). Функцией исторической теории является объяснение регулярностей исторического процесса, моделирование его развития.

Иногда место теории может занимать идеологическая конструкция, но это не имеет отношения к науке.  

Поскольку историческое познание и знание являются формами социального сознания, то их функции (т.е. задачи, методы и результаты) социально обусловлены. К функциям исторического познания относят:

- потребность формирования социального самосознания,

- удовлетворение потребности в социальном воспитании,

- потребности в политической деятельности и самой политики,

- потребности объяснения, предвидения и предсказания будущего.  

Методология исторического исследования является объектом внимания как историков, так и философов. Слово методология обозначает учение (понятие) о системе принципов и способов организации и построения теоретической и практической деятельности.

В российской историографии сложилась понимание методологии как

- описание объекта и предметов (различных сторон объекта) исторического исследования,

- выяснение цели изучения,

- постановки проблем и задач,

- раскрытие источников поставленных задач,

- историографическое обоснование задач исследования,

- описание инструментария (методов, процедур установления знания),

- описание самого знания, т.е. дефиниций, используемых в исследовании.

Необходимо отметить, что в современной западной историографии понятие «методологии» замыкается или на «техническом» применении методов, или на «философии истории».  

Понятие исторического источника, их классификация. 

Историческим источником называется любой документ, привлеченный для познания действительности. Документ, который содержит в себе информацию о прошлом, но не используется историком, не является для последнего источником (информации).

Классификация – распределение предметов какого-либо рода на взаимосвязанные классы согласно наиболее существенным признакам, присущим предметам данного рода и отличающим их от предметов других родов, при этом каждый класс занимает в получившийся системе определенное постоянное место и делится на подклассы. Правильно составленная классификация отражает закономерности развития классифицируемых объектов, глубоко вскрывает связи между ними и служит основой для обобщающих выводов и прогнозов.

В исторической науке существуют различные подходы к классификации источников.

1) выделение категорий исторических источников по методам и формам отражения действительности:

- вещественные

- письменные,

- изобразительные (изобразительно-художественные, изобразительно-графические, изобразительно-натуральные),

- фонические.

Эта классификация позволяет определить общие методы решения проблем, возникающих при анализе и использовании каждой группы источников.

2) видовая классификация, в основе которой лежит определенная функция воздействия источника на те или иные сферы общественных отношений. Видовая классификация дает возможность выявить и проследить эволюцию источников.

Так, источники  периода феодализма можно разделить на

1) Публично-правовые акты:

А) договорного вида – международные договоры с Х в., княжеские договоры с XII в. и т.п.

Б) договорно-законодательнеого вида  - жалованные грамоты с XII в, кормленые грамоты с XIV в., акты земских соборов с 1566 г. и т.п.

В) судебно-процессуального вида – с XV в.

И т.п.

2) Частные акты:

А) договорного вида – акты на землю с XII в. акты на движимое имущество с XIII в., денежные акты с XVI в., акты трудового найма с XVII в. и проч. 

Б) распорядительного вида – письма приказчикам, инструкции об управлении имением с XVII в.

3) делопроизводственные документы – распорядительного вида, докладного вида, протокольного вида, отчетного вида.

4) частные письма.

studfiles.net

Структура и методы исторического познания

Специфика исторического познания

Структура исторического исследования отражает с учетом его специфики этапы научно-исследовательской деятельности в любой отрасли знаний:

  • Выбор объекта и предмета исследования на основе определения актуальности и степени изученности проблемы

  • Определение цели и задач исследования

  • Выбор методов исследования

  • Реконструкция исторической реальности

  • Теоретический анализ, доказательство истинности полученных знаний

  • Определение ценности, теоретической и практической значимости полученных знаний

Исследование определяется актуальностью, то есть должно представлять научный интерес. Исследователь, безусловно, стремится к объективности в оценке исторических событий и явлений. Но при всем желании быть беспристрастным, невозможно быть полностью свободным от своего мировоззрения, ценностных или иных установок. Так или иначе, в процессе исследования историк высказывает свое собственное, субъективное мнение. В исследовательской деятельности любого историка всегда проявляется сочетание объективного и субъективного факторов.

Специфика исторического исследования заключается в том, что процесс исследования опирается преимущественно на теоретические методы, что вызывает необходимость верификации (удостоверения в подлинности) исторического знания. Чтобы максимально приблизиться к объективной истине, снизив влияние субъективных факторов, необходима система методов исторического познания.

Методы изучения истории

История, как и любая другая наука, характеризуется своими методами исследования. Первый уровень охватывают общенаучные методы, используемые во всех гуманитарных областях знания (диалектический, системный и др.), второй уровень отражает непосредственно общеисторические методы исследования (ретроспективный, идеографический, типологический, сравнительный, сопоставительный и др.). Широко используются методы других гуманитарных и даже естественных наук (социологии, математики, статистики).

Диалектический метод способствует теоретическому отражению целостности объекта, выявлению основных тенденций его изменения, причин и механизмов, обеспечивающих его динамизм и развитие.

Системный метод определяет необходимость целостного анализа исторических событий и явлений в совокупности единичного, особенного и общего, многообразие компонентов исторического процесса и его внутренних

Широкое распространение в исторической науке получил метод сравнения (компаративный метод) - сравнение исторических фактов, портретов исторических деятелей в процессе исторического познания. Он направлен на обнаружение аналогий или их отсутствие в историческом процессе. Плодотворные результаты компаративный метод дает при сопоставлении истории разных государств, жизни различных народов.

Тесно связан с методом сравнения типологический метод (классификационный метод) – основанный на классификации исторических явлений, событий, объектов; выявлении общего в единичном, поиске характерных признаков для определенных типов исторических событий. Классификация – это основа всех типов теоретических конструкций, включающих сложную процедуру установления причинно-следственных связей, которые связывают классифицируемые объекты. Данный метод дает возможность сопоставлять исторические явления по сходным параметрам.

Один из наиболее распространенных методов исторического познания – генетический (или ретроспективный). Это ретроспективное раскрытие исторической реальности, деятельности исторических личностей, последовательных изменений в исторической действительности в процессе развития на основе причинно-следственных связей, закономерностей исторического развития. Основанный на анализе одного и того же объекта в различных фазах его развития, генетический метод служит для восстановления событий и процессов прошлого по их последствиям или ретроспективно, то есть от уже известного по прошествии исторического времени - к неизвестному.

Вот что по этому поводу писал английский историк Д. Эльтон: «Поскольку мы знаем, как двигались события, мы склонны предполагать, что они должны были двигаться обязательно только в этом направлении и считать известный нам результат как бы «правильным». Первая тенденция освобождает историка от его главной обязанности – что-либо объяснять: неизбежное не требует объяснения. Другая тенденция делает его нудным апологетом совершившегося и побуждает его видеть прошлое лишь в свете настоящего»1. Исследователь же должен стремиться к объективности, должен стремиться увидеть особенности изучаемой эпохи и исторически подходить к перспективам общественного развития.

Идиографический (индивидуализирующий) метод характеризуется описанием отдельных исторических событий и явлений, процессов. Это конкретное, максимально полное описание индивидуального исторического феномена, позволяющее воссоздавать лишь локальное целое, не предполагая сравнительно-исторического исследования. Идиографический метод нацелен на выявление особенностей исторических феноменов.

Изучение исторических источников предполагает применение метода сопоставления, взаимопроверки сведений имеющихся документов, разнообразных исторических источников, что исключает абсолютизацию единожды упоминаемого факта, а соответственно спекулятивность в историческом познании, и обеспечивает приближение к истине в ретроспективном отображении исторического события или процесса.

Изучая исторические документы, исследователь занимается наблюдением. Однако наблюдение носит косвенный характер, так как изучается, как правило, то, что уже не существует, что кануло в вечность: условия, в которых развивались события, люди, которые принимали в них участие и даже целые цивилизации. Наблюдение ведется за свидетельствами отдельных участников событий, которые не выбирали момент этих событий, свое место в них и часто видели далеко не самое важное в этих исторических явлениях. Только изучение разнообразных источников, историческое наблюдение через источники позволяет нарисовать более объективную картину, в полном объеме представить исторический факт и его своеобразные черты.

Историческая наука допускает умственный или мыслительный эксперимент, проводимый в воображении исследователя, когда делается попытка воспроизвести то или иное историческое событие.

Широкое распространение получил метод квантитативного (количественного, статистического) анализа явлений - анализа динамики общественных процессов на основе статистического материала. Раньше всего на квантитативный путь вступила экономическая история, поскольку она всегда имела дело с измеримыми величинами: объемом торговли, промышленного производства и т.п. Ею широко использовались статистические материалы, характеризующие экономические процессы и экономическую жизнь общества. С помощью статистических методов производится накопление и систематизированное обобщение разнообразных эмпирических данных, отражающих различные аспекты, состояния объекта изучения. Количественные методы в настоящее время широко применяются и при изучении социальных явлений прошлого. Однако, работая с количественными показателями, исследователи сталкиваются с двумя трудностями: для отдаленных эпох эти сведения слишком скудны и фрагментарны, а для новейшего периода - огромны по своим объемам.

Извлекая из источника сведения о различных фактах, исследователь сверяет их с тем, что знает о таких же или подобных фактах и явлениях. Знание, независимое от источников, польский историк Е.Топольский называет «внеисточниковым»: его дают как собственные наблюдения над окружающим, так и различные науки. На основании имеющихся знаний восполняются неизбежные пробелы в источнике. В этом случае значительную роль играет здравый смысл, то есть догадка, основанная на наблюдении, размышлении и личном опыте.

Все перечисленные и охарактеризованные методы исторического исследования или методы исторического познания одновременно являются и методами изучения истории в рамках широко распространенного проблемно-хронологический метода – изучения исторических процессов во взаимосвязи фактов, событий и явлений в хронологической последовательности.

studfiles.net

Сущность, формы и функции исторического знания

Материалы к лекционным и семинарским занятиям по дисциплине «История» подготовлены на основании следующей литературы:

  1. Всемирная история: Учебник для вузов/ Под ред. –Г.Б. Поляка, А.Н. Марковой. – М.: Культура и спорт, ЮНИТИ, 1997. – 496 с.

  2. Самыгин П.С. История / П.С. Самыгин и др. — Изд. 7-е. — Рос­тов н/Д: «Феникс», 2007. — 478

  3. История России (Россия в мировой цивилизации): Курс лекций /

Сост. и отв. редактор А. А. Радугин. — М.: Центр, 2001.—352с.

  1. Предмет истории и ее место в системе наук. Методы и принципы исторического познания

Место истории в системе наук. Объект и предмет исторической науки. Роль теории в познании прошлого. Теория и методология исторической науки. История России – неотъемлемая часть всемирной истории: общее и особенное в историческом развитии. Российская цивилизация между Западом и Востоком. Основные направления современной исторической науки. Понятие «историческое знание».

  1. Основные концепции исторического процесса

Существует ли единая мировая цивилизация? Формационный подход к историческому процессу. Концепция материалистического объяснения истории К. Маркса. Принципы единства человечества, детерминизма, прогресса. Общественно-экономические формации. Производительные силы и производственные отношения. Способ производства. Базис и надстройка. Достоинства и недостатки формационного подхода. Понятие «цивилизация». Цивилизационный подход к историческому процессу, его сущность и варианты. Теория культурно-исторических типов Н.Я. Данилевского. О. Шпенглер о культуре и цивилизации. А. Тойнби о цивилизациях и этапах их развития. Достоинства и недостатки цивилизационного подхода.

  1. Исследователь и исторический источник

Становление и развитие историографии как научной дисциплины. Источники по отечественной истории (письменные, вещественные, аудиовизуальные, научно-технические, изобразительные). Способы и формы получения, анализа и сохранения исторической информации. Русская историческая школа. Этапы развития исторической науки. Варианты периодизации истории.

1. Что такое история?

А) Предмет науки истории и ее место в системе исторических наук

Изучение гуманитарных дисциплин со­ставляет важную часть общеобразовательной и мировоззренческой подготовки современных специалистов и способству­ет интеллектуальному развитию личности и выработке творческого мышления. К важнейшим общественным наукам относится история.

История — это наука о прошлом человеческого общества и его настоящем, о закономерностях развития общественной жизни в конкретных формах, в пространственно-временных измерениях. Содержанием истории вообще служит исторический процесс, ко­торый раскрывается в явлениях человеческой жизни, сведения о которых сохранились в исторических памятниках и источниках. Явления эти чрезвычайно разнообразны, касаются развития хо­зяйства, внешней и внутренней общественной жизни страны, ме­ждународных отношений, деятельности исторических личностей.

Соответственно и история — наука многоотраслевая, она сла­гается из целого ряда самостоятельных отраслей исторического знания, а именно: истории экономической, политической, соци­альной, гражданской, военной, государства и права, религии и пр. К историческим наукам относятся также этнография, изучающая быт и культуру народов, и археология, изучающая историю по ве­щественным источникам древности — орудиям труда, домашней утвари, украшениям и др., а также целым комплексам — поселе­ниям, могильникам, кладам.

История подразделяется и по широте изучения объекта: исто­рия мира в целом {всемирная или всеобщая история), история континентов (например, история Азии и Африки), история отдель­ных стран и народов или группы народов (например, история России).

Существуют вспомогательные исторические дисциплины, имеющие сравнительно узкий предмет исследования, изучающие его детально и таким образом способствующие более глубокому пониманию исторического процесса в целом. К их числу относят­ся: хронология, изучающая системы отсчета времени; палеогра­фия — рукописные памятники и старинное письмо; дипломатика — исторические акты; нумизматика — монеты, медали, ордена, денежные системы, историю торговли; метрология — систему мер; флаговедение — флаги; геральдика — гербы стран, городов, отдельных семей; сфрагистика — печати; эпиграфия — надписи на камне, глине, металле; генеалогия — происхождение городов и фамилий; топонимика — происхождение географических назва­ний; краеведение — историю местности, региона, края.

К наиболее значительным вспомогательным историческим дисциплинам относятся источниковедение, исследующее истори­ческие источники, и историография, задача которой — описание и анализ взглядов, идей и концепций историков и изучение зако­номерностей в развитии исторической науки.

История не только одна из двух тысяч существующих наук, служащих современному человечеству, но и одна из наиболее древних. История тесно связана с другими науками, в частности, с психологией, социологией, философией, юридическими наука­ми, экономической теорией, математикой, математической стати­стикой, языкознанием, литературоведением и др. В отличие от них она рассматривает процесс развития общества в целом, ана­лизирует всю совокупность явлений общественной жизни, все ее стороны (экономику, политику, культуру, быт и т.д.) и их взаимо­связи и взаимообусловленности. В то же время каждая из суще­ствующих наук (общественных, экономических, технических) за время развития человеческого общества прошла свою историю. И на современном этапе все науки и виды искусства обязательно включают исторический раздел, например, история физики, исто­рия музыки, история кино и т.д. На стыке исторических и других наук создаются междисциплинарные науки — такие, как истори­ческая география, историческая геология и др.

Б) функции исторического познания

История выполняет несколько социально значимых функций.

*Первая — познава­тельная, интеллектуально развивающая, состоящая в самом изучении историче­ского пути стран, народов и в объективно-истинном, с позиции историзма, отражении всех явлений и процессов, составляющих историю человечества.

В научном языке часто слово “история” употребляется как процесс, движение во времени и как процесс познания во времени. Содержанием истории, как специальной отрасли научного знания, служит исторический процесс.

Следует заметить, что человеческое общежитие — такая же часть мирового бытия, как и жизнь окружающей нас природы, и его научное познание — такая же необходимая потребность человеческого ума, как и изучение жизни природы.

Исторический процесс проявляется в человеческой жизни, известия о которой сохранились в исторических памятниках и источниках. Явления эти чрезвычайно разнообразны, касаются внешней и внутренней жизни страны, международных отношений, деятельности исторических личностей.

Таким образом, познавательная функция состоит в самом изучении исторического пути нашей страны, исторического пути народа и в объективно-истинном, - с позиций историзма, - отражении всех явлений и процессов, составляющих историю Российского государства. Стремясь к объективному познанию истории страны, надо постоянно проверять себя, изучая цепь исторических событий в их целостности, в причинной связи и результатах. Анализ ошибок вчерашнего дня даст возможность избежать ошибок сегодня и завтра.

При этом всесторонний анализ ошибок, тщательность их изучения не должны перечеркивать той огромной положительной работы, которую проделали наши предки.

*Вторая функция — практически-политическая. Сущность ее в том, что история как наука, выявляя на основе теоретического осмысления исторических фактов закономерности развития об­щества, помогает вырабатывать научно обоснованный политиче­ский курс, избегать субъективных решений. В единстве прошлого, настоящего и будущего — корни интереса людей к своей исто­рии. Русский историк В.0. Ключевский (1841—1911), определяя практическое значение знаний истории, исторического сознания, отмечал: "Каждому народу история задает двустороннюю куль­турную работу — над природой страны, в которой ему суждено жить, и над своею собственной природой, над своими духовными силами и общественными отношениями" (7. С.61.).

Чтобы определить, куда и как идти обществу в своем развитии, нужно знать откуда, из какого состояния оно пришло и как оно прошло свой исторический путь.

Сегодня сама жизнь ставит многие вопросы перед современной историей. Определяя задачи и направления своей деятельности, каждый из нас должен быть в определенной степени историком, чтобы стать сознательно и добросовестно действующим гражданином.

*Третья функция — мировоззренческая. Изучение истории непосредственно влияет на формирование научного мировоззрения.

Мировоззрение — взгляд на мир, общество, законы его развития - может быть научным, если опирается на объективную реальность. В общественном развитии объективная реальность — это исторические факты. История, ее фактологическая сторона является фундаментом, на котором зиждется наука об обществе. На исторической неграмотности спекулируют всяческие сторонники догм и лженауки об обществе, так как, не зная исторических фактов, люди вынуждены принимать разные идео­логические настроения и гипотезы на веру.

Чтобы выводы из истории были действительно научными, необходимо изучать все факты, относящиеся к данному процессу или явлению без исключения, в их совокупности, только тогда можно получить объективную, адекватную действительности картину, а следовательно и обеспечить научность познания.

*История обладает огромным воспитательным воздействием. Это четвертая функция истории. Знание истории своего народа и всемирной истории формирует гражданские качества — патрио­тизм и интернационализм; показывает роль народа и отдельных личностей в развитии общества; позволяет познать моральные и нравственные ценности человечества в их развитии, понять такие категории, как честь, долг перед обществом, видеть пороки об­щества и людей, их влияние на человеческие судьбы.

Изучение истории приучает мыслить историческими катего­риями, видеть общество в развитии, оценивать явления общест­венной жизни по отношению к их прошлому и соотносить с по­следующим ходом развития событий.

Такой подход формирует потребность осмысливать действи­тельность не в статике, а в историческом процессе, в хронологи­ческой связи, в диалектике развития.

В) Источники и методы познания истории

Приобретая исторические знания и исторический опыт, каждый из нас стремится к их истинности, то есть к верному отражению действительности в своем сознании. Это закономерно. Но как быть человеку, изучающему историю, если факт, который он познает, уже давно свершился? Ответ кажется простым: надо добыть достоверную информацию о прошлом. Но что считать таковой и как ее добыть? Наш современник, видный историк и географ Л. Н. Гумилев замечал: “Достоверной информацией мы называем сведения источников, прошедшие через горнило исторической критики и получившие интерпретацию, не вызывающую сомнения” (3. С.46). Итак, чтобы получить истинные (достоверные) исторические знания, необходимо иметь надежные источники этих знаний.

В исторической науке существует четыре категории (типа) источников: вещественные, письменные, изобразительные (изобразительно-графические, изобразительно-художественные, изобразительно-натуральные) и фонические. Иными словами, в качестве исторических источников могут использоваться памятники архитектуры, предметы быта прошлого, широкий спектр письменных документов, картины, гравюры, схемы, чертежи, звуковые записи и многое другое. Не бывает “плохих” или “хороших” типов источников. Они могут обладать лишь различной степенью достоверности (надежности) и информированности.

Отыскать достоверную информацию и получить новое историческое знание позволяют методы изучения истории. Как известно, любой процесс познания, в том числе и познания истории, состоит из трех компонентов: объекта исторического познания, исследователя и метода познания.

Исторический метод — это путь, способ действия, с помощью которого исследователь приобретает новое историческое знание.

К числу основных исторических методов научного исследования чаще относят четыре метода: историко-генетический, историко-сравнительный, историко-типологический и историко-системный.

Кроме того, в истории вполне применимы и общенаучные методы: анализ, синтез, индукция, дедукция, описание, измерение, объяснение и др.

*Наиболее распространенным в исторических исследованиях, является историко-генетический метод. Он наиболее универсален, гибок и доступен историку. Его суть сводится к последовательному раскрытию свойств и функций изучаемого объекта в процессе его изменения. При использовании этого метода познание идет от единичного к особенному, а далее - к общему и всеобщему. Этот исторический метод служит анализу развития того или иного явления. Достоинством и одновременно недостатком этого метода является то, что при его использовании четче, чем в иных случаях, проявляются индивидуальные особенности исследователя. Одной из слабых его сторон можно считать то, что излишнее стремление историка к детализации разных аспектов изучаемой проблемы может привести к несправедливому преувеличению малозначительных элементов и сглаживанию наиболее важных. Такая диспропорция приведет к ошибочному представлению о сущности изучаемого процесса, события или явления.

*Историко-сравнительный метод так же, как историко-генетический, один из наиболее распространенных. Объективной основой для его использования служит то, что общественно-историческое развитие - это повторяющийся, внутренне обусловленный, закономерный процесс. Многие события, происходившие в разное время и разных масштабах, во многом сходны, во многом отличны друг от друга. Поэтому, сравнивая их, появляется возможность объяснить содержание рассматриваемых фактов и явлений. В этом и состоит основное познавательное значение историко-сравнительного метода. Он позволяет вскрыть сущность изучаемых событий по их сходству и различию, проводить сравнение во времени и пространстве. К недостаткам этого метода следует отнести его ограниченность и трудности применения. Его сложно применять при изучении динамики общественных процессов, формальное использование метода может привести к ошибочным выводам.

*Право на существование в качестве самостоятельного метода имеет историко-типологический метод. Типологизация (классификация) служит для упорядочения исторических явлений, событий, объектов в виде качественно определенных типов (классов) на основе присущих им общих признаков и различий. Например, изучая историю Второй мировой войны, историк может поставить вопрос о соотношении сил гитлеровской и антигитлеровской коалиций. В этом случае противоборствующие стороны могут быть условно разделены на две группы. Тогда стороны каждой из групп будут отличаться лишь по одному признаку - отношению к союзникам или врагам Германии. По иным признакам они могут значительно различаться. В частности, в антигитлеровской коалиции будут социалистические страны и капиталистические (к концу войны более 50 государств). Но это - простая классификация, не дающая достаточно полного представления о вкладе этих стран в общую победу, а скорее, наоборот, способная выработать ошибочное знание о роли этих государств в войне. Если же будет стоять задача выявления роли каждого государства по осуществлению успешных операций, уничтожению живой силы и техники противника, освобождению захваченных территорий и так далее, то соответствующие этим показателям государства антигитлеровской коалиции будут типической группировкой, а сама процедура изучения - типологизацией.

*В нынешних условиях, когда историческим исследованиям все чаще бывает свойственен целостный охват истории, все чаще используется историко-системный метод, то есть метод, при использовании которого изучается единство событий, явлений в общественно-историческом развитии. Например, рассмотрение истории России не как какого-то самостоятельного процесса, а как результата взаимодействия с другими государствами в виде одного из элементов развития истории всей цивилизации.

Важно учитывать, что эти и другие существующие методы применяются в сочетании друг с другом, дополняя один другой. Использование в процессе исторического познания какого-то одного метода лишь удаляет исследователя от объективности.

Г) Принципы изучения исторических фактов

Объективность исторического познания обеспечивается и научными принципами. Принцип можно рассматривать как ос­новное правило, которое необходимо со­блюдать при изучении всех явлений и событий в истории.

Основными научными принципами являются следующие:

*Принцип историзма требует рассмотрения всех исторических фактов, явлений и событий в соответствии с конкретно-исторической обстановкой, в их взаимосвязи и взаимообуслов­ленности. Всякое историческое явление следует изучать в разви­тии: как оно возникло, какие этапы в своем развитии прошло, чем, в конечном счете, стало. Нельзя рассматривать событие или лич­ность одновременно или абстрактно, вне временных позиций.

*Принцип объективности предполагает опору на факты в их истинном содержании, не искаженные и не подогнанные под схе­му. Этот принцип требует рассматривать каждое явление в его многогранности и противоречивости, в совокупности как положи­тельных, так и отрицательных сторон. Главное в обеспечении принципа объективности — личность историка: его теоретические взгляды, культура методологии, профессиональное мастерство и честность.

*Принцип социального подхода предполагает рассмотрение историко-экономических процессов с учетом социальных интере­сов различных слоев населения, различных форм их проявления в обществе. Этот принцип (еще его называют принципом классово­го, партийного подхода) обязывает соотносить интересы классо­вые и узкогрупповые с общечеловеческими, учитывая субъектив­ный момент б практической деятельности правительств, партий, личностей.

*Принцип альтернативности определяет степень вероятности осуществления того или иного события, явления, процесса на ос­нове анализа объективных реальностей и возможностей. Призна­ние исторической альтернативности позволяет по-новому оценить путь каждой страны, увидеть неиспользованные возможности процесса, извлечь уроки на будущее.

studfiles.net

Изучение персоналии в процессе исторического познания. Роль личности в истории

На современном этапе развития исторической науки проблема роли личности в истории стала одной из приоритетных, особенно, если речь идет об изучении жизни и творчества незаслуженно за­бытых исторических деятелей. Каждая эпоха извлекает из прошлого созвучные ей имена, аккумули­руя в них интерес современников. Биография — особый род исследования, название которому дали еще древние греки, соединив воедино два слова: «bios» — что означает «жизнь» и «grapho» — «пи­шу», отчего получилось — «biographiа» — «жизнеописание».

Велико познавательное значение самой истории биографического исследования. Уже во времена Древнего Египта существовали биографические заметки. Так, биографический характер носят еги­петские надгробные надписи, перечисляющие заслуги покойного. Целенаправленное воссоздание исторического прошлого через биографии отдельных его деятелей получило широкое распростране­ние в период античности, достаточно вспомнить классические примеры взаимосвязи биографии и истории: труды Светония, Плутарха, Тацита. Ярчайшими образцами таких исследований являются, к примеру: «Жизнеописание 12 цезарей» Гая Транквилла Светония, «Демосфен и Цицерон», «Лисандр и Сулла», «Александр и Цезарь» Плутарха и др. [1].

В эпоху средних веков историческая биографистика почти исчезает, вырождаясь, преимущест­венно, в житийно-иконописный характер. Еще более недоступным, чем великий человек, если его рассматривать не в процессе становления, а как нечто уже сформировавшееся и завершенное, как па­мятник самому себе, является святой. Жизнеописания святых, хотя и не присущи только Средневе­ковью, пользовались в ту эпоху особым распространением. В этом случае естественное стремление каждого автора очистить духовное и историческое значение своего героя от налета повседневности превращается в самоцель. Позднее, когда возникли новые политические условия, возросло классовое самосознание, увеличилась общая грамотность, интерес к биографиям необычайно повысился и Воз­рождение восстанавливает их в правах. Обильный поток биографической литературы включал раз­мышления о задачах, средствах и типах жизнеописания. Специальная теория биографики развивается в постоянной связи с общей теорией историографии. Наряду с монархами и полководцами в ней по­являются торговцы и предприниматели, путешественники и ученые, общественные деятели, даже простолюдины, а люди на иконописных изображениях становятся менее актуальными.

В XVII столетии, с ослаблением церковно-религиозных догм и постулатов, некоторыми измене­ниями идеологии гуманистической преемственности, прослеживается переход к методам биографиче­ского изображения эпохи Просвещения, с их новыми моральными и социальными устоями, теоретиче­скими принципами и критериями. Эта новая черта в персоналистике была отмечена австрийскими уче­ными: «Бесспорной является новая чувствительность века к проблемам биографии и новое совместное рассмотрение индивидуальных судеб в связи с историческим самосознанием эпохи... Горизонт изобра­жения биографии эпохи Просвещения является в общем космополитическим. Чувствительность Руссо выходит далеко за пределы классического для того времени изображения личности [2].

Вплоть до нового времени назначение биографии состояло в том, чтобы воспроизвести духов­ный и физический облик героев, создав образцы для подражания. Основу биографии нового времени составляла идея, определявшая в качестве объекта природу, а человека — в качестве познающего субъекта. В этот период признавалось, что изображать нужно тех людей, которые имеют заслуги в борьбе за общее счастье граждан. Новое выдвижение этого положения обозначало исчезновение цер­ковных связей, расширение образованной буржуазной прослойки, рост сферы влияния государства, формирование почвы, необходимой для создания «национальной биографии».

Жизнь великих людей — одна из занимательных форм исторического изложения. Традиции осмысления персоналии в исторических исследованиях, отдельные аспекты анализа роли личности в истории находят отражение и в трудах дореволюционных российских историков.

В творчестве крупнейшего ученого С.М.Соловьева понимание и объяснение хода исторического развития проявляется и в трактовке им места, роли и значения выдающейся личности. Привлекает вни­мание его суждение о том, что «деятельность великого человека есть всегда результат предшествовав­шей истории народа ..., великий человек теряет свое божественное значение, не является существом, разрушающим и создающим по своему произволу, он получает великое значение как представитель народа, как поверка народной жизни, истории. Великий человек не утрачивает своего значения, народ не низводится до степени стада, бессознательно идущего туда, куда его гонит чужая воля» [3].

Здесь отчетливо прослеживается подход автора, подчеркивающий объективный характер дея­тельности выдающейся исторической личности, которая раскрывается посредством обусловленности и закономерности исторического развития.

В трудах видного дореволюционного историка В.О.Ключевского целенаправленность проникно­вения в частную и общественную жизнь персоналии сочетается со стремлением к психологическому анализу личности. По его мнению: «Умственный труд и нравственный подвиг всегда останутся луч­шими строителями общества, самыми мощными двигателями человеческого разума» [4].

Ученый не задается целью иллюстрировать историю жизнеописаниями, а выявляет типы людей прошлого, в которых видит реального человека и его историческую роль в обществе. Огромное зна­чение в создании типологических портретов он придает морально-этическому облику индивида. Свое понимание и трактовку истории В. О.Ключевский выражает в следующем: «Человеческая личность, людское общество и природа страны — вот те три основные исторические силы, которые строят людское общежитие» [5]. В советские времена доминировала точка зрения, что историю делают мас­сы, а личность в ней играет роль постольку, поскольку она отражает требования эпохи, выполняет волю масс, хотя, безусловно, здесь имелись высокие и разнообразные образцы данного направления.

В довоенный период намечается научный подход к исторической персоналистике, появляются первые попытки взять жизнь человека как объект изучения. Форма подачи биографического мате­риала начинает соответствовать требованиям, выдвигаемым научными методами. Исследователи не ограничиваются простым перечислением фактов в жизни описываемого лица, а создают целостный образ данной личности.

Известный специалист по проблемам персоналии Н.А.Рыбников предлагает выявить некий эле­мент оценки, необходимый при написании любой биографии. «Даже в самых ранних произведениях этого рода, какими являются египетские надгробные памятники, составляющиеся обычно по шабло­ну, всегда есть некоторый элемент оценки. Этот элемент является необходимой принадлежностью всякой биографии» [6].

Особую ценность представляет исследование Г. О.Винокура, в котором имеется предметный ана­лиз структуры биографического изложения. «Личность есть то, что живет и без чего нет самой жиз­ни, истории», — пишет Г.О.Винокур. Исторический факт, для того чтобы стать биографическим фак­том, должен в той или иной форме быть пережит данной личностью. Переживание и есть форма, в которую отливается анализируемое нами отношение между историей и личностью. Становясь пред­метом переживаний, исторический факт получает биографический смысл. Так, может быть сформу­лирован этот шаг в глубь биографической структуры [7].

Признанный мастер исторического портрета Е.В.Тарле свое руководство в изучении историче­ской фигуры видит в том, что надо пытаться совершенно объективно подходить к личности и интере­соваться не только и не столько мотивациями поступков, сколько их историческим значением с точки зрения того, как выдающийся деятель выполняет свою историческую миссию [8].

По мнению крупного советского историка Н.М.Дружинина, историческое исследование, в кото­ром нет представления о важнейших деятелях, нет общеисторического фона, отсутствуют понимание и ощущение изображаемого периода, не может считаться полноценной работой. Н.М.Дружинин от- мечает, что наличие сменяющих друг друга абстрактных и предвзятых схем максимально требует конкретного исследования отдельной человеческой личности, но такой личности, которая сыграла важную историческую роль, отразила в себе основные этапы в развитии общества и помогла рас­крыть закономерности и особенности исторического процесса [9]. Внимание к исторической персо­налии предполагает от исследователя умение показать различные аспекты в мировоззрении истори­ческой фигуры, с четким выявлением социально-политических взглядов деятеля, а также определе­нием его места в обществе и отношения к нему современников. В раскрытии этих вопросов выявля­ется позиция автора к проблеме персоналии в историческом исследовании.

Изучая истоки творчества и деятельности исторической личности академик М.В.Нечкина при­держивалась своего стиля в работе, который включал: глубокое проникновение в эпоху — от вопро­сов социально-экономических, политических до истории культуры; детальное изучение хода истори­ческих событий, с выяснением роли отдельных ее деятелей путем скрупулезного сравнительного анализа всех обстоятельств, позволяющий автору выявить взаимосвязь фактов посредством раскры­тия личных, духовных, общественных связей [10].

Специальному историографическому изучению персоналии в исторической науке была посвя­щена дискуссия на тему: «Биография как историческое исследование», организованная редакцией журнала «История СССР» в 1970 г. [11].

Чтобы понять подлинную сущность личности, надо воспринимать ее не как нечто случайное, а именно как узел течений, принципов данной эпохи в их соприкосновении и борьбе, к такому выводу пришли участники дискуссий: «Жизнь и деятельность. Нерешенные проблемы биографического жанра» [12].

Целью работы Н.Я.Эйдельмана явилось выявление значения историзма в персоналистике. Автор учитывает эволюцию окружающего мира и формы его «сплава» с психологией изучаемого лица. Посред­ством такого анализа он устанавливает причины, которые приводят к различным переменам во взглядах личности, способствуют развитию того, что было заложено в юности. Таким образом, по выражению Н.Я.Эйдельмана: «Историзм, вообще необходимый в любом исследовании, приобретает особое значение для верного понимания идейной эволюции исторического деятеля. Историзм заключается в установлении взаимосвязи взгляда на событие или личность глазами поздней эпохи» [13].

Историческая личность в своих намерениях и действиях выполняет социальные потребности времени. Видный ученый В.В.Баженов, рассматривая аспект изучения персоналии, в исторических исследованиях выделяет ряд вопросов: какие средства, методы и теории привлекаются исследовате­лями при написании работ, чем обусловливается интерес к данной теме, что является стержневым моментом в разработке материала? Он предполагает, что историзм может дать ключ к раскрытию социально-экономических, политических реалий времени, а вместе с тем помогает понять психоло­гию эпохи в ее разнообразных проявлениях — религиозных, культурных. Залогом историзма являет­ся документированность. Небезынтересны выявленные им замечания о том, какие методы использо­вал академик Е.А.Тарле в работах биографического толка и что являлось основополагающим в его трудах: «Отбирать только важнейшее из личного в той только мере, в какой личное перекликается с общественно-значимым, — вот чем руководствуется Е.Тарле в биографических произведениях» [14].

Биография, понятая как сложное сочетание поступков, являющихся результатом свободного вы­бора и жестко детерминированного, лучше всего фокусирует основные проблемы времени и поэтому, как справедливо заметил еще М.Блок, «предметом истории является человек» [15].

В работе «Биография в потоке времени» Г.Е.Померанцева предлагает своеобразную формули­ровку: «Биография — это синтез всех слагаемых, центральной осью которых является история жизни героя, куда включаются событийная канва жизненного пути, психологические особенности, внутрен­ний мир героя, его творчество, взаимоотношения со своей эпохой» [16].

В статье Т.А.Павловой дан анализ развития исторической персоналистики в СССР. Исследуя яв­ление социализации личности, автор акцентирует внимание на вопросе диалектического взаимодей­ствия двух факторов — личности и эпохи, высвечивает объективные условия — общественно­политическую ситуацию, влияние среды на формирование личности, субъективные условия — само­стоятельный поиск индивида; обосновывает значимость работ о персоналиях как источнике для ана­лиза и оценки исторических событий. «Историческую биографию нельзя трактовать слишком узко. Ясно, что в эту категорию попадают все крупные человеческие фигуры, сыгравшие заметную роль в политической, экономической, социальной, культурной, духовной жизни общества. Сюда относятся и ученые и писатели. Биография каждой из таких фигур является частью исторической науки, посколь­ку она использует характерные для нее методы исследования, работу с документальными источника­ми, анализ действия и взаимодействия общественно-политических сил, изучение соотношения героя и эпохи» [17].

На ХШ международном конгрессе исторических наук, проходивших в Москве в августе 1970 г., основная оживленная дискуссия развернулась вокруг проблемы: «Роль и место биографии в истори­ческой науке» [18]. Особый интерес представили теоретико-методологические разработки западных специалистов А.Вильсона, В.Хубач, Луи де Йонг, Г.Л.Миколецкого, Ф.Энгельс-Яноши, Г.Лютц, ка­сающиеся изучения персоналии в историческом исследовании.

Зарубежные и советские исследователи, рассматривая на конгрессе проблему роли и места био­графии в исторической науке, пришли к выводу, что персоналистика является самостоятельным на­правлением в историч

articlekz.com

Методология исторического познания и современная историософия

Современная цивилизация, которую социологи именуют в культуроло­гическом аспекте как постмодернистскую, а исходя из экономических крите­риев – как технотронную, стоит перед выбором различных сценариев своего последующего развития. В этих условиях проблема научности исторического познания для всей социально-гуманитарной науки является чрезвычайно ак­туальной. Это обусловливается также усиливающейся дифференциацией раз­личных отраслей обществознания и их предметным обособлением от общей теории исторического процесса. Кроме того, под усиливающимся воздейст­вием постмодернистских тенденций в историческом познании происходит критическая переоценка традиционной методологии анализа и объяснения закономерностей развития всемирного исторического процесса.

Для адекватного осмысления состояния современной отечественной ис­торической науки и историософии как ее теоретического фундамента умест­но использовать метод сравнительного сопоставления их развития с анало­гичным периодом вековой давности. Дело в том, что по своему динамиче­скому накалу и драматизму событий эти периоды в исторической судьбе Рос­сии вполне сравнимы друг с другом. Начало XX в. в исторической судьбе России представляет собой социальный излом, обусловленный мировым эко­номическим и политическим кризисом. Глобальные кризисные процессы не­избежно экстраполируются на национальную почву, вызывая подвижки в общественном сознании. Социальные науки в такие переломные эпохи про­ходят испытание временем и получают дополнительные стимулы для своего развития.

Сегодняшнее время дает возможность по-новому проанализировать этот исторический период и, очистив его от утвердившихся в прежних исследованиях идеологических оценок, определить его достойное место в историче­ской судьбе России. Начать необходимо с того, что в этот период российская культура переживала расцвет Серебряного века. Это была яркая культурная эпоха, в которой Россия, по выражению Б. Пастернака, являлась «огромным родильным домом», воспроизводящим на свет самые смелые научные идеи, новаторские начинания, ярчайшие произведения искусства, во многом оп­ределившие пути развития европейской и мировой культуры.

И, несмотря на то, что в XX в. российская историософия вступила с не­заурядным научным потенциалом, который укреплялся и обогащался талант­ливыми творческими силами, грядущие общественные потрясения не могли не отразиться на состоянии русской обществоведческой мысли, что всецело относится и к русской историософии. При этом важно подчеркнуть, что в на­учном сообществе все устойчивее формировалось мнение о глубоком кризи­се в исторической науке. Статьи, констатирующие эту кризисную ситуацию в историческом познании, одна за другой появлялись в отечественных журна­лах. Их анализ свидетельствует, что в историософии все более укреплялся дух критицизма и пересмотра всех прежних исторических схем, методологи­ческих подходов, критической переоценке подвергались многие прежние теории и даже отдельные социологические концепции.

Так, в журнале всеобщей истории «Анналы» (1922) отмечалось: «Уже в конце XIX столетия и в первые годы XX в. становилось все заметнее, что в исторической науке намечаются некоторые сдвиги, обнаруживается явное недоверие ко многим унаследованным схемам и позыв к их пересмотру. Дело шло не только об общих историко-философских системах: эти системы почти все без исключения еще до указанного момента все более и более ветшали и колебались, и ни одна из них к началу XX в. не могла претендовать ни на всеобщее признание, ни даже на абсолютную преданность и безусловное до­верие среди собственных сторонников»[1].

Скептицизм и гносеологический нигилизм стали настолько популярны­ми в обществознании, что заслонили собой продуктивный научный анализ всемирного исторического процесса. На этой волне восторжествовал крити­ческий дух разрушения всех прежних достижений в исторической теории, о чем и свидетельствовала статья из упомянутого нами журнала: «Ни в области истории социально-экономической, ни в области истории политической или культурной не осталось, кажется, ни одной частной схемы, которая оказалась бы не разрушенной, не поколебленной или хоть не затронутой»[2].

Словом, пересматривались не только общие схемы всемирно-исторического процесса и концепции отдельных исторических периодов, но и закономерности их развития. Еще в апреле 1913 г. Всемирный конгресс ис­ториков в Лондоне вынужден был констатировать определенную «растерян­ность перед лавиной нового материала, сознание, что многие удобные, имевшие часто большое методологическое... значение схемы и теории раз­биты этою лавиною в куски и унесены, прочь...»[3]. Тревога и озабоченность по поводу нарастающей тенденции огульного ниспровержения прежних ис­торических теорий и социологических схем отразилась в резолюции Всемир­ного конгресса, где было подчеркнуто: «...без конструкций – нет науки, а есть лишь складское место материалов»[4].

Сформировавшийся пафос радикального пересмотра прежних научных оснований исторического познания очень сильно подкреплялся широким внедрением позитивизма в обществознание под видом избавления его от из­лишней умозрительности и спекулятивной оторванности от социальной ре­альности. Следует подчеркнуть, что развитию социологического позитивиз­ма активно способствовали самые видные представители естествознания, ра­товавшие за утверждение объективизма и материалистических оснований в историческом познании. Их твердая убежденность в продуктивности позити­вистской методологии подкреплялась бурным прогрессом наук о природе, принесшим им немало замечательных открытий в конце XIX в. На этом фоне состояние гуманитарного знания выглядело удручающим, и рецепт его скорейшего оздоровления, казалось, был очевиден. Но эта видимая простота решения актуальной задачи преодоления кризиса исторического познания на деле оказалась обманчивой. Позитивистская методология, редуцированная из естествознания в область исследования общественных процессов, с неиз­бежностью приводила к их вульгаризации. Иначе и быть не могло, так как механическое сведение социологических закономерностей к законам эволю­ции природного мира по своей методологической основе не имеет ничего общего с материалистическим пониманием истории.

Если обобщить две эти активно заявившие о себе в начале XX в. тен­денции: социологический критицизм и социологический позитивизм, – то можно констатировать возникновение тогда в историческом познании неви­данного ранее противопоставления позиций, прежде всего в гносеологии и методологии. Этот процесс происходил под определенным воздействием по­лучившего широкое распространение в западной философии разграничения научного знания на идеографическое и номотетическое. Демаркацией наук о духе и о природе на основе идей В. Виндельбанда (1848–1915), Г. Риккерта (1863–1936), Г. Зиммеля (1858–1918), Э. Мейера (1855–1930) и др. в России активно занимались многие известные социологи: Н. И. Кареев (1850–1931), А. С. Лаппо-Данилевский (1863–1919), B. C. Сергеев (1883–1941), Р. Ю. Виппер (1859–1954), относившие к идеографическим наукам такие отрасли знания, которые определяли своим предметом индивидуальные, неповтори­мые явления. Они противопоставлялись наукам номотетическим или законополагающим, анализирующим строго детерминированные и однозначно по­вторяющиеся природные явления и процессы.

На этом фоне велась постоянная дискуссия о специфике гуманитарных наук вообще, о специфике науки и философии истории в частности. Эта об­щенаучная дискуссия предопределяла решение целого ряда локальных вопросов: о предмете истории как науки, о ее научном статусе, о взаимосвязи эмпирико-фактологического и логико-рационального уровней познания соци­альных процессов. Можно с уверенностью сказать, что в это время методоло­гические проблемы исторического познания становятся в центр противо­стояний всех научных подходов к анализу общества, к объяснению законо­мерностей исторического процесса.

Многие русские обществоведы считали, что историософия должна ак­центировать внимание исследователей главным образом на индивидуально­сти и уникальности исторических событий и социальных процессов как не­повторимых и не похожих ни на какие-либо аналогичные события и процес­сы. Главный аргумент, выдвигавшийся сторонниками выделения историософии в качестве специальной идиографической науки, сводился к тому, что историческое развитие совершается «при разнообразном местном и времен­ном подборе сил и условий, нигде более не повторяющемся»[5].

Свое отношение к методологии исторических исследований высказыва­ли наиболее авторитетные специалисты социологической науки. Фундамен­тальным трудом в этой области стала «Методология истории» А. С. Лаппо-Данилевского. «Мы не должны упускать из виду, – писал он, – что историче­ская наука, более чем какая-либо другая, имеет дело прежде всего с кон­кретным индивидуальным материалом. Правда, это обстоятельство не может еще служить основанием для отказа от возможности выяснения общих ос­новных движущих причин и моментов исторического развития, но еще меньше имеем мы оснований отказываться от изучения частностей и индиви­дуальных сторон и явлений исторического процесса.»[6]

Позиции ведущих отечественных историков весьма существенно разли­чались не только по отношению к методологии исторического познания, но и в оценке общей кризисной ситуации, переживаемой исторической наукой, а также в видении перспектив выхода из нее. Примером тому может служить очень острая по своей полемичности книга «Кризис исторической науки» (1921), автором которой был известный русский историк Р. Ю. Виппер. Она сразу же привлекла внимание научного сообщества и стала объектом широ­кой научной дискуссии, развернувшейся на страницах журнала «Под знаме­нем марксизма». При этом вновь обозначилось принципиальное разногласие между сторонниками идеи плюрально-циклического взгляда на исторический процесс и их основными оппонентами в лице представителей унитарно-стадиального подхода к истории. Все «плюралисты» утверждали, что этот кризис связан с укреплением позиций экономического материализма в исторических исследованиях, что, по их мнению, приводит к одностороннему, сугубо монистическому взгляду на всемирно-исторический процесс.

Серьезной критике с их стороны подвергалась также теория общественного прогресса. Сама идея общественного прогресса объявлялась ими рудиментом идеалистического, провиденциального взгляда на всемирную историю, которую якобы исторический материализм приспособил для обоснования возможности построения в будущем бесклассового общества. В связи с обострением экономического кризиса начала XX в. некоторые западные социологи поспешно объявили приближение эры «заката Европы». «Плюралисты» с готовностью ухватились за этот эсхатологический вывод для дополнительного доказательства того, что теория общественного прогресса, одинаково присущая как материалистическим, так и идеалистическим теориям, является якобы главным тормозом для дальнейшего развития научного познания всемирной истории.

Именно поэтому перспектива выхода исторической науки из кризиса, по мнению Р. Ю. Виппера, может быть связана лишь с утверждением плюралистического взгляда на развитие всемирной истории, поскольку «и материалистический взгляд, и взгляд идеалистический, каждый в отдельности взятый, неполны, недостаточны, односторонни»[7]. Сторонники плюрально-циклического подхода к истории свою яростную критику теории общественного прогресса сопровождали отказом от классических подходов к анализу всемирной истории и от классического типа рациональности в историческом познании.

Совершенно аналогичную ситуацию приходится наблюдать и в совре­менной социально-гуманитарной науке, втянутой в водоворот обостряющегося глобального кризиса современной цивилизации. Мы наблюдаем тот же огульный критицизм и в отношении унитарно-стадиального подхода к исто­рии, который якобы себя окончательно изжил в связи с крушением мировой системы социализма, и в отношении научного статуса всей прежней филосо­фии истории. В качестве примера сошлемся на мнение Ю. И. Семенова, который в своем фундаментальном труде «Философия истории» с сожалением отмечает: «если в физической науке значение физической теории общепри­знанно и никто не сомневается в необходимости специальности физика-теоретика, то в историологии дело обстоит совершенно по-другому. Сущест­вование теоретической историологии не признается. Курсы теоретической историологии нигде не читаются, нет по этой дисциплине ни учебников, ни пособий»[8].

Одну из причин недооценки теоретической значимости историософии Ю. И. Семенов связывает с нашим недавним прошлым, когда всем историкам в принудительном порядке в качестве единственно верной общей теории об­щественного развития навязывался исторический материализм. «Материали­стическое понимание истории, – пишет он, – практически рассматривалось в качестве не просто наиболее общей, а единственно возможной и единственно правильной теории исторического процесса. Поэтому всякая попытка разра­ботки теоретической историологии встречалась нашим идеологическим ру­ководством в штыки и объявлялась ревизионизмом. Все это отбивало охоту заниматься теоретическими изысканиями в области истории»[9].

Было бы намного лучше, если бы Ю. И. Семенов излишне не сгущал крас­ки, но, к нашему общему сожалению, он, по существу, прав. Философия истории с позиции нынешней западной политологии и социологии выглядит неким своеобразным научным лабиринтом, таящим серьезную угрозу для со­временной постмодернистской эпистемологии... Этому способствуют, с од­ной стороны, сила инерции критицизма к историософии, сохранившаяся по­сле десятилетий неусыпного идеологического контроля над исторической наукой, а с другой – активно проникающий в историческое познание по­стмодернистский гносеологический анархизм. Эти факторы в своей сово­купности определяют предубежденное отношение со стороны некоторых нынешних обществоведов к науке, объектом которой является общая теория исторического процесса.

В качестве примера приведем выдержку из книги «Алгоритмы исто­рии», автором которой является политолог В. М. Вильчек: «История, в том числе и история философии – несомненно наука; философия истории – нет: ее выводы невозможно верифицировать... Философия истории – не наука, а идеология; но в обложке учебника – хотим мы того или не хотим – она обретает статус “научной идеологии”, а подобным коктейлем мы уже так нахлебались за прошлый век, что до сих пор не можем опохмелиться»[10]. Со­вершенно ясно, что заложникам подобного «похмельного синдрома» легче ниспровергать научные устои исторического познания, сформировавшиеся на фундаменте классической рациональности, нежели напрягать свои умст­венные способности в интересах дальнейшего развития исторической науки. Именно поэтому многие из них, едва отвергнув недавнюю слепую предан­ность к «истмату», вступили на путь испепеляющей его критики. На это они не пожалели ни времени, ни страсти, благо что особого таланта сие занятие не требовало. За последние годы ими было написано целое сонмище уничи­жительных книг и статей, в которых исторический материализм был под­вергнут наукообразной экзекуции. Страстное открещивание от теории исто­рического материализма стало для некоторых обществоведов формой свет­ского экзорцизма – средневековой процедуры изгнания дьявола.

Но это лихое время, похоже, уходит в прошлое, и наконец наступает пе­риод «нормальной», то есть конструктивной, науки. В связи с этим необхо­димо уяснить, от какого прежнего научного наследия следует отказаться, а что из теоретической социологии К. Маркса следует сохранить и плодотвор­но использовать в интересах дальнейшего развития исторической науки. Как говорится, «большое видится на расстоянии», и сегодня мы имеем возмож­ность более глубоко осознать смысл слов, в которые Ф. Энгельс вложил все свои опасения, касающиеся будущих извращений марксистской историче­ской теории. «Материалистический метод, – писал он, – превращается в свою противоположность, когда им пользуются не как руководящей нитью при ис­торическом исследовании, а как готовым шаблоном, по которому кроят и пе­рекраивают исторические факты»[11].

В наше время, когда над исследователями мирового исторического про­цесса больше не довлеет диктат идеологии, открываются реальные возмож­ности и условия для объективного анализа современной эпохи. Но новая си­туация в науке высветила и принципиально новую тенденцию в историче­ском познании. Поспешно отказавшись от исторического материализма как научной методологии, некоторые социологи посчитали необходимым вообще отказаться от всякой социологической теории. Вновь сошлемся на книгу Ю. И. Семенова «Философия истории»: «Лжеисторические работы выходят из-под пера не только прямых невежд или, в лучшем случае, откровенных дилетантов, но и людей, имеющих ученые степени и звания, в том числе и в области истории»[12].

Таким образом, важнейшая проблема исторической науки сегодня за­ключается не в идеологической ангажированности исследователя и не в дог­матизме теории, а в преодолении квазинаучности и откровенного научного нигилизма. Сегодня об этой негативной ситуации в гуманитарной науке не говорит разве что человек несведущий в этой сфере либо полностью к ней равнодушный. Мнения специалистов, затрагивающих эту проблему, рас­ходятся лишь в степени оценки самого кризиса обществознания. Одну из них высказал известный специалист по социальной философии И. А. Гобозов в статье «Что происходит с философией?»: «Общественные науки, к числу которых относится и философия, переживают системный кризис. Этот кризис проявляется не в том, что мало литературы выходит, то есть не в количестве публикуемой литературы, а в ее качестве, нет идей, нет мыслей, нет прогресса научного знания, нет даже накопления новых зна­ний»[13].

Подобная озабоченность со стороны авторитетных ученых не может ос­таться незамеченной со стороны научного сообщества. Многие видные фи­лософы, реально оценивая сложившуюся в историософии кризисную ситуа­цию, выход из нее в ближайшей перспективе связывают с возвращением ис­торического познания на позиции классического рационализма, без чего об­ществоведение лишено возможности адекватного познания сложной соци­альной динамики современных глобальных процессов и взвешенного прогно­зирования будущих сценариев их развития. С этой принципиальной позици­ей нельзя не согласиться.

[1] Анналы. – 1922. – № 1. – С. 5.

[2] Анналы. – 1922. – № 1. – С. 5.

[3] Там же. – с. 12.

[5] Ключевский, В. О. Курс русской истории: в 5 т. – М., 1937. – T. 1. – C. 8.

[6] Лаппо-Данилевский, А. С. Методология истории. – Пг., 1923. – T. 1. – C. 21.

[7] Виппер, Р. Ю. Кризис исторической науки. – Казань, 1921. – С. 13.

[8] Семенов, Ю. И. Философия истории (общая теория, основные проблемы, идеи и концепции от древности до наших дней). – М., 2003. – С. 4.

[10] Вильчек, В. М. Алгоритмы истории. – М., 2004. – С. 8.

[11] Энгельс, Ф. Письмо П. Эрнсту, 5 июня 1890 г. / К. Маркс, Ф. Энгельс // Соч. – Изд. 2-е. – Т. 37. – С. 351.

[12] Семенов, Ю. И. Указ. соч. – С. 5.

[13] Гобозов, И. А. Что происходит с философией? // Философия и общество. – 2007. – № 2. – С. 5.

www.socionauki.ru

Введение. Историческое познание сегодня 10 класс

Презентация на тему: Введение. Историческое познание сегодня 10 класс

Скачать эту презентацию

Скачать эту презентацию

№ слайда 1 Описание слайда:

Введение. Историческое познание сегодня Урок №1.10 класс. Учитель истории ГОУ гимназии № 168 СПб Виноградова Т.В.

№ слайда 2 Описание слайда:

Первый концентр Основная цель – формирование у учащихся понимания самоценности культуры каждого народа, каждой эпохи. Раздельный либо интегрированный курсы отечественной и всеобщей истории при приоритете истории России (2:1). Сочетание событийно-хронологического и проблемно-блочного принципов оформления содержания.

№ слайда 3 Описание слайда:

Второй концентр К историко-хронологическому делению добавляется структурное историческое рассмотрение основных компонентов общества. Переход от изучения фактов к их осмыслению и сравнительно-историческому анализу фактов. Ориентация на развивающее обучение. Приоритет отечественной истории не за счет увеличения объема знаний, а посредством включения проблем российской истории при анализе глобальных исторических проблем. Культурологический подход к историческому процессу, внимание к социокультурным тенденциям.

№ слайда 4 Описание слайда:

Существует только одна история – история Человека, и это история в самом широком смысле слова. Люсьен Февр

№ слайда 5 Описание слайда:

«Обычно, когда какому-нибудь городу или народу предстоят тяжкие бедствия, божество заранее посылает знамения» (Геродот. История. Книга 6) Геродот Галикарнасский (между 484 и 425 гг.)

№ слайда 6 Описание слайда:

«Итак, при отсутствии справедливости, что такое государства, как не большие разбойничьи шайки; так как и сами разбойничьи шайки есть не что иное, как государства в миниатюре». Августин. «О граде Божьем» (книга IV, гл. 4) Святой Августин (Августин Аврелий, епископ Гиппонский, (354-430 гг.))

№ слайда 7 Описание слайда:

«Большинство великих мира сего живут так, как если бы они были атеистами: всякий, кто прожил жизнь и был наблюдателен, знает, что познание Бога, его присутствие и правосудие не имеют ни малейшего влияния на войны, союзы, а также на объекты тщеславия, выгоды, удовольствий, похищающих каждое мгновение жизни этих людей; однако нет того, чтобы они грубо попирали правила, установленные в обществе, и потому гораздо более приятно проводить свою жизнь рядом с ними, нежели с суеверными людьми и фанатиками. Правда, я ожидаю большей справедливости от того, кто верит в Бога, чем от того, кто в него не верит; но от суеверных людей я жду только горечи и преследований. Атеизм и фанатизм – два чудовища, способные разодрать на части и пожрать общество…». (Вольтер. Статьи из «Философского словаря». «Атеист») Вольтер (Франсуа Мари Аруэ, 1694-1778 гг.)

№ слайда 8 Описание слайда:

«Любовь к отечеству может быть физическая, моральная и политическая. Человек любит место своего рождения и воспитания. Сия привязанность есть общая для всех людей и народов, есть дело природы и должна быть названа физическою. Родина мила сердцу не местными красотами, не ясным небом, не приятным климатом, а пленительными воспоминаниями, окружающими, так сказать, утро и колыбель человечества… С кем мы росли и живем, к тем привыкаем. Сия любовь к согражданам, или к людям, с которыми мы росли, воспитывались и живем, есть вторая, или моральная, любовь к отечеству, столь же общая, как и первая… Но физическая и моральная привязанность к отечеству, действие натуры и свойств человека не составляют еще той великой добродетели, которою славились греки и римляне. Патриотизм есть любовь ко благу и славе отечества и желание способствовать им во всех отношениях. Он требует рассуждения – и потому не все люди имеют его… Не говорю, чтобы любовь к отечеству долженствовала ослеплять нас и уверять, что мы всех и во всем лучше; но русский должен по крайней мере знать цену свою. Согласимся, что некоторые народы вообще нас просвещеннее: ибо обстоятельства были для них счастливее; но почувствуем же и все благодеяния судьбы в рассуждении народа российского; станем смело наряду с другими, скажем ясно имя свое и повторим его с благородною гордостию». Н.М. Карамзин. О любви к отечеству и народной гордости

№ слайда 9 Описание слайда:

«Если к каждому частному человеку можно обратиться с вопросом: «Скажи нам, с кем ты знаком, и мы скажем тебе, кто ты таков», – то к целому народу можно обратиться со следующими словами: «Расскажи нам свою историю, и мы скажем тебе, кто ты таков». В настоящее время, когда у нас обнаружилась такая сильная потребность познать свое прошедшее, познать, кто мы таковы, я не решился занять ваше внимание изложением событий внешней отечественной истории, но счел более приличным представить в сжатом очерке важнейшую сторону нашей внутренней истории, именно постепенное установление государственного порядка, или, как выражались наши предки, наряда в Русской земле. Где, при каких природных влияниях действовал народ и с какими чужими народами и государствами изначала и преимущественно должен был иметь дело – вот первые вопросы в истории каждого народа». ( С.М. Соловьев. Взгляд на историю установления государственного порядка в России до Петра Великого // Чтения и рассказы по истории России. Чтение первое). С.М. Соловьев (1820-1879 гг.)

№ слайда 10 Описание слайда:

«…народ становится государством, когда чувство национального единства получает выражение в связях политических, в единстве верховной власти и закона. В государстве народ становится не только политической, но и исторической личностью с более или менее ясно выраженным национальным характером и сознанием своего мирового значения… складываясь из союзов кровного родства, общественный состав государства подвергался обратному процессу внутреннего расчленения по разнообразным частным интересам, материальным и духовным. Так возникали многообразные частные союзы, которые входят в состав гражданского общества». В.О. Ключевский. Русская история. Полный курс лекций в трех книгах. Лекция I. В.О. Ключевский (1841-1811 гг.)

№ слайда 11 Описание слайда:

Основные черты новой исторической науки 1) перед историками открыта вся сфера человеческой деятельности, 2) социальный и культурный анализ специфики времени и места, а не описание судеб империй и институтов власти, 3) акцентирование внимания не на биографиях великих, а на народной культуре, на отношениях, вере и ритуалах простых людей, 4) новые источники позволили услышать тех, кто прежде не имел письменной истории, 5) синтезирование и интерпретация разных точек зрения вместо поиска окончательных объяснений, 6) историки отвергают объективность и научную детерминированность и признают, что они в не меньшей степени зависят от культуры, пола, класса, к которым принадлежат, чем те, о ком они пишут

№ слайда 12 Описание слайда:

План. 1. Понятие «история». 2. Особенности исторического познания. 3.История в системе гуманитарных наук. 4.Исторические источники. 5. Периодизация всеобщей истории.

№ слайда 13 Описание слайда:

Понятие «история» Изучение любой научной дисциплины начинается с определения основополагающих понятий. По мнению известного русского историка В.О.Ключевского (1841 - 1911), "в научном языке слово история употребляется в двояком смысле: 1) как движение во времени, процесс, и 2) как познание процесса. Поэтому все, что совершается во времени, имеет свою историю. Содержанием истории как науки, специальной отрасли научного знания, служит исторический процесс, т.е. ход, условия и успехи человеческого общежития или жизнь человечества в ее развитии и результатах" . Сегодня, говоря об истории, имеют в виду: 1) рассказ о прошлом, 2) последовательное развитие действительности, 3) науку, изучающую прошлое. История - это не просто повествование о случившемся, а наука, основой которой являются собирание, систематизация, обобщение фактов, рассмотрение их в тесной взаимосвязи и совокупности

№ слайда 14 Описание слайда:

2. Особенности исторического познания. Знание истории предполагает обобщение, осмысление и анализ прошлого опыта.

№ слайда 15 Описание слайда:

2. Особенности исторического познания. Главной задачей исторической науки является изучение конкретных условий, стадий и форм развития явлений и процессов прошлого. История призвана отражать реальность прошлого в его узловых моментах. Как отмечал известный римский политический деятель Марк Туллий Цицерон (106 - 43 гг. до н.э.), первая задача истории - воздерживаться от лжи, вторая - не утаивать правды, третья - не давать никакого повода заподозрить себя в пристрастии или предвзятой враждебности

№ слайда 16 Описание слайда:

3.История в системе гуманитарных наук.

№ слайда 17 Описание слайда:

4.Исторические источники. Между реально существовавшей действительностью, т.е. прошлым, и результатом исследования ученого – научно-воссозданной картиной мира – стоит промежуточное звено. Его называют историческим источником. Изучение истории начинается с документа. Лишь с помощью свидетельств прошлого возможна его конкретно-историческая реконструкция

№ слайда 18 Описание слайда:

4.Исторические источники. Исторический источник – это все остатки прошлой жизни, все свидетельства о прошлом. Существуют разные классификации исторических источников. Например Л.Н. Пушкарев историк и филолог выделяет следующие семь типов источников: 1. письменные; 2. вещественные; 3. этнографические; 4. устные; 5. лингвистические; 6. фотокинодокументы; 7. фонодокументы1.

№ слайда 19 Описание слайда:

4.Исторические источники В 1985 г. С.О. Шмидтом была предложена другая схема классификации источников по типам и подтипам. Вещественные источники Изобразительные источники Словесные источники: Конвенционные источники Поведенческие источники. Звуковые или аудиальные источники.

№ слайда 20 Описание слайда:

5. Периодизация всеобщей истории

ppt4web.ru