1.5. Массовая и элитарная культура. Элитарную культуру не характеризует


1.5. Массовая и элитарная культура

Особенности производства и потребления культурных ценностей позволили культурологам выделить две социальные формы существования культуры: массовую культуру и элитарную культуру.

Массовой культурой называют такой вид культурной продукции, которая каждодневно производится в больших объемах. Предполагается, что массовую культуру потребляют все люди, независимо от места и страны проживания. Массовая культура - это культура повседневной жизни, представленная самой широкой аудитории по различным каналам, включая и средства массовой информации и коммуникации.

Массовая культура (от лат. massa – комок, кусок) - явление культуры XXв., порожденное НТР, урбанизацией, разрушением локальных общностей, размыванием территориальных и социальных границ. Время ее появления – серединаXXв., когда средства массовой информации (радио, печать, телевидение, грамзапись и магнитофон) проникли в большинство стран мира и стали доступны представителям всех социальных слоев. В собственном смысле массовая культура проявила себя впервые в США на рубеже XIX — XX веков.

Известный американский политолог Збигнев Бжезинский любил повторять фразу, которая стала со временем расхожей: «Если Рим дал миру право, Англия парламентскую деятельность, Франция — культуру и республиканский национализм, то современные США дали миру научно-техническую революцию и массовую культуру».

Истоки широкого распространения массовой культуры в современном мире кроются в коммерциализации всех общественных отношений, при этом массовое производство культуры понимается по аналогии с поточно-конвейерной индустрией. Многие творческие организации (кинематограф, дизайн, ТВ) тесно связаны с банковским и промышленным капиталом и сориентированы на выпуск коммерческих, кассовых, развлекательных произведений. В свою очередь потребление этой продукции — это массовое потребление, ибо аудитория, которая воспринимает данную культуру — это массовая аудитория больших залов, стадионов, миллионы зрителей телевизионных и киноэкранов.

Ярким примером массовой культуры является эстрадная музыка, которая понятна и доступна всем возрастам, всем слоям населения. Она удовлетворяет сиюминутные запросы людей, реагирует на любое новое событие и отражает его. Поэтому образцы массовой культуры, в частности шлягеры, быстро теряют актуальность, устаревают и выходят из моды. Как правило, массовая культура обладает меньшей художественной ценностью, чем элитарная.

Цель массовой культуры - стимулирование потребительского сознания у зрителя, слушателя, читателя. Массовая культура формирует особый тип пассивного, некритического восприятия этой культуры у человека. Она создает личность, которая достаточно легко поддается манипулированию.

Следовательно, рассчитана массовая культура на массовое потребление и на среднего человека, она понятна и доступна всем возрастам, всем слоям населения независимо от уровня образования. В социальном плане она формирует новый общественный слой, получивший название «средний класс».

Массовая культура в художественном творчестве выполняет специфические социальные функции. Среди них главной является иллюзорно-компенсаторская: приобщение человека к миру иллюзорного опыта и несбыточных грез. Для этого массовая культура использует такие развлекательные виды и жанры искусства, как цирк, радио, телевидение; эстрада, шлягер, китч, сленг, фантастика, боевик, детектив, комикс, триллер, вестерн, мелодрама, мюзикл.

Именно в рамках этих жанров создаются упрощенные «версии жизни», которые сводят социальное зло к психологическим и моральным факторам. И все это сочетается с открытой или скрытой пропагандой господствующего образа жизни. Массовая культура в большей степени ориентируется не на реалистические образы, а на искусственно создаваемые образы (имидж) и стереотипы. Сегодня новомодные «звезды искусственного Олимпа» насчитывают не меньше фанатичных поклонников, чем старые боги и богини. Современная массовая культура может быть интернациональной и национальной.

Особенностимассовой культуры:общедоступность (понятность всем и каждому) культурных ценностей; легкость восприятия; шаблонность созданных социальных стереотипов, тиражируемость, развлекательность и забавность, сентиментальность, упрощенность и примитивность, пропаганда культа успеха, сильной личности, культа жажды обладания вещами, культа посредственности, условность примитивной символики.

Массовая культура не выражает изысканных вкусов аристократии или духовных поисков народа, механизм ее распространения напрямую связан с рынком, и она преимущественно является приоритетом мегаполиснных форм существования. Основа успеха массовой культуры – это бессознательный интерес людей к насилию и к эротике.

Вместе с этим, если рассматривать массовую культуру как стихийно складывающуюся культуру повседневной жизни,которая создается обычными людьми, то ее положительными моментами являются ориентация на среднюю норму, простая прагматика, обращенность к огромной читательской, зрительской и слушательской аудитории.

В качестве антипода массовой культуры многие культурологи рассматривают элитарную культуру.

Элитарная (высокая) культура - культура элиты, предназначенная для высших слоев общества, обладающих наибольшей способностью к духовной деятельности, особой художественной восприимчивостью и одаренных высокими нравственными и эстетическими задатками.

Производителем и потребителем элитарной культуры является высший привилегированный слой общества — элита (от франц. elite — лучшее, отборное, избранное). Элита — это не только родовая аристократия, а та образованная часть общества, которая обладает особым «органом восприятия» - способностью к эстетическому созерцанию и художественно-творческой деятельности.

По разным оценкам потребителями элитарной культуры в Европе на протяжении нескольких веков остается примерно одна и та же доля населения – около одного процента. Элитарная культура – это, в первую очередь, культура образованной и богатой части населения. Под элитарной культурой обычно подразумевают особенную утонченность, сложность и высокую качественность культурной продукции.

Главная функция элитарной культуры – производство социального порядка в виде права, власти, структур социальной организации общества, а также обосновывающей этот порядок идеологии в формах религии, социальной философии и политической мысли. Элитарная культура предполагает профессиональный подход к созданию, а люди, создающие ее, получают специальное образование. Круг потребителей элитарной культуры – это ее профессиональные творцы: ученые, философы, писатели, художники, композиторы, а также представители высокообразованных слоев общества, а именно: завсегдатаи музеев и выставок, театралы, художники, литературоведы, писатели, музыканты и многие другие.

Элитарную культуру отличает очень высокий уровень специализации и высочайший уровень социальных притязаний личности: любовь к власти, богатству, славе считается нормальной психологией любой элиты.

В высокой культуре апробируются те художественные приемы, которые будут восприняты и правильно поняты широкими слоями непрофессионалов многие годы спустя (до 50 лет, а иногда и более). Определенный срок высокая культура не только не может, но должна оставаться чуждой народу, ее необходимо выдержать, а зрителю за это время творчески созреть. Например, живопись Пикассо, Дали или музыка Шенберга трудна для понимания неподготовленного человека даже сегодня.

Поэтому элитарная культура носит экспериментальный или авангардный характер и, как правило, она опережает уровень восприятия ее среднеобразованным человеком.

С ростом уровня образования населения расширяется и круг потребителей элитарной культуры. Именно эта часть общества способствует общественному прогрессу, поэтому «чистое» искусство должно быть ориентировано на удовлетворение запросов и потребностей элиты, и именно к ней должны обращаться своими произведениями художники, поэты, композиторы. Формула элитарной культуры: «Искусство ради искусства».

Одни и те же виды искусства могут принадлежать как высокой, так и массовой культуре: классическая музыка – высокой, а популярная – массовой, фильмы Феллини – высокой, а боевики – массовой. Органная месса С. Баха относится к высокой культуре, но если она используется в качестве музыкального рингтона на мобильном телефоне, то автоматически зачисляется в разряд массовой культуры, не теряя при этом своей принадлежности к высокой культуре. Многочисленные оркестровки произведе

ний Баха в стиле легкой музыки, джаза или рока вовсе не компрометируют высокой культуры. То же самое относится и к Моне Лизе на упаковке туалетного мыла или ее компьютерной репродукции.

Особенности элитарной культуры: ориентируется на «людей гения», способных к эстетическому созерцанию и художественно-творческой деятельности, отсутствуют социальные стереотипы, глубокая философская сущность и нестандартное содержание, специализированность, изысканность, экспериментальность, авангардизм, сложность культурных ценностей для понимания неподготовленного человека, утонченность, высокая качественность, интеллектуальность.

Вывод.

1. С точки зрения научного анализа не существует более полноценной или менее полноценной культуры, две данные разновидности культуры являются культурой в полном смысле этого слова.

2. Элитарность и массовость – это лишь количественные характеристики, имеющие отношение к числу людей, которые являются потребителями артефактов.

3.Массовая культура соответствует потребностям людей в целом, а потому отражает реальный уровень человечества. Представители элитарной культуры, создавая нечто новое, тем самым поддерживают достаточно высокий уровень общей культуры.

studfiles.net

Элитарная культура - это... Что такое Элитарная культура?

Элитарная культура — это «высокая культура», противопоставляемая массовой культуре по типу воздействия на воспринимающее сознание, сохраняющего его субъективные особенности и обеспечивающего смыслообразующую функцию[1][стиль!]. Ее основной идеал — формирование сознания, готового к активной преобразующей деятельности и творчеству в соответствии с объективными законами действительности[стиль!][источник не указан 199 дней]. Данное понимание элитарной культуры, эксплицированное из подобного ее осознания как культуры высокой, концентрирующей духовный, интеллектуальный и художественный опыт поколений, представляется, по мнению российских культурологов, более точным и адекватным, чем понимание элитарного как авангардного[стиль!][источник не указан 199 дней].

Происхождение термина

Исторически элитарная культура возникла как антитеза массовой и свой смысл, основное значение проявляет в сопоставлении с последней. Суть элитарной культуры впервые была проанализирована X. Ортегой-и-Гассетом («Дегуманизация искусства», «Восстание масс») и К. Манхеймом («Идеология и утопия», «Человек и общество в век преобразований», «Эссе социологии культуры»), которые рассматривали данную культуру как единственно способную к сохранению и воспроизводству основных смыслов культуры и обладающую рядом принципиально важных особенностей, в том числе способом вербального общения — языком, вырабатываемым ее носителями, где особые социальные группы — священнослужителей, политиков, деятелей искусств — используют и особые, закрытые для непосвященных языки, в том числе латынь и санскрит.

Особенности

Субъектом элитарной, высокой культуры является личность — свободный, творческий человек, способный к осуществлению сознательной деятельности. Творения этой культуры всегда личностно окрашены и рассчитаны на личностное восприятие, вне зависимости от широты их аудитории, именно поэтому широкое распространение и миллионные тиражи произведений Толстого, Достоевского, Шекспира не только не снижают их значения, но, напротив, способствуют широкому распространению духовных ценностей[2]. В этом смысле субъект элитарной культуры является представителем элиты.

Вместе с тем предметы высокой культуры, сохраняющие свою форму — сюжет, композицию, музыкальную структуру, но изменяющие режим презентации и выступающие в виде тиражированной продукции, адаптированной, приспособленной к несвойственному для себя типу функционирования, как правило, переходят в разряд масскульта. В этом смысле можно говорить о способности формы являться носителем содержания.[3]

Если иметь в виду искусство массовой культуры, то можно констатировать различную чувствительность его видов к данному соотношению. В области музыки форма в полной мере является содержательной, даже незначительные ее трансформации (к примеру, широко распространенная практика перевода классической музыки в электронный вариант ее инструментовки) приводят к разрушению целостности произведения. В области изобразительного искусства к аналогичному результату приводит перевод аутентичного изображения в иной формат — репродукции или цифрового варианта (даже при стремлении сохранения контекста — в виртуальном музее). Что же касается литературного произведения, то изменение режима презентации — в том числе с традиционного книжного на цифровой — не влияет на его характер, так как формой произведения, структурой являются закономерности его драматургического построения, а не носитель — полиграфический или электронный — этой информации. Определять подобные произведения высокой культуры, изменившие характер функционирования как массовые позволяет нарушение их целостности, когда вторичные или, по крайней мере, не основные их составляющие акцентируются и выступают в качестве ведущих. Изменение аутентичного формата феноменов массовой культуры приводит к тому, что изменяется сущность произведения, где идеи предстают в упрощенном, адаптированном варианте, а креативные функции сменяются социализирующими. Это связано с тем, что, в отличие от высокой культуры, сущность массовой культуры состоит не в творческой деятельности, не в производстве культурных ценностей, а в формировании «ценностных ориентаций», соответствующих характеру господствующих общественных отношений, и выработке стереотипов массового сознания членов «потребительского общества». Тем не менее элитарная культура является для массовой своеобразным образцом, выступая как источник сюжетов, образов, идей, гипотез, адаптируемых последней к уровню массового сознания.

Таким образом, элитарная культура — это культура привилегированных групп общества, характеризующаяся принципиальной закрытостью, духовным аристократизмом и ценностно-смысловой самодостаточностью. По мнению И. В. Кондакова [4], элитарная культура апеллирует к избранному меньшинству своих субъектов, как правило, являющихся одновременно ее творцами и адресатами (во всяком случае, круг тех и других почти совпадает). Элитарная культура сознательно и последовательно противостоит культуре большинства во всех ее исторических и типологических разновидностях — фольклору, народной культуре, официальной культуре того или иного сословия или класса, государства в целом, культурной индустрии технократического общества XX в. и т. п. Философы рассматривают элитарную культуру как единственно способную к сохранению и воспроизводству основных смыслов культуры и обладающую рядом принципиально важных особенностей:

  • сложностью, специализированностью, креативностью, новационностью;
  • способностью формировать сознание, готовое к активной преобразующей деятельности и творчеству в соответствии с объективными законами действительности;
  • способностью концентрировать духовный, интеллектуальный и художественный опыт поколений;
  • наличием ограниченного круга ценностей, признаваемых истинными и «высокими»;
  • жесткой системой норм, принимаемых данной стратой в качестве обязательных и неукоснительных в сообществе «посвященных»;
  • индивидуализацией норм, ценностей, оценочных критериев деятельности, нередко принципов и форм поведения членов элитарного сообщества, становящихся тем самым уникальными;
  • созданием новой, нарочито усложненной культурной семантики, требующей от адресата специальной подготовки и необъятного культурного кругозора;
  • использованием нарочито субъективной, индивидуально-творческой, «остраняющей» интерпретации обычного и привычного, что приближает культурное освоение реальности субъектом к мысленному (подчас художественному) эксперименту над нею и в пределе замещает отражение действительности в элитарной культуре ее преобразованием, подражание — деформацией, проникновение в смысл — домысливанием и переосмысливанием данности;
  • смысловой и функциональной «закрытостью», «узостью», обособленностью от целого национальной культуры, что превращает элитарную культуру в подобие тайного, сакрального, эзотерического знания, табуированного для остальной массы, а ее носители превращаются в своего рода «жрецов» этого знания, избранников богов, «служителей муз», «хранителей тайны и веры», что часто обыгрывается и поэтизируется в элитарной культуре.

См. также

Примечания

dic.academic.ru

Элитарная культура — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Элитарная культура — это «высокая культура», противопоставляемая массовой культуре по типу воздействия на воспринимающее сознание, сохраняющего его субъективные особенности и обеспечивающего смыслообразующую функцию[1][стиль]. Вид культуры, характеризующийся производством культурных ценностей, образцов, которые в силу своей исключительности рассчитаны и доступны в основном узкому кругу людей (элите). Её основной идеал — формирование сознания, готового к активной преобразующей деятельности и творчеству в соответствии с объективными законами действительности[стиль]К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2370 дней]. Данное понимание элитарной культуры, эксплицированное из подобного её осознания как культуры высокой, концентрирующей духовный, интеллектуальный и художественный опыт поколений, представляется, по мнению российских культурологов, более точным и адекватным, чем понимание элитарного как авангардного[стиль]К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2370 дней].

Происхождение термина

Исторически элитарная культура возникла как антитеза массовой и свой смысл, основное значение проявляет в сопоставлении с последней. Суть элитарной культуры впервые была проанализирована X. Ортегой-и-Гассетом («Дегуманизация искусства», «Восстание масс») и К. Манхеймом («Идеология и утопия», «Человек и общество в век преобразований», «Эссе социологии культуры»), которые рассматривали данную культуру как единственно способную к сохранению и воспроизводству основных смыслов культуры и обладающую рядом принципиально важных особенностей, в том числе способом вербального общения — языком, вырабатываемым её носителями, где особые социальные группы — священнослужителей, политиков, деятелей искусств — используют и особые, закрытые для непосвященных языки, в том числе латынь и санскрит.

Особенности

Субъектом элитарной, высокой культуры является личность — свободный, творческий человек, способный к осуществлению сознательной деятельности. Творения этой культуры всегда личностно окрашены и рассчитаны на личностное восприятие, вне зависимости от широты их аудитории, именно поэтому широкое распространение и миллионные тиражи произведений Толстого, Достоевского, Шекспира не только не снижают их значения, но, напротив, способствуют широкому распространению духовных ценностей[2]. В этом смысле субъект элитарной культуры является представителем элиты.

Вместе с тем предметы высокой культуры, сохраняющие свою форму — сюжет, композицию, музыкальную структуру, но изменяющие режим презентации и выступающие в виде тиражированной продукции, адаптированной, приспособленной к несвойственному для себя типу функционирования, как правило, переходят в разряд масскульта. В этом смысле можно говорить о способности формы являться носителем содержания.[3]

Если иметь в виду искусство массовой культуры, то можно констатировать различную чувствительность его видов к данному соотношению. В области музыки форма в полной мере является содержательной, даже незначительные её трансформации (к примеру, широко распространенная практика перевода классической музыки в электронный вариант её инструментовки) приводят к разрушению целостности произведения. В области изобразительного искусства к аналогичному результату приводит перевод аутентичного изображения в иной формат — репродукции или цифрового варианта (даже при стремлении сохранения контекста — в виртуальном музее). Что же касается литературного произведения, то изменение режима презентации — в том числе с традиционного книжного на цифровой — не влияет на его характер, так как формой произведения, структурой являются закономерности его драматургического построения, а не носитель — полиграфический или электронный — этой информации. Определять подобные произведения высокой культуры, изменившие характер функционирования как массовые позволяет нарушение их целостности, когда вторичные или, по крайней мере, не основные их составляющие акцентируются и выступают в качестве ведущих. Изменение аутентичного формата феноменов массовой культуры приводит к тому, что изменяется сущность произведения, где идеи предстают в упрощенном, адаптированном варианте, а креативные функции сменяются социализирующими. Это связано с тем, что, в отличие от высокой культуры, сущность массовой культуры состоит не в творческой деятельности, не в производстве культурных ценностей, а в формировании «ценностных ориентаций», соответствующих характеру господствующих общественных отношений, и выработке стереотипов массового сознания членов «потребительского общества». Тем не менее элитарная культура является для массовой своеобразным образцом, выступая как источник сюжетов, образов, идей, гипотез, адаптируемых последней к уровню массового сознания.

Таким образом, элитарная культура — это культура привилегированных групп общества, характеризующаяся принципиальной закрытостью, духовным аристократизмом и ценностно-смысловой самодостаточностью. По мнению И. В. Кондакова [4], элитарная культура апеллирует к избранному меньшинству своих субъектов, как правило, являющихся одновременно её творцами и адресатами (во всяком случае, круг тех и других почти совпадает). Элитарная культура сознательно и последовательно противостоит культуре большинства во всех её исторических и типологических разновидностях — фольклору, народной культуре, официальной культуре того или иного сословия или класса, государства в целом, культурной индустрии технократического общества XX в. и т. п. Философы рассматривают элитарную культуру как единственно способную к сохранению и воспроизводству основных смыслов культуры и обладающую рядом принципиально важных особенностей:

  • сложностью, специализированностью, креативностью, новационностью;
  • способностью формировать сознание, готовое к активной преобразующей деятельности и творчеству в соответствии с объективными законами действительности;
  • способностью концентрировать духовный, интеллектуальный и художественный опыт поколений;
  • наличием ограниченного круга ценностей, признаваемых истинными и «высокими»;
  • жесткой системой норм, принимаемых данной стратой в качестве обязательных и неукоснительных в сообществе «посвященных»;
  • индивидуализацией норм, ценностей, оценочных критериев деятельности, нередко принципов и форм поведения членов элитарного сообщества, становящихся тем самым уникальными;
  • созданием новой, нарочито усложненной культурной семантики, требующей от адресата специальной подготовки и необъятного культурного кругозора;
  • использованием нарочито субъективной, индивидуально-творческой, «остраняющей» интерпретации обычного и привычного, что приближает культурное освоение реальности субъектом к мысленному (подчас художественному) эксперименту над нею и в пределе замещает отражение действительности в элитарной культуре её преобразованием, подражание — деформацией, проникновение в смысл — домысливанием и переосмысливанием данности;
  • смысловой и функциональной «закрытостью», «узостью», обособленностью от целого национальной культуры, что превращает элитарную культуру в подобие тайного, сакрального, эзотерического знания, табуированного для остальной массы, а её носители превращаются в своего рода «жрецов» этого знания, избранников богов, «служителей муз», «хранителей тайны и веры», что часто обыгрывается и поэтизируется в элитарной культуре.

См. также

Напишите отзыв о статье "Элитарная культура"

Примечания

  1. ↑ Костина А. В. Культурология: учебник. — 5-е изд., стер. — М.: КноРус, 2010. — 336 с. — 3000 экз. — ISBN 978-5-406-00724-2.
  2. ↑ Злобин Н. С. Культура и общественный прогресс. — М.: Наука, 1980. — 304 с. — 3000 экз.
  3. ↑ Костина, 2010, с. 45.
  4. ↑ Кондаков И. В. [psylib.org.ua/books/levit01/txt131.htm#13 Элитарная культура] // Культурология. XX век. Энциклопедия в двух томах / Главный редактор и составитель С. Я. Левит. — СПб.: Университетская книга, 1998. — Т. 2. — С. 385—389. — 640 с. — 10 000 экз. — ISBN 5-7914-0022-5.

Отрывок, характеризующий Элитарная культура

– А можно позвать этого мальчика, что взяли в плен? дать ему чего нибудь поесть… может… – Да, жалкий мальчишка, – сказал Денисов, видимо, не найдя ничего стыдного в этом напоминании. – Позвать его сюда. Vincent Bosse его зовут. Позвать. – Я позову, – сказал Петя. – Позови, позови. Жалкий мальчишка, – повторил Денисов. Петя стоял у двери, когда Денисов сказал это. Петя пролез между офицерами и близко подошел к Денисову. – Позвольте вас поцеловать, голубчик, – сказал он. – Ах, как отлично! как хорошо! – И, поцеловав Денисова, он побежал на двор. – Bosse! Vincent! – прокричал Петя, остановясь у двери. – Вам кого, сударь, надо? – сказал голос из темноты. Петя отвечал, что того мальчика француза, которого взяли нынче. – А! Весеннего? – сказал казак. Имя его Vincent уже переделали: казаки – в Весеннего, а мужики и солдаты – в Висеню. В обеих переделках это напоминание о весне сходилось с представлением о молоденьком мальчике. – Он там у костра грелся. Эй, Висеня! Висеня! Весенний! – послышались в темноте передающиеся голоса и смех. – А мальчонок шустрый, – сказал гусар, стоявший подле Пети. – Мы его покормили давеча. Страсть голодный был! В темноте послышались шаги и, шлепая босыми ногами по грязи, барабанщик подошел к двери. – Ah, c'est vous! – сказал Петя. – Voulez vous manger? N'ayez pas peur, on ne vous fera pas de mal, – прибавил он, робко и ласково дотрогиваясь до его руки. – Entrez, entrez. [Ах, это вы! Хотите есть? Не бойтесь, вам ничего не сделают. Войдите, войдите.] – Merci, monsieur, [Благодарю, господин.] – отвечал барабанщик дрожащим, почти детским голосом и стал обтирать о порог свои грязные ноги. Пете многое хотелось сказать барабанщику, но он не смел. Он, переминаясь, стоял подле него в сенях. Потом в темноте взял его за руку и пожал ее. – Entrez, entrez, – повторил он только нежным шепотом. «Ах, что бы мне ему сделать!» – проговорил сам с собою Петя и, отворив дверь, пропустил мимо себя мальчика. Когда барабанщик вошел в избушку, Петя сел подальше от него, считая для себя унизительным обращать на него внимание. Он только ощупывал в кармане деньги и был в сомненье, не стыдно ли будет дать их барабанщику.

От барабанщика, которому по приказанию Денисова дали водки, баранины и которого Денисов велел одеть в русский кафтан, с тем, чтобы, не отсылая с пленными, оставить его при партии, внимание Пети было отвлечено приездом Долохова. Петя в армии слышал много рассказов про необычайные храбрость и жестокость Долохова с французами, и потому с тех пор, как Долохов вошел в избу, Петя, не спуская глаз, смотрел на него и все больше подбадривался, подергивая поднятой головой, с тем чтобы не быть недостойным даже и такого общества, как Долохов. Наружность Долохова странно поразила Петю своей простотой. Денисов одевался в чекмень, носил бороду и на груди образ Николая чудотворца и в манере говорить, во всех приемах выказывал особенность своего положения. Долохов же, напротив, прежде, в Москве, носивший персидский костюм, теперь имел вид самого чопорного гвардейского офицера. Лицо его было чисто выбрито, одет он был в гвардейский ваточный сюртук с Георгием в петлице и в прямо надетой простой фуражке. Он снял в углу мокрую бурку и, подойдя к Денисову, не здороваясь ни с кем, тотчас же стал расспрашивать о деле. Денисов рассказывал ему про замыслы, которые имели на их транспорт большие отряды, и про присылку Пети, и про то, как он отвечал обоим генералам. Потом Денисов рассказал все, что он знал про положение французского отряда. – Это так, но надо знать, какие и сколько войск, – сказал Долохов, – надо будет съездить. Не зная верно, сколько их, пускаться в дело нельзя. Я люблю аккуратно дело делать. Вот, не хочет ли кто из господ съездить со мной в их лагерь. У меня мундиры с собою. – Я, я… я поеду с вами! – вскрикнул Петя. – Совсем и тебе не нужно ездить, – сказал Денисов, обращаясь к Долохову, – а уж его я ни за что не пущу. – Вот прекрасно! – вскрикнул Петя, – отчего же мне не ехать?.. – Да оттого, что незачем. – Ну, уж вы меня извините, потому что… потому что… я поеду, вот и все. Вы возьмете меня? – обратился он к Долохову. – Отчего ж… – рассеянно отвечал Долохов, вглядываясь в лицо французского барабанщика. – Давно у тебя молодчик этот? – спросил он у Денисова. – Нынче взяли, да ничего не знает. Я оставил его пг'и себе. – Ну, а остальных ты куда деваешь? – сказал Долохов. – Как куда? Отсылаю под г'асписки! – вдруг покраснев, вскрикнул Денисов. – И смело скажу, что на моей совести нет ни одного человека. Разве тебе тг'удно отослать тг'идцать ли, тг'иста ли человек под конвоем в гог'од, чем маг'ать, я пг'ямо скажу, честь солдата. – Вот молоденькому графчику в шестнадцать лет говорить эти любезности прилично, – с холодной усмешкой сказал Долохов, – а тебе то уж это оставить пора. – Что ж, я ничего не говорю, я только говорю, что я непременно поеду с вами, – робко сказал Петя. – А нам с тобой пора, брат, бросить эти любезности, – продолжал Долохов, как будто он находил особенное удовольствие говорить об этом предмете, раздражавшем Денисова. – Ну этого ты зачем взял к себе? – сказал он, покачивая головой. – Затем, что тебе его жалко? Ведь мы знаем эти твои расписки. Ты пошлешь их сто человек, а придут тридцать. Помрут с голоду или побьют. Так не все ли равно их и не брать? Эсаул, щуря светлые глаза, одобрительно кивал головой. – Это все г'авно, тут Рассуждать нечего. Я на свою душу взять не хочу. Ты говог'ишь – помг'ут. Ну, хог'ошо. Только бы не от меня. Долохов засмеялся. – Кто же им не велел меня двадцать раз поймать? А ведь поймают – меня и тебя, с твоим рыцарством, все равно на осинку. – Он помолчал. – Однако надо дело делать. Послать моего казака с вьюком! У меня два французских мундира. Что ж, едем со мной? – спросил он у Пети. – Я? Да, да, непременно, – покраснев почти до слез, вскрикнул Петя, взглядывая на Денисова. Опять в то время, как Долохов заспорил с Денисовым о том, что надо делать с пленными, Петя почувствовал неловкость и торопливость; но опять не успел понять хорошенько того, о чем они говорили. «Ежели так думают большие, известные, стало быть, так надо, стало быть, это хорошо, – думал он. – А главное, надо, чтобы Денисов не смел думать, что я послушаюсь его, что он может мной командовать. Непременно поеду с Долоховым во французский лагерь. Он может, и я могу». На все убеждения Денисова не ездить Петя отвечал, что он тоже привык все делать аккуратно, а не наобум Лазаря, и что он об опасности себе никогда не думает. – Потому что, – согласитесь сами, – если не знать верно, сколько там, от этого зависит жизнь, может быть, сотен, а тут мы одни, и потом мне очень этого хочется, и непременно, непременно поеду, вы уж меня не удержите, – говорил он, – только хуже будет…

Одевшись в французские шинели и кивера, Петя с Долоховым поехали на ту просеку, с которой Денисов смотрел на лагерь, и, выехав из леса в совершенной темноте, спустились в лощину. Съехав вниз, Долохов велел сопровождавшим его казакам дожидаться тут и поехал крупной рысью по дороге к мосту. Петя, замирая от волнения, ехал с ним рядом. – Если попадемся, я живым не отдамся, у меня пистолет, – прошептал Петя. – Не говори по русски, – быстрым шепотом сказал Долохов, и в ту же минуту в темноте послышался оклик: «Qui vive?» [Кто идет?] и звон ружья. Кровь бросилась в лицо Пети, и он схватился за пистолет. – Lanciers du sixieme, [Уланы шестого полка.] – проговорил Долохов, не укорачивая и не прибавляя хода лошади. Черная фигура часового стояла на мосту. – Mot d'ordre? [Отзыв?] – Долохов придержал лошадь и поехал шагом. – Dites donc, le colonel Gerard est ici? [Скажи, здесь ли полковник Жерар?] – сказал он. – Mot d'ordre! – не отвечая, сказал часовой, загораживая дорогу. – Quand un officier fait sa ronde, les sentinelles ne demandent pas le mot d'ordre… – крикнул Долохов, вдруг вспыхнув, наезжая лошадью на часового. – Je vous demande si le colonel est ici? [Когда офицер объезжает цепь, часовые не спрашивают отзыва… Я спрашиваю, тут ли полковник?]

wiki-org.ru

Элитарная культура - Gpedia, Your Encyclopedia

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 27 июля 2018; проверки требует 1 правка. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 27 июля 2018; проверки требует 1 правка.

Элитарная культура — это культура привилегированных групп общества, её черты — закрытость, аристократизм и ценностно-смысловая самодостаточность. Это «высокая культура», противопоставляемая массовой культуре по типу воздействия на воспринимающее сознание, сохраняющего его субъективные особенности и обеспечивающего смыслообразующую функцию[1]. Элитарная культура характеризуется производством культурных ценностей, образцов, которые в силу своей исключительности рассчитаны на узкий круг людей.

Происхождение термина

Исторически элитарная культура возникла как антитеза массовой и свой смысл, основное значение проявляет в сопоставлении с последней. Суть элитарной культуры впервые была проанализирована X. Ортегой-и-Гассетом («Дегуманизация искусства», «Восстание масс») и К. Маннгеймом («Идеология и утопия», «Человек и общество в век преобразований», «Эссе социологии культуры»), которые рассматривали данную культуру как единственно способную к сохранению и воспроизводству основных смыслов культуры и обладающую рядом принципиально важных особенностей, в том числе способом вербального общения — языком, вырабатываемым её носителями, где особые социальные группы — священнослужителей, политиков, деятелей искусств — используют и особые, закрытые для непосвященных языки, в том числе латынь и санскрит.

Особенности

Субъектом элитарной, высокой культуры является личность — свободный, творческий человек, способный к осуществлению сознательной деятельности. Творения этой культуры всегда личностно окрашены и рассчитаны на личностное восприятие, вне зависимости от широты их аудитории, именно поэтому широкое распространение и миллионные тиражи произведений Толстого, Достоевского, Шекспира не только не снижают их значения, но, напротив, способствуют широкому распространению духовных ценностей[2]. В этом смысле субъект элитарной культуры является представителем элиты.

Вместе с тем предметы высокой культуры, сохраняющие свою форму — сюжет, композицию, музыкальную структуру, но изменяющие режим презентации и выступающие в виде тиражированной продукции, адаптированной, приспособленной к несвойственному для себя типу функционирования, как правило, переходят в разряд масскульта. В этом смысле можно говорить о способности формы являться носителем содержания[3].

Если иметь в виду искусство массовой культуры, то можно констатировать различную чувствительность его видов к данному соотношению. В области музыки форма в полной мере является содержательной, даже незначительные её трансформации (к примеру, широко распространенная практика перевода классической музыки в электронный вариант её инструментовки) приводят к разрушению целостности произведения. В области изобразительного искусства к аналогичному результату приводит перевод аутентичного изображения в иной формат — репродукции или цифрового варианта (даже при стремлении сохранения контекста — в виртуальном музее). Что же касается литературного произведения, то изменение режима презентации — в том числе с традиционного книжного на цифровой — не влияет на его характер, так как формой произведения, структурой являются закономерности его драматургического построения, а не носитель — полиграфический или электронный — этой информации. Определять подобные произведения высокой культуры, изменившие характер функционирования как массовые позволяет нарушение их целостности, когда вторичные или, по крайней мере, не основные их составляющие акцентируются и выступают в качестве ведущих. Изменение аутентичного формата феноменов массовой культуры приводит к тому, что изменяется сущность произведения, где идеи предстают в упрощенном, адаптированном варианте, а креативные функции сменяются социализирующими. Это связано с тем, что, в отличие от высокой культуры, сущность массовой культуры состоит не в творческой деятельности, не в производстве культурных ценностей, а в формировании «ценностных ориентаций», соответствующих характеру господствующих общественных отношений, и выработке стереотипов массового сознания членов «потребительского общества». Тем не менее элитарная культура является для массовой своеобразным образцом, выступая как источник сюжетов, образов, идей, гипотез, адаптируемых последней к уровню массового сознания.

По мнению И. В. Кондакова [4], элитарная культура апеллирует к избранному меньшинству своих субъектов, как правило, являющихся одновременно её творцами и адресатами (во всяком случае, круг тех и других почти совпадает). Элитарная культура сознательно и последовательно противостоит культуре большинства во всех её исторических и типологических разновидностях — фольклору, народной культуре, официальной культуре того или иного сословия или класса, государства в целом, культурной индустрии технократического общества XX века и т. п. Философы рассматривают элитарную культуру как единственно способную к сохранению и воспроизводству основных смыслов культуры и обладающую рядом принципиально важных особенностей:

  • сложностью, специализированностью, креативностью, новационностью;
  • способностью формировать сознание, готовое к активной преобразующей деятельности и творчеству в соответствии с объективными законами действительности;
  • способностью концентрировать духовный, интеллектуальный и художественный опыт поколений;
  • наличием ограниченного круга ценностей, признаваемых истинными и «высокими»;
  • жесткой системой норм, принимаемых данной стратой в качестве обязательных и неукоснительных в сообществе «посвященных»;
  • индивидуализацией норм, ценностей, оценочных критериев деятельности, нередко принципов и форм поведения членов элитарного сообщества, становящихся тем самым уникальными;
  • созданием новой, нарочито усложненной культурной семантики, требующей от адресата специальной подготовки и необъятного культурного кругозора;
  • использованием нарочито субъективной, индивидуально-творческой, «остраняющей» интерпретации обычного и привычного, что приближает культурное освоение реальности субъектом к мысленному (подчас художественному) эксперименту над нею и в пределе замещает отражение действительности в элитарной культуре её преобразованием, подражание — деформацией, проникновение в смысл — домысливанием и переосмысливанием данности;
  • смысловой и функциональной «закрытостью», «узостью», обособленностью от целого национальной культуры, что превращает элитарную культуру в подобие тайного, сакрального, эзотерического знания, табуированного для остальной массы, а её носители превращаются в своего рода «жрецов» этого знания, избранников богов, «служителей муз», «хранителей тайны и веры», что часто обыгрывается и поэтизируется в элитарной культуре.

См. также

Примечания

www.gpedia.com

Определение и примеры элитарной культуры, ее отличие от массовой

Элитарная или высокая культура долгие годы остается недоступной для понимания большинства людей. Это и объясняет ее название. Она создается и потребляется узким кругом людей. Большинство людей даже не догадываются о существовании такой формы культуры, незнакомы с ее определением.

Элитарная, народная и массовая — есть ли сходство

Народное творчество является основоположником любого другого культурного направления в целом. Ее произведения создаются безымянными творцами, они идут из народа. Такие творения передают особенности каждого времени, образ и стиль жизни людей. К такому типу искусства относятся сказки, былины, мифы.

Это интересно: что такое архаизмы, примеры в русском языке.

Массовая культура развивалась на основе народной. Она обладает большой аудиторией и направлена на создание таких произведений, которые будут понятны и доступны каждому. Она имеет меньшую ценность, чем любая другая. Результаты ее деятельности выпускаются в больших объемах, они не учитывают изысканных вкусов или душевной глубины людей.

Элитарная культура создается профессионалами для конкретного круга людей, обладающих определенным уровнем образования и знаний. Она не стремится завоевать симпатию масс. С помощью таких произведений мастера ищут ответы на вечные вопросы, стремятся передать глубину человеческой души.

Со временем произведения высокого творчества могут быть оценены массами. Тем не менее, уходя в народ, такое творчество остается высшей ступенью в развитии любого вида искусства.

Это интересно: для чего человеку нужна физическая культура?

Особенности и признаки элитарной культуры

Наилучшим образом отличия и признаки элитарных произведений искусства можно увидеть в их сравнении с массовыми.

  1. Элитарная культура противопоставляет простоте массовой культуры закрытость и сложность восприятия. По-настоящему понять и оценить произведения элитарной культуры под силу только высокообразованному человеку. Такая культура не стремится к массовому понимаю. Она нацелена именно на узкий круг людей, не затрагивая интересы и чувства масс.
  2. Очень важным отличием также является то, что массовая культура нацелена на чувства людей, рисуя в центре каждого произведения людей и их переживания. Работы творцов часто вовсе не передают каких-либо чувств и эмоций.
  3. Именно произведения высокой культуры закладывают направление развития каждого вида искусства в целом. Многие особенности творений элитарных мастеров в дальнейшем переходят в массовое использование. Однако она заметно опережает развитие любой другой культуры. Уходя в народ, произведения элитарной культуры на протяжении всей истории своего существования могут остаться до конца не понятыми большинством людей. Ведь высокая культура не рассматривает уровень развития и образования масс, она не стремится завоевать их симпатию.

Это интересно: определение оперы, как возник этот жанр?

Все признаки элитарного искусства противопоставляются массовым или народным, которые создаются для широкого круга зрителей. Поэтому ее результаты часто остаются непонятыми и неоцененными большинством людей. Осознание их величия и значимости происходит только спустя не одно десятилетие, а иногда и столетие.

Какие произведения относятся к элитарной культуре

Многие примеры элитарных произведений в настоящее время известны каждому.

  1. В сфере музыки можно назвать шедевры Баха, Чайковского, Моцарта. Сегодня этих творцов знают все. Но их произведения в свое время были оценены только узким кругом людей. Классическая музыка редко используется для повседневного плей-листа большинства людей, несмотря на то, что многие признают ее величие и значимость. Это говорит о том, что многие итоги массового творчества затуманивают сознание большей части людей, лишая его стремления к великому и прекрасному.
  2. В литературе можно отметить таких авторов, как Шекспир, Достоевский, Кафка. Их творения и по сей день остаются очень далекими и непонятными для многих людей. Однако экспертами во всем мире они признаны поистине великими.
  3. Множество примеров можно встретить и в области изящных искусств. Сюда относятся произведения таких творцов, как Ван Гог, Микеланджело, да Винчи.
  4. Прекрасным примером также является балет. Сегодня считается модным посещать подобные мероприятия. Однако изначально такая сфера искусства, как балет, была предназначена только для определенного круга зрителей. Несмотря на популярность балета в настоящее время, истинное понимание сути представления доступно далеко не каждому зрителю.
  5. Очень ярко выражают отличия элитарного искусства произведения известных кутюрье. Высокая мода очень далека от привычной жизни масс. Поэтому многие произведения великих мастеров часто вызывают недоумение и даже смех у большинства населения. Тем не менее, высокая мода диктует направление развития модных тенденций, которые со временем доходят и до большинства людей, иногда в измененном виде.

Это интересно: где в Москве находится Третьяковская галерея, адрес.

Группа людей, для которых создаются такие шедевры искусства, может не выделяться старинным именем, знатностью рода и прочими отличиями, которые в обыденной речи характеризуют элиту. Понять и оценить такие творения можно только с помощью определенного уровня развития, набора знаний и навыков, чистого и ясного сознания.

Примитивное массовое творчество не сможет помочь в развитии уровня интеллекта и образованности.

Оно не затрагивает глубины человеческой души, она не стремится познать суть бытия. Оно подстраивается под требования времени и желаний потребителя. Именно поэтому развитие элитарной культуры очень важно для всего человечества. Именно такие произведения помогают пусть и небольшому кругу людей сохранять высокий уровень образования и способность оценить поистине прекрасные произведения искусства и их авторов.

Это интересно: опера “Князь Игорь” – краткое содержание.

obrazovanie.guru

Элитарная культура — WiKi

Исторически элитарная культура возникла как антитеза массовой и свой смысл, основное значение проявляет в сопоставлении с последней. Суть элитарной культуры впервые была проанализирована X. Ортегой-и-Гассетом («Дегуманизация искусства», «Восстание масс») и К. Маннгеймом («Идеология и утопия», «Человек и общество в век преобразований», «Эссе социологии культуры»), которые рассматривали данную культуру как единственно способную к сохранению и воспроизводству основных смыслов культуры и обладающую рядом принципиально важных особенностей, в том числе способом вербального общения — языком, вырабатываемым её носителями, где особые социальные группы — священнослужителей, политиков, деятелей искусств — используют и особые, закрытые для непосвященных языки, в том числе латынь и санскрит.

Субъектом элитарной, высокой культуры является личность — свободный, творческий человек, способный к осуществлению сознательной деятельности. Творения этой культуры всегда личностно окрашены и рассчитаны на личностное восприятие, вне зависимости от широты их аудитории, именно поэтому широкое распространение и миллионные тиражи произведений Толстого, Достоевского, Шекспира не только не снижают их значения, но, напротив, способствуют широкому распространению духовных ценностей[2]. В этом смысле субъект элитарной культуры является представителем элиты.

Вместе с тем предметы высокой культуры, сохраняющие свою форму — сюжет, композицию, музыкальную структуру, но изменяющие режим презентации и выступающие в виде тиражированной продукции, адаптированной, приспособленной к несвойственному для себя типу функционирования, как правило, переходят в разряд масскульта. В этом смысле можно говорить о способности формы являться носителем содержания[3].

Если иметь в виду искусство массовой культуры, то можно констатировать различную чувствительность его видов к данному соотношению. В области музыки форма в полной мере является содержательной, даже незначительные её трансформации (к примеру, широко распространенная практика перевода классической музыки в электронный вариант её инструментовки) приводят к разрушению целостности произведения. В области изобразительного искусства к аналогичному результату приводит перевод аутентичного изображения в иной формат — репродукции или цифрового варианта (даже при стремлении сохранения контекста — в виртуальном музее). Что же касается литературного произведения, то изменение режима презентации — в том числе с традиционного книжного на цифровой — не влияет на его характер, так как формой произведения, структурой являются закономерности его драматургического построения, а не носитель — полиграфический или электронный — этой информации. Определять подобные произведения высокой культуры, изменившие характер функционирования как массовые позволяет нарушение их целостности, когда вторичные или, по крайней мере, не основные их составляющие акцентируются и выступают в качестве ведущих. Изменение аутентичного формата феноменов массовой культуры приводит к тому, что изменяется сущность произведения, где идеи предстают в упрощенном, адаптированном варианте, а креативные функции сменяются социализирующими. Это связано с тем, что, в отличие от высокой культуры, сущность массовой культуры состоит не в творческой деятельности, не в производстве культурных ценностей, а в формировании «ценностных ориентаций», соответствующих характеру господствующих общественных отношений, и выработке стереотипов массового сознания членов «потребительского общества». Тем не менее элитарная культура является для массовой своеобразным образцом, выступая как источник сюжетов, образов, идей, гипотез, адаптируемых последней к уровню массового сознания.

По мнению И. В. Кондакова [4], элитарная культура апеллирует к избранному меньшинству своих субъектов, как правило, являющихся одновременно её творцами и адресатами (во всяком случае, круг тех и других почти совпадает). Элитарная культура сознательно и последовательно противостоит культуре большинства во всех её исторических и типологических разновидностях — фольклору, народной культуре, официальной культуре того или иного сословия или класса, государства в целом, культурной индустрии технократического общества XX века и т. п. Философы рассматривают элитарную культуру как единственно способную к сохранению и воспроизводству основных смыслов культуры и обладающую рядом принципиально важных особенностей:

  • сложностью, специализированностью, креативностью, новационностью;
  • способностью формировать сознание, готовое к активной преобразующей деятельности и творчеству в соответствии с объективными законами действительности;
  • способностью концентрировать духовный, интеллектуальный и художественный опыт поколений;
  • наличием ограниченного круга ценностей, признаваемых истинными и «высокими»;
  • жесткой системой норм, принимаемых данной стратой в качестве обязательных и неукоснительных в сообществе «посвященных»;
  • индивидуализацией норм, ценностей, оценочных критериев деятельности, нередко принципов и форм поведения членов элитарного сообщества, становящихся тем самым уникальными;
  • созданием новой, нарочито усложненной культурной семантики, требующей от адресата специальной подготовки и необъятного культурного кругозора;
  • использованием нарочито субъективной, индивидуально-творческой, «остраняющей» интерпретации обычного и привычного, что приближает культурное освоение реальности субъектом к мысленному (подчас художественному) эксперименту над нею и в пределе замещает отражение действительности в элитарной культуре её преобразованием, подражание — деформацией, проникновение в смысл — домысливанием и переосмысливанием данности;
  • смысловой и функциональной «закрытостью», «узостью», обособленностью от целого национальной культуры, что превращает элитарную культуру в подобие тайного, сакрального, эзотерического знания, табуированного для остальной массы, а её носители превращаются в своего рода «жрецов» этого знания, избранников богов, «служителей муз», «хранителей тайны и веры», что часто обыгрывается и поэтизируется в элитарной культуре.

ru-wiki.org

Элитарная культура vs массовая

Элитарная культура имеет достаточно размытые границы, особенно в настоящее время с тенденциями стремления элементов массы к выражению индивидуальности. Ее особенность в том, что она обречена быть непонятой большинством людей, и это является одной из главных ее характеристик. В этой статье мы узнаем, что такое элитарная культура, каковы ее основные характеристики и сопоставим ее с массовой.

Что это такое

Элитарная культура - это та же «высокая культура». Она противопоставляется массовой, что является одним из методов ее обнаружения в общем культурном процессе. Это понятие впервые было выделено К. Манхеймом и Х. Ортегой-и-Гассетом в их трудах, где они вывели его именно как антитезу понятия массовой культуры. Они подразумевали под высокой культурой ту, которая содержит в себе смысловое ядро, способное развивать человеческую индивидуальность, и из которого может следовать продолжение создания других ее элементов. Еще одно направление, которое они выделили – наличие особенных вербальных элементов, доступных для узких социальных групп: например, латынь и санскрит для священнослужителей.

Элитарная и массовая культура: противопоставление

Они противопоставляются друг другу по типу воздействия на сознание, а также качеством смыслов, которые содержат их элементы. Так, массовая направлена на более поверхностное восприятие, которое не требует специфических знаний и особенных интеллектуальных усилий, чтобы понять культурный продукт. В настоящее время происходит усиленное распространение массовой культуры из-за процесса глобализации, который, в свою очередь, распространяется посредством СМИ и стимулируется капиталистическим устройством общества. Массовая культура, в отличие от элитарной, предназначена для широкого круга лиц. Сейчас мы видим ее элементы повсюду, и особенно ярко она проявляется в программах телевизионных каналов и кинематографе.

Так, голливудское кино можно противопоставить артхаусному. При этом первый тип фильмов акцентирует внимание зрителя не на смысле и идеи истории, а на спецэффектах видеоряда. Здесь качественное кино подразумевает интересное оформление, неожиданный, но простой для восприятия сюжет.

Элитарная культура представлена фильмами артхауса, которые оцениваются по другим критериям, чем голливудские продукты подобного рода, главный из которых – смыслосодержание. Так, качество видеоряда зачастую в подобных фильмах занижено. На первый взгляд причиной низкого качества съемки служит либо отсутствие хорошего финансирования, либо дилетантство режиссера. Однако, это не так: в кино артхаус функция видео – передать информацию и смысл идеи. Спецэффекты могут отвлекать от этого, поэтому они не свойственны продуктам подобного формата. Идеи артхауса оригинальны и глубоки. Очень часто в изложении простой истории спрятан от поверхностного понимания глубокий смысл, раскрывается настоящая трагедия личности. В ходе просмотра этих фильмов часто можно отследить, что режиссер сам пытается найти ответ на поставленный вопрос и изучает героев по ходу съемки. Предсказать сюжет артхаусного кино практически невозможно.

Характеристика высокой культуры

Элитарная культура имеет ряд характеристик, которые отличают ее от массовой:

  1. Ее элементы направлены на отображение и изучение глубинных процессов психологии человека.
  2. Она имеет замкнутую структуру, доступна для понимания лишь незаурядным личностям.
  3. Отличается оригинальностью художественных решений.
  4. Содержит минимум изобразительных средств.
  5. Обладает способностью выражать нечто новое.
  6. В ней происходит апробация того, что в дальнейшем может стать классикой или тривиальным искусством.

 

fb.ru